Литературный портал

Современный литературный портал, склад авторских произведений

За час до полуночи (Предисловие)

  • 05.07.2017 18:55

 

Каждая история имеет свое начало и конец. Иногда, нам она не нравится. Иногда, мы ее не понимаем. Порой, может показаться, что жизнь несправедлива. Это правда. Не каждая история заканчивается счастливым концом. Не каждая жизнь наполнена яркими красками. Не бывает только светлых полос жизни, они чередуются с черными, и каждый раз, самозабвенно, изменяются. А как же хочется порой, испытать что-то хорошее. Хотя бы раз в жизни, почувствовать себя кем-то другим, кем-то более счастливым. Хочется познать, этот чертов счастливый конец, но его нет. Что  меня ждет? Ничего. Смерть. Одиночество. Страх. Все чувства перемешались, будто они что-то значат для кого-то. Да плевать, все хотели на меня. Я просто ничтожество. Ничего из себя не представляю. Расходный материал, который можно использовать, а потом взять и выкинуть, как надоевшую вещь или отдать кому-то. Если бы я знала, что все повернется именно так. Чтобы я тогда сделала? Ничего. Глупо, думать об этом сейчас. Что сделано, то сделано. Надо смириться с этим бесконечным и несправедливым потоком жизни. Я ничего не могу. Слишком слаба. Слишком устала. Я думала на смертном одре человека посещают видения прошлого, но я ничего не вижу. Пусто. Будто у меня нет прошлого. Да, и правда. Теперь, мое прошлое не так важно, ведь настоящее заранее предрешено, а в настоящем, в ближайший час, меня ждет смерть. Сколько сейчас времени? Как давно я тут? Глупые вопросы… Я так наивна и глупа. Но что поделать, чего не делает глупость в человеческом сознании. Тяжелый вдох. Больно дышать. Кажется, будто тело пронзают тысячи кинжалов. Не могу шевелиться. Любое движение отдается резкой болью. Тут темно. Удивительно. Мне не страшно, мне все равно на страх. Я растеряла все чувства, и приняла все, как должное. Странно. Меня бросает, то в жар, то в холод. Да и само по себе, тут душно. И тесно. Слышу, рев машины. Видимо, я в багажнике. Ну а, где еще? Это же было очевидно. Затылок изнывает от боли. Я думала мне просто раскрошат череп, но нет. Это ерунда, по сравнению с тем, что они сделали. Чувствую привкус крови во рту. Пару зубов мне точно выбили. Надеюсь, не передние. Хотя…какая разница, я ведь так и так, не доживу до утра. Да, и если подумать. Не хочу доживать. Не хочу помнить о том, что было. От мыслей, на глаза наворачиваются слезы. Я никогда не думала, что стану падшей. Не думала, что мои наивные, глупые, детские мечты сломают, будто карточный домик. Я точно не стану прежней. Не смогу принять случившееся. Душа расколота на части, а сердце просто бьется, наивно полагая, что я хочу продолжить эту жизнь. Эту жестокую, полную фальши и бесчестия жизнь. Смерть. Вот мое спасение. Спасение от боли и воспоминаний. Хочу умереть. Взять и перестать дышать. Задохнуться. Пожалуйста. Я хочу этого. Если бы я верила в Бога, я бы попросила его о смерти. Но я не верю. И просить не люблю. Сквозь, немного приоткрытый багажник, через совсем маленькое его отверстие, я вижу очертания неба. Странно. Оно какое-то особенное сегодня. Ночь. Наверняка, сейчас около полуночи. Небо темное. Нет. Оно не темное, оно черное, словно атласные покрывала. Луна красивая, полная, горит и разгорается все ярче, в свете раскиданных на небосводе звездах. Ненавижу. Ненавижу. Ненавижу. Не хочу этого видеть. Не хочу осознавать, что все для меня так просто заканчивается. Чертово, небо. Да, это просто небо. Звезды, просто яркие, пустые сгустки. А луна, это просто планета. Не хочу видеть. Не хочу понимать. Пытаюсь, закрыть глаза. Вдох. Помогает немного. Правда, дрожь не утихает. Но да ладно, плевать. Нет. Мне не плевать. Я не хочу. Я не хочу, так умирать. Не хочу, чтобы меня запомнили, как изнасилованную и никому ненужную, наивную дурочку. Все тело дрожит. Не могу больше терпеть. Хочу кричать. Хочу кричать, так громко, чтоб на мои крики сбежались. Сглатываю. Не помогает. Ничего не чувствую, даже вкус крови пропал. Во рту сухо. Пытаюсь, издать хотя бы малейший звук. Безуспешно. В определенный момент, не знаю спустя сколько минут, просто перестаю слышать. Уши заложило. Ну или я оглохла. Неважно. Это уже неважно. Я просто не слышу. Глупо. Но я рада. Постепенно, все мое тело откажет и я умру быстро. Не понимаю, чего я хочу. Я словно разделилась на двое. Одна моя часть, желает умереть….умереть быстро, и безболезненно. Вторая, наоборот….хочет жить, бороться, сражаться. А надо ли мне это? Чего я вообще хочу? Молчание. Правильно. Я ничего не хочу. Это чувство отвратительно. Оно ужасное из всех чувств. Когда твоя жизнь становится тебе полностью безразличной, это означает только одно, конец неминуем. Да и если бы у меня был хотя бы маленький шанс, я бы не воспользовалась им. Ну вот. Я сама все решила. Я просто умру. Быстро же я приняла решение. Не хочется думать о том, что я могу передумать. Надо уснуть. Надо потерпеть. Скоро эта пытка закончится. Весь этот Ад прекратится. Мысли не отпускают. Вся жизнь это театр абсурда. Вся моя жизнь оказалась сплошным недоразумением. Родилась. Пожила до двадцати. И бац…бух. Вот тебе и конец. Помнится, мне пророчили великое будущее. А где я сейчас? Правильно. По уши в дерьме. Но не долго осталось. Никто не будет скучать по мне. Когда меня не станет ничего в этом мире не изменится. Все так и будет по прежнему. Люди будут рожаться и умирать, заделывая себе подобных. А моя смерть будет просто смертью. А когда мое тело найдут. Хотя…вряд ли меня найдут. Одно, обидно. Никто не накажет этих козлов, убивших меня. Все сойдет им с рук. Может оно и к лучшему. Черт. Я не узнаю себя. Я какая-то другая стала. Видимо, я начинаю сходить с ума. Эти уроды заслужили смерти. Но вот только не мне их убивать. Пытаюсь рассмеяться, но получается какой-то непонятный звук. А сам смешок застревает, где-то в горле. На несколько секунд, теряю ориентацию в пространстве. Не могу понять, где я и кто я. А главное, что со мной. Все накатывает волной. Я внезапно осознаю, что почти перестала ощущать ноги. Да уж. Нехило меня приложили. Неожиданный свет ударяет в глаза. Вижу две отвратительные физиономии моих мучителей. Перед глазами все расплывается. Не могу разобрать черт их лиц. Закрываю глаза. Когда же это прекратится? Они явно удивлены, да и я тоже, честно говоря, ибо вновь смогла слышать, но вот только они удивлены моей живости.

— Эй…она жива еще! — проговорил один.

— Да быть того не может..! — проговорил второй, приближая свое лицо к моему.

Если бы могла харкнула в его противную рожу. Да вот только харкать не чем, да и сил, как таковых, на какую-то борьбу или протесты больше нет. Чувствую, как этот недочеловек, проводит своей рукой по моей щеке.

— Тьфу, ты…живучая сука! — говорит цинично, вытирая свою руку об салфетку.

Ну да. Живучая. Если учитывать, что ты и твои дружки пустили меня по кругу, а потом избили до полусмерти, жива я уж точно быть не должна. Сама в себе удивляюсь.

— Давай закончим с этим…мне тут не нравится! — проговорил второй более тихо.

— Да ладно тебе! Лес…природа…ночь….романтика… — с ковыркой заговорил первый.

— Ты про то, что мы труп закапывать собрались не забывай, романтик фигов…. — более серьезно говорит второй.

Эй! Я не труп. Я еще пока живая. Чувствую противные руки на своем теле. Внезапно, оказываюсь в состоянии невесомости. Кажется, меня подняли. Один взял за ноги, второй за подмышки.. Да хренас два, я умру. А если умру, то мой призрак их в покое не оставит. Изведу. Хочется засмеяться, но не выходит. Видимо, это и называют сумашедствием. Становится холодно. Видимо, меня положили на землю. Рукой нащупываю землю и траву. Пытаюсь пошевелиться, или перевернуться. Не могу. Мне очень больно. Любое движение приносит адскую боль. Слышу разговоры, но не в состоянии уловить суть. Не выходит. Открываю глаза. Мир кружится. Я вижу небо. Луны нет. Звезд тоже. Все заполонили тучи. Накрапывает дождик. Скоро это кончится. Осталось чуть-чуть. Снова чувствую этих мужчин. Они поднимают меня и тащат к приготовленной для меня могиле. Раскачивают и кидают вниз. Падаю, ударяясь спиной. Услышала треск. Видимо, это позвоночник. Широко раскрываю глаза. Смотрю на них. Вижу лица обоих. Уже четко. Надо запомнить эти лица, чтобы думать о том, как они сдохнут. Первый молодой. Около двадцати пяти лет. Беловолосый с тусклыми зелеными глазами. По телосложению щупленький с проступающими ключицами и скулами. Синяя рубашка в которую он одет, довольно хорошо это показывает. Лицо напряжено. Плечи дрожат. Он падает на колени и смотрит на меня. В его глазах я вижу страх. Неужели, он боится?

— Она…она так смотрит…. — мямлит блондин.

— Она уже труп…не бойся… — говорит мужчина.

Перевожу взгляд на него. Он гораздо старше. Около пятидесяти. Седовласый, в черных, непроницаемых очках. Довольно крупный и поросший щетиной. На его лице красуется ухмылка. Уверена, вины он не ощущает. Такие люди вины не чувствуют. Обидно. Дико обидно и больно. Хочется убить их на месте.

— Оревуар, юная леди, были рады познакомиться с вами…  — говорит он и делает странный жест рукой.

Средним и указательным пальцем касается виска. Это похоже на жест, что делают военные. Снимает пиджак и кидает на меня. Пиджак попадает на мое лицо. Не могу скинуть его. Не могу ничего сказать. Такое чувство будто мне вырвали язык. Пытаюсь дышать. Начинаю ощущать, как земля начинает постепенно зарывать меня. Сначала ноги, потом туловище, а затем и голову. Плачу. Слезы сами бегут по моим щекам. Становится тяжело дышать. Ну вот и все. Скоро все прекратится. Уже. Нет. Я так не хочу. Не могу. Хочу умереть иначе, но не так. Хочу умереть по-другому. В старости, в окружении детей и внуков, но не сейчас. Я ведь еще толком и не пожила. Почему все так? Ну почему? Почему одни получают все, а другие ничего? Чем я так провинилась, что лежу зарытая, где-то в лесу. Я же просто хотела быть счастливой. Я же просто хотела быть любимой. Я же просто хотела жить, как и все. В ушах защелкало. Пытаюсь сжать кулаки. Нет. Я должна пытаться. Должна спастись. Пытаюсь пошевелиться, но слой земли и ушедшие силы не дают возможности. Я просто исчезну. Какая разница. Человеческая жизнь ничего не стоит. Совершенно, ничего не стоит. Пустота. Пугающая пустота становится моим спутником в этом бесконечном одиночестве. Она всем своим существом наполняет меня. Кажется, будто она живое существо. Ада — нет. Рая — нет. Что же меня ждет? Не буду гадать. Скоро и так узнаю это. Ощущаю, чье-то присутствие. Но я под землей. Тут никого не может быть. Логично же? Но разве мозгу объяснишь это. Диафрагма сжимается. Я чувствую, как быстро бьется мое сердце. Твою мать, я жива еще. Я точно не человек. Странно. Чувство страха отступает, также быстро, как и охватывает меня. Вновь, эта блаженная пустота окутывает меня в свои одеяла, одно за другим. Нежно обагряя душу, заботясь о моих чувствах, помогает моему сердцу остановится, а мне уйти. Издаю вдох. Мой последний вдох. Но тут, голос. Голос в моей голове. Я точно слышу голос. Наверное, это мой мозг, хотя нет, наверное это мое подсознание. Что за черт? Этот голос….Сначала, тихий, затем более громкий голос. Страшно. Это пугающее чувство страха.

— Тебе страшно. Одиноко. Весь мир отверг тебя, будто никому ненужную вещь. Ты боишься? Конечно. Ты боишься. Но торопиться некуда. На пару минут, я отсрочу твою смерть, так и быть. Знаешь, мне очень хочется пообщаться с человеком, который вот-вот умрет…..

Мягкость и теплота этого голоса завораживает. Я бы слушала слова произносимые этим существом, вечно. Тьфу ты. Какая к черту теплота? Какая к черту мягкость? Здесь точно ничего теплого нет, а мягкого так тем более. Я видимо сошла с ума. Теперь, я точно уверена в этом.

— Не бойся меня. Я всего-навсего, хочу помочь тебе избежать игры этой жестокой судьбы. Чтобы получить, что-то ценное, нужно отдать что-то, такое же ценное. Круговорот справедливости в мире, знаешь ли! Равноценный обмен. Наивно было полагать, что твоя жизнь могла бы быть иной. От проказницы судьбы не сбежишь. И если тебе суждено умереть в двадцать лет, то это произойдет, как бы сильно ты не пыталась изменить порядок жизни. Я и сам признаться честно, тоже не люблю, нашу жизнь. Чересчур, несправедливые у нее порядки. А главное, безнаказанность. Но рано или поздно, каждый получит по заслугам. Какие бы злодеяния он не совершил. Каждый будет наказан по всей строгости закона жизни….

Как же мне хочется прервать эту тираду. Как же меня раздраконил этот типчик, что нес эту лабуду у меня в голове. Но я ничего не могу. Совершенно ничего. Я лежу под землей, и мое второе Альтер-эго только что вылезло наружу. Поговорить решило. Попрощаться напоследок. Смешно. Вся моя жизнь это смех на палочке. Как же я хочу закричать на этого невидимого собеседника, но я не могу. Я могу просто слушать, мысленно проклиная еще одну головную боль.

— Ты думаешь, я шучу? Но нет….я готов пойти тебе навстречу! Готов помочь тебе. Я воскрешу тебя. Сотку твою душу по-новому. Я сделаю так, что ты вновь увидишь эту жизнь. Заключи со мной сделку и я сделаю так, что ты навсегда забудешь о боли! Давай…просто скажи, да. Не бойся, я просто напросто позволю тебе жить в твоем же теле, которое исцелю. Ты забудешь о старости, о смерти. Я позволю тебе жить в этом мире. Дам тебе шанс, закончить все свои дела. Дам тебе шанс. Все будет иначе, все будет по другому. Ну давай же. Скажи, что ты заключишь со мной контракт?

Вот это точно не входило в мои планы. Да и какие планы, когда я умирать, вдруг собралась. Либо это происки моего воображения, либо это сам Сатана снизошел до моего общества. Интересно, почему? Я же просто человек. Бесполезный, жалкий человек. И душа у меня не особенно светлая. Хотя. Вряд ли это Сатана. Наверное, демон какой-нибудь. Ну а что? Это тоже довольно не плохо. Заботиться обо мне будут черти. Мило. Никогда не верила в божественные сущности. Даже когда в школе нам рассказывали о библии на уроках, я просто сгорала от скуки. Не верю. А вообще, если говорить честно, сейчас не время для философских рассуждений. Но а если хорошо подумать, я ведь и возразить не могу. И кстати говоря, я забыла о боли. Значит, это и называют смертью. То чувство, когда ты не чувствуешь боли. Даже думать не хочу, как я сейчас выгляжу. Моя психика точно этого не выдержит. Как же сильно я сейчас все и всех ненавижу. Бесит. Бесит. Бесит. Новая попытка закричать. И вновь безуспешная. Почему я? Почему со мной? Пытаюсь пошевелиться. Не могу. Я умерла. Я уже умерла. Нет. Нет. Нет. Не верю.

— Времени не остается. Ну же, девочка? Не глупи! Твой ответ?

Этот голос. Он такой родной и близкий. Так и хочется уцепиться за него, как за спасительную соломинку. Это мой шанс. Шанс спастись. Какая разница, какая жизнь ждет меня потом. Разве это имеет значения, сейчас? Разве это важно? Если я умру, то я умру. А тут, хотя бы маленький шанс. Скоро, все закончится. Либо я смирюсь, либо попытаюсь, что-то изменить. Плевать. Черт это или Бог. Неважно, кто протягивает мне руку помощи.  Главное, этот человек рядом, и ему не безразлична моя судьба. А значит, у меня шанс. Шанс спастись и начать все сначала. Я думала, что умру. Была уверена, что это конец, но нет. Я оживу. Я стану другой. Я буду жить. Буду жить по другому. Я всю изменю. Пытаюсь собраться с силами и ответить, но я не могу сказать. Я не могу сказать это паршивое слово. Я не могу сказать — да. Не могу. От этого хочется кричать. Я не хочу умирать. Смерть это слишком легкая для меня кара. Вот она я. Да. Узнаю себя. Я сама себя наказываю. Да. Так и есть. Плевать на то, о чем я думала. Я не слабая. Я сильная. Я смогу. Я буду жить. Стану я игрушкой беса или буду куклой. Плевать. Я хочу жить. Хочу выжить. Хочу стать кем-то другим. Я хочу быть живой. Хочу жить. Боль возвращается. Хочется кричать и плакать. Хочется вопить от боли и проклинать тех, кто сделал это со мной. Ненавижу их. Ненавижу. Ненавижу этот мир. Я отомщу. Я буду мстить. Дыхание учащается. Это мой шанс. Сейчас или никогда. Легкий едва ли уловимый шепот. Шепот на кровавых губах. Жизнь или смерть? Важно ли это? Нет. Конец, есть конец. Но не для меня.

— Да…. — единственное, что я сказала, прежде чем свет для меня окончательно померк.

Яндекс.Метрика