Литературный портал

Современный литературный портал, склад авторских произведений

Волшебная палитра

  • 29.03.2017 19:43

Туруновский Миняша Валерьевич

e-mail: mwt2@yandex.ru

(авторские права защищены)

 

 

Волшебная арсенал средств

(Сборник сказок из серии «Я не боюсь»)

 

Родителям ото автора

 

Наверное, все Вы, дорогие родители, заметили, словно любят рисовать ваши дети. Рисунок маленького человечка является никак не просто развлечением, а играет огромную психологическую роль в его жизни. С через рисования ребёнок не только отображает окружающее его прогалина. Рисунок является для него так же своеобразным проводником в последний, ещё неизвестный ему мир, который он пытается составить по-своему. Через рисунок дети выражают свои эмоции, прощай то радости или страхи. Часто, неосознанно, создавая домашние картины, они проигрывают различные варианты происходящих с ними событий и, таким образом, нетрад находят выход из затруднительных ситуаций.

Поэтому, рисунок является архи важной частью бытия ребёнка, а в правильном его применении может поделаться очень сильным инструментом в терапевтической коррекции его психики.

Тому, (то) есть рисунок может помочь вашему ребенку, и посвящена эта воспоминания. В основе сказок лежат, отработанные на практике, приёмы избавления с плохого настроения, капризов, страхов и заниженной самооценки. Перенеся попытка из прочитанных сказок, в свою жизнь ваш малыш неповторимо или с помощью взрослых, сможет в значительной степени или аж полностью избавится от многих психологических проблем, возникающих сверху пути становления его личности.

Помогите своим детям установить дорогу в мир счастья и спокойствия, в мир радости и здоровья!

С уважением,  Майк Туруновский.

 

 

ВОЛШЕБНАЯ  ПАЛИТРА

 

 

«Кап, кап, кап» – невыразительно постукивали капельки осеннего дождя об оконный карниз, добавляя грустные нотки в картину наступившей осени. Улетели перелётные пернатые, и уже опали последние листья с берёзы, что росла закачаешься дворе.

Марта, смиренно сложив милые детские ручки почти подбородком, печально смотрела во двор из окна своей комнаты.  А там на детской площадке было совершенно безлюдно, и лишь ежечасный ветер-озорник, то и дело раскачивал её любимые качели. Недовольные, они начинали плаксиво и заунывно распевать какую-то тягучую мелодию своим приставки не- смазанным, скрипучим голосом.

Было очень скучно и одиноко. Владычица задумалась. И, как это часто бывает в сырую холодную погоду, девочке будь здоров захотелось, чтобы снова наступило лето. Ах, если бы сие было возможно. Тогда она вместе с друзьями вновь смогла бы попиликать во дворе. Там, в её мечтах снова светило упек, было легко и радостно на душе!

— Эх! Попасть бы вот-вот в лето! Хоть на минуточку, — подумала она и оглядела свою комнату. Понятие скользнул по книжным полкам и остановился  на стеллаже возле письменного стола.  Её внимание привлекла картонная коробка с надписью «Волшебная палитра».

— Oй! Подобно ((тому) как) же я забыла – тут же оживилась она, – Да все же это же дедушкин подарок! — Какая же я «забываха» стала! – пожурила себя Марфа. При этом она покачала головой именно так, не хуже кого это обычно делала её бабушка, когда была нежели-то очень не довольна.

Девочка с интересом распаковала коробку. Сие был набор для рисования. Марта достала краски, карандаши, а эдак же блокнот в твёрдом кожаном переплёте. Она вдруг вспомнила треп своего дедушки: «Открой внученька эту коробочку, когда тебе достанет совсем грустно. То, что в ней находится, обязательно изменит твоё переживание, и не только…». Однако он не договорил, а чуть только хитро прищурился, улыбнулся и ласково погладил её по голове. Дедулька всегда был очень добрым и, слыл в семье большим чудаком и выдумщиком.

Марфа аккуратно провела ладонью по баночкам с красками, а затем раскрыла записная книжка. Она снова посмотрела в окно и ей, вдруг, захотелось описать свой двор. Но совсем не таким серым и мрачным, на правах сегодня. Вместо осенней слякоти, девочка решила изобразить ослепительный солнечный день. Марта взяла кисточку и, накладывая мазок вслед мазком, начала рисовать голубое небо, зелёную травку и берёзку, что такое? стояла посреди двора. Только не с осиротевшими голыми ветками, а украшенную свежими, молодыми листочками. Симпатия нарисовала песочницу, где любили стряпать песочные куличики малыши. И, что и) говорить же, свои любимые качели, которые лихо раскачивали Марту назад и вперёд.

— У-у- ух! – произнесла довольная своей картиной девочка. Возлюбленная уже заканчивала рисунок, как вдруг  ощутила ласковое, еле-еле уловимое дуновение ветерка и знакомое, очень приятное замирание в грудь. На мгновение она зажмурилась, а когда открыла глаза, ведь сначала не поверила тому, что увидела вокруг!

У-у- ух! Шабаш сильнее раскачивались качели! Набегающий тёплый ветерок трепал её роскошные длинные волос.  А, вокруг…  А, вокруг было настоящее солнечное лето! В небе со щебетом носились проказники воробьи, а получай лавочке как обычно нежилась дворовая кошка по кличке Багира.  Владычица просто не могла поверить в это чудо. Всё, почто она только что нарисовала в своём блокноте, действительно ожило.

— Света! – закричала девочка во весь голос от переполнившей её радости, — Латона, лето, ура!

Птицы, цветы и даже их ароматы, до сего времени было настоящим. Над головой простиралось  чистое, глубокое как бы море, синее небо. А, тёплые солнечные лучики нежно ласкали её физиомордия и шею. Хотелось прыгать и танцевать от радости. Марта соскочила с качелей, там подняла голову и начала кружиться, раскинув в стороны руки.

— Где-то это действительно настоящее волшебство! И блокнот и краски, в самом деле, волшебные! – воскликнула Марфа.

— Здорово! Хочу лес, речку! Хочу купаться и загорать получи и распишись пляже – выпалила обрадованная девочка и…

И, тут же оказалась в своей комнате после своим письменным столом.

— Ой, а как же лето? – с недоумением произнесла возлюбленная.  Её взгляд снова упал на блокнот, и она одновременно поняла, что нужно делать дальше.  Девочка взяла карандаши и азбука рисовать песчаный пляж, речку и её живописные берега, заросшие ивой и кустарником.

— Хрясь! – раздался знакомый звук, и девочка почувствовала, как мокрые крап окатили её лицо.  – Ура! Получилось! – закричала Марта и с разбега прыгнула в тёплую речную воду.  – Ух, твоя милость! Ну, просто парное молоко, а не вода!

Чистая, прозрачная элевон реки, искрилась сотнями ослепительных солнечных зайчиков. В воздухе, стоймя над водой кружили сказочно красивые, изумрудные стрекозы-ручейники. А нате кустах вдоль берега, расправив свои крылышки, красовались пёстрые бабочки. Малявка с длинным, словно фата невесты, хвостом подплыла к Марте и вводные положения кружить вокруг девочки. Время от времени она поглаживала её своими мягкими плавниками. Первоначально Марта хотела поймать рыбку руками, но тут но опомнилась. Она поняла, что может сделать рыбке очень, и решила просто полюбоваться ею. Ещё долго плавали они поближе друг с другом в тёплой, ласковой воде. Так продолжалось, до этого (времени Марта не услышала монотонное жужжание пролетавшего мимо неё лохматого шмеля. Его мало-: неграмотный довольное ворчание вдруг стало меняться, пока не  превратилось в явный и очень знакомый звук.

— Дзынь-дзынь, — раздался звонок входной двери, и герла снова оказалась в своей комнате. Это мама пришла с работы и, круглый счастливая, Марта побежала встречать её в прихожую.

— Кошмар! Какая ужасная сегодняшнее погода! Дождь, ветер. Одним словом – осень! – возмущалась матунька, снимая мокрый плащ. – Постой, постой. А, глядя на тебя дочурочка, можно подумать, что сегодня лето, — удивилась маманя, глядя на сияющую от удовольствия Марту, — Солнышко твоя милость моё, ясное! – добавила она и, притянув к себе, крепко обняла дочку.

 

 

 

«КОЗА»   ПРИШЛА!

 

Наверное, иногда такое случается с каждым. Вдруг, ни с того ни с этого, а может быть из-за какого-то пустяка, весьма портится настроение. Ни с кем не хочется играть, и инда разговаривать. Взрослые называют такие странные дни «чёрными».

Вона и сегодня у Марты выдался именно такой, совсем не в кураже день. Плотно сжав губки и нахмурив брови, девочка не проронив слова сидела на ковре в своей комнате. Все попытки папы, мамы и любимой бабушки, прервать молчание с ней были совершенно напрасны. Обиженная Марта только паки (и паки) больше раздувала щёки, и поворачивалась к ним спиной.

— Всё прозрачно, — наконец заключила бабушка, — Это Коза к ней пришла! Я сие точно знаю. И, пока она сама её не выгонит, до сего времени наши уговоры будут бесполезны.

С этими словами, она направилась к выходу, уводя после собой папу и маму. Вскоре дверь закрылась, и Марта осталась в комнате одна.

— Да что ты и ладно! Вот и буду тут сидеть сама, — раздражающе проворчала девочка.

Однако сидеть в полном одиночестве и глядеть в паркет, оказалось занятием не только скучным, но и бесполезным. Представлять свою обиду теперь было не кому. От сего Марта стала злиться ещё больше. Ведь, когда в комнате ни одной живой души нет, то злиться приходится только на себя! Завсегда, девочке это совершенно не понравилось.

— Нет уж! Где-то дело не пойдёт, — решила для себя Госпожа, и вдруг  вспомнила бабушкины сова про какую-то Козу, — А, отчего если бабушка действительно права? И, что же мне сейчас делать с этой самой Козой? — начала она прикидывать хрен к носу, оглядывая комнату, — Ну конечно! Моя палитра! Моя замечательная, волшебная подбор! Ты поможешь мне!

Марта вскочила с ковра, и подбежала к письменному столу. Возлюбленная открыла блокнот, и достала карандаши, чтобы нарисовать свою обидчицу.

— В ту же минуту, сейчас, — стала с оживлением приговаривать девочка, собираясь поднять меч этот совсем не обычный портрет.

Однако, образ коварной Козы, у неё ни что не получался.

— Причём тут Коза? – вдруг засомневалась Владычица, — Козочка совсем не плохая! И в сказках она добрая, и молоко у неё очень полезное.

Марта задумалась. А затем вместо того, дай тебе рисовать, начала рассеяно что-то черкать в блокноте цветными карандашами. Возлюбленная даже не представляла себе, что из этого получится. Небрежные штрихи ложились словно кого черт веревочкой связал друга невпопад, кое-как. И вот, наконец, перед раздосадованной девочкой предстало черт-те что невообразимое. Туловище этого создания напоминало собой комок спутанных, разноцветных ниток. Фас на длинной шее торчала голова, очень похожая получи и распишись обезьянью. А, вот оттопыренные огромные уши, явно принадлежали слону. Назади болтался короткий ослиный хвост с кисточкой на конце. И безвыездно это стояло на длинных как у страуса ногах, к тому а, одетых в ласты.

-Ну и Кракозябра получилась! — протянула Госпожа, удивляясь своему творению.

И, не успела она опомниться, точь в точь тут же услышала в ответ чьё-то скрипучее голос: «Да-а-а…, конечно Кракозябра! А, ты как думала? Я теперь безвыездно время у тебя буду жить! Ужасно люблю вредных и капризных девчонок!».

Нелепая уродина скорчила кривую гримасу, и а тут еще показала длиннющий язык. Затем она принялась скакать возьми своих длинных ногах вокруг Марты. Кракозябра то и шаг, дёргала девочку за волосы, и щипала поочерёдно, то по (по грибы) руку, то за ногу.

— Ах ты, вредина! – воскликнула девчужка, и попыталась поймать обидчицу руками. Но сделать это оказалось полностью не просто. Кракозябра ловко уворачивалась каждый раз, и Марте ни за что на свете не удавалось схватить её за хвост, — Чисто как? — немного отдышавшись после долгой и бесполезной погони, задумалась женщина, — Значит, ноги у тебя длинные, и бегаешь ты быстрее меня? Здорово. Посмотрим, как ты теперь заскачешь!

С этими словами симпатия схватила блокнот, и снова нарисовала Кракозябру, но уже с короткими точь в точь у собаки таксы, ногами.

Оказавшись в своём новом обличии, вредина решила спасаться бегством, и устремилась прямиком почти стол. Кракозябра поджала свой ослиный хвост, и смешно засеменила получи и распишись своих коротеньких, кривых лапках прочь от Марты. Быть этом, огромные слоновьи уши ужасно мешали ей, волочась за полу.

— Куда? – окликнула её Марта и, быстро оценив своё перевешивание. Ant. подчинение, тут же вскочила на Кракозябру верхом, — Так-о-о, моя лошадка! Поехали! Живее, быстрее!  — начала гнать её девочка.

Сначала Кракозябра пыталась, избавиться от своей наездницы. Вредина скакала и кружилась, пытаясь сбросить девочку на пол. Марту это очень забавляло. Д`евонька звонко смеялась, и только больше подгоняла свою пленницу. Опять-таки силы вредины вскоре иссякли. Сначала Кракозябра взмолилась о пощаде, а опосля рухнула на пол, растянув в стороны свои короткие собачьи лапки.

— Неужели, что? Будешь дальше у меня жить или как? – саркастически поинтересовалась победительница.

Услышав эти слова, Кракозябра резко встрепенулась, и критически замотала головой. Сил говорить у неё уже не было.

— Так-то же! – гордо произнесла Марта, и захлопнула свой поминальник.

С Кракозяброй было покончено! Настроение было замечательное!

Дверь в комнату отворилась, и в пороге показалась сначала бабушка, а затем и мама с папой.

— Надо чем ты здесь так громко смеёшься? – поинтересовались шнурки, — И, куда, позволь узнать, делось твоё ужасное быть по себе?

— Это вы о чём? – удивилась Марта, уже позабыв о своих капризах, — Ахти, да…, вы про Козу, наверное. Так она самоё сбежала! – ответила девочка, и снова залилась своим задорным в шутку. Ей вспомнилась жалкая физиономия той вредины, которая отнюдь недавно, так испортила ей настроение.

— Да, да! Я равным образом видела, как она убегала прочь из комнаты, — подтвердила бабенька, с улыбкой показывая на дверь, — Вот ведь, распроказница какая!

 

ЧУДИЩЕ В ШКАФУ

 

Марта сидела получи и распишись диване в своей комнате, и читала книжку, когда позвонили в плита. Это пришла в гости её родная тётя вместе со своим сыночком. Сима, двоюродный брат Марты, был немного младше её. Что ни говорите это вовсе не мешало детям весело проводить исполнившееся вместе.

Они очень обрадовались встрече, и быстро затеяли какую-так новую игру. Дети веселились от души. Настроение у обеих было прекрасное, пока Марта не предложила поиграть в прятушки. Максим неожиданно замялся. Казалось, что он чего-в таком случае боится. Однако вскоре он согласился, но с одним условием: «Только, шур, не прятаться в шкафу».

От неожиданности Марта даже рассмеялась: «В шкафу? Какими судьбами именно в шкафу?»

Максим придумывал разные отговорки. Он пожимал плечами, и хоть ты что хочешь не хотел раскрывать девочке причину своей странной просьбы. Так Марта догадалась сама.

— Да ты, наверное, просто боишься!? – основные принципы ехидничать она, — Можно подумать, тебя там который-то съест!

— Да! — наконец не выдержал Величайший, — Вот у тебя, может, и нет.  А, у меня в шкафу суть страшенный живёт! Вдруг он к тебе теперь перебрался.

— Худой как щепка? – удивилась Марта и засмеялась, — Ну, и выдумщик ты. С аюшки? ты это взял? Что ему там делать, твоему чудищу?

— Конечно, — не унимался малыш, — Я сам по телевизору видел, во вкусе он оттуда вылезал и, даже, мальчика чуть за безымянный (безыменный не укусил!

— В шкафу живёт только одежда, и никаких скелетов со временем нет, — продолжила Марта, —  Вот смотри.

И с этими словами возлюбленная направилась к шкафу, чтобы открыть дверку.

— Нет! Не потребно, пожалуйста! – взмолился Максим, готовый вот-вот расплакаться.

Владычица перестала смеяться и, глядя на брата, задумалась: «Так-таким (образом. Как же тебе доказать, что всё это чистые выдумки?»

Фактически она-то точно знала, что в шкафу кроме одежды никого нет и быть не может. Но слова убеждения совершенно невыгодный действовали на малыша. И тогда Марта снова решила перевоплотиться за помощью к своей Волшебной палитре.

Дети сели после письменный стол, и разложили набор для рисования.

— Ты хочешь, ради я помогла тебе навсегда избавиться от него? – обратилась Владычица, к брату, который выглядел теперь очень печальным.

— От сего страшного скелета? Конечно, хочу! А, ты можешь? – оживился Максимка, и придвинулся поближе к сестре. Он с любопытством стал наблюдать после её приготовлениями.

— Я раскрою тебе свою тайну! – почти под нос заговорила Марта, — Но сначала, ты должен ми пообещать, что перестанешь трусить и, тем более, плакать! Все в порядке?

Максим на мгновение задумался, а затем, сделав серьёзный редакция, утвердительно кивнул головой.

Марта открыла свой волшебный поминальник, и начала рисовать шкаф, который стоял в углу комнаты. Получай первом рисунке она изобразила его с закрытыми дверками, как так, как он выглядел в тот момент. Максим беспредельно внимательно следил за ней, и заметно насторожился, когда Владычица предупредила его, что сейчас дверка откроется. Тогда возлюбленная снова нарисовала шкаф, но уже с открытой дверкой. А, когда-нибудь на рисунке появились первые очертания черепа и костей, Мака схватил её за руку, и задрожал от страха. Дьявол даже зажмурил глаза, а когда их открыл, то с ужасом обнаружил в шкафу оживший суть. Огромные глазища смотрели прямо на детей. Костлявое пугалище угрожающе щёлкнуло своей челюстью, и с жутким скрипом стало толкать(ся). Ant. останавливать сухими руками. Скелет явно собирался вылезти из шкафа.

Превеликий был готов закричать от страха, как вдруг услышал целиком спокойный голос Марты, которая как ни в чём безграмотный бывало, продолжала что-то рисовать.

— Страшно? – поинтересовалась христова невеста, — Понимаю. Зрелище, конечно, не из приятных. А пока, смотри. Сейчас мы с тобой это чудище посадим в клетку, и будущее покажет, будет ли тогда оно таким опасным. И она бойко дорисовала на рисунке клетку поверх скелета.

Перед изумлённым мальчиком, в одно секунда, прямо посреди комнаты появилась прочная стальная клетка. В середине неё теперь стоял тот самый страшный скелет. Своими костлявыми пальцами спирт схватился за прутья, и начал трясти их, проверяя получи и распишись прочность. Но клетка была крепка. Скоро чудище убедилось, аюшки? выбраться оттуда совершенно не возможно, и замерло на месте.

— Да что вы, вот видишь! – воскликнула победоносно Марта, — Как наш брат его? А? Скажи. Разве теперь нам стоит его (как (огня?

По началу Максим не мог вымолвить ни говорение, продолжая смотреть на чудище в клетке. Но когда маленькая окончательно убедился, что скелет надёжно заперт, с облегчением выдохнул, и протянул: «Да-а-а… Да что вы?, и чудеса!»

Пленённое же чудище, приняло очень жалкий категория. Ему стало обидно от того, что теперь возлюбленный никому не страшен. Скелет опустился на пол клетки, и в корне загрустил. «Ах, как скучно, когда никто тебя неважный (=маловажный) боится!» — наверняка думал он в эти минуты.

— Приколись!! А, мне его даже жалко стало, — вдруг сказала Госпожа, — А, что если мы его сделаем весёлым? Всего только сначала, нужно его немного разукрасить. Посмотри, какой симпатия не красивый. Наверное, любой на его месте, до встречи у него такая безобразная физиономия, стал бы злым.

— Так, — уже спокойно согласился Максим.

— Давай-ка для того начала сделаем ему шикарную причёску, — предложила Госпожа, и дорисовала скелету кудрявый рыжий парик.

— Смотри! Прямо делать за скольких у клоуна! – радостно воскликнул малыш, и с оживлением начал подсказывать сестре, — Дай, ещё ему ботинки такие длинные нарисуем, и бабочку в вика на шею оденем!

Работа над разукрашиванием чудища закипела с новой насильно. Марта даже разрешала кое-что дорисовать Максиму отдельно. От этого малыш пришёл в полный восторг. Наконец, преддверие детьми предстал необыкновенно смешной скелет. Теперь он хлеще походил на весёлого, но очень худого клоуна.

— Пусть себе танцует! Я хочу, чтобы он танцевал! Нарисуй ему мафон,– окончательно освоив волшебство палитры, потребовал Максим.

Марта с удовольствием выполнила его просьбу. И во, разодетый в яркую клоунскую одежду, скелет уже радостно выплясывал под детьми танец очень похожий на рок-н-ролл. Максимка хохотал во весь голос, держась за живот.

Как-нибуд страх окончательно прошёл, а смеяться уже не было сил, Марфа внимательно оглядела их  совместное творение, и предложила: «Давай сделаем его отнюдь не только смешным, но ещё и добрым!»

— Пусть теперь дьявол всем дарит цветы и тортики, как мой папа в мамин той 8 Марта, — тут же предложил Максим, и дорисовал миловидный букет. А Марта вложила в руку скелета коробку с очень аппетитным тортом со взбитыми сливками.

— А, делать за скольких мы его назовём? – поинтересовался малыш, любуясь своей работой.

— Ну-ка назовём его Маракошкой, и нарисуем ему нос картошкой, — расхохоталась Марфа, и тут же дорисовала большой круглый нос в форме картофелины.

— Виват! – воскликнул обрадованный Максим, — У нас дома больше да и только никакого скелета! А вместо него у нас теперь есть исключительный «Маракошка – нос картошкой»!

Получив новое, очень симпатичное и, костяк, весёлое прозвище, Маракошка растянул свой зубастый рот в широченной улыбке. Фарсер сложил на груди руки, и под смех и громкие ладушки детей, начал танцевать танец маленьких утят. Зрелище было нехитро уморительным.

— Ну, что? – наконец выпалил, раскрасневшийся от удовольствия Мака, — Кто первый водит?

— Раз, два, три, хорошо, пять – я иду искать, — Марта открыла глаза и, тутовник же, с улыбкой на лице, направилась искать брата прямиком к шкафу.

 

 

Рожа И КРАСАВИЦА

 

 

Декабрьский мороз уже украсил окна домов своими изысканными узорами. Сумеречный город купался в море разноцветных огней праздничных гирлянд. С уличных катков и ледяных горок доносился оживленный смех детворы. Всё вокруг дышало атмосферой наступающего новогоднего праздника.

И, не более Марта, укутавшись в тёплый плед, сидела на диване и, коренным образом без настроения, листала какой-то очень яркий мамин дневник в блестящей обложке.

— Ах, — вздыхала она то и круг обязанностей, разглядывая роскошных красавиц на его красочных страницах, — Какие они все на свете-таки! Ну, просто принцессы! Не то, что я….

Близ этом пухлые губки девочки надувались ещё больше, выдавая тем самым, её глубокую обиду. Сделка в том, что с некоторых пор, Марте стало казаться, будто она совершенно не красивая. И если каждому мальчику подмывает стать настоящим героем, то  Марте, как и всякой девочке, во всяком случае хотелось быть королевой красоты. И ничуть не меньше. Так разве могла она сравниться с блеском журнальных красавиц, которые во всем своим видом, будто подчёркивали: «Уж куда тебе прежде нас, дурнушка!»

— Да, да! Дурнушка! Я настоящая дурнушка! Я радикально не красивая! – не прекращала повторять Марта. От сего её настроение становилось всё хуже и хуже. Ей аж не хотелось наряжать новогоднюю ёлку, которая по-прежнему, особо стояла в углу комнаты без всяких украшений.

Марта погрузилась в домашние грустные мысли, и вдруг вспомнила старую сказку «О красавице и дурнушке», а когда-то рассказывал ей дедушка.

Девочка достала свою Волшебную палитру, и малограмотный спеша начала рисовать средневековый город. Его узкие мощёные улицы, крепостные стены, и высокие сторожевые башни с черепичной крышей. Получи центральной площади, где размещалась городская ратуша с большими в течение долгого времени, она нарисовала скромную, очень просто одетую девочку. Длинное, едва (ли) не до пят, серенькое платье, чёрный фартук, и старая короткая шубка, составляли оптом её нехитрый гардероб. Вязаная шапочка на голове и такие но вязаные варежки из грубой шерсти на руках, наконец защищали её от мороза.

— Бом! – пробили часы возьми ратуше.

— Бом! – пробили они во второй раз, егда Марта очутилась на той самой площади.

Вдруг, откуда родом-то из людской толпы она услышала чью-в таком случае язвительную усмешку: «Смотрите-ка, а вот и наша Марта-грымза пожаловала. Хи-хи. И как таких уродин из в домашних условиях выпускают? Помните, в прошлом году её даже на новогодний ценный бал не пустили. Королевский церемониймейстер сказал, что симпатия там всех гостей своим безобразным видом распугает! Хи-хи-хи…»

Получи и распишись площади было очень холодно, дул ветер. Мороз прямо усиливался. Марта съёжилась, но скорее не от холода, а через услышанной в свой адрес оскорбительной насмешки.

— Какой ужас! Какая я маловыгодный красивая! Я просто безобразная! – кружились мысли в её голове. Симпатия была готова бежать прочь с этой площади. Девочке желательно укрыться где-нибудь в укромном месте так, чтобы ни одна собака не мог видеть её уродства, и смеяться над ней.

Только в этот самый момент движение на площади оживилось. Заполнившие её народище, спешно начали расступаться. На площадь въехала золочёная королевская омнибус. Дверка кареты распахнулась, и горожане приклонили головы перед красавицей принцессой. На загляденье одетая девочка грациозно ступила на вымощенную камнем эспланада. В руках принцесса держала очаровательного маленького котёнка. Он был похож побыстрей на игрушку, чем на живое существо.

— Ах, какая симпатия красавица! Наша принцесса самая красивая на свете! – понеслись восторженные вздохи со всех сторон.

Инфанта гордо, свысока оглядела обступивших её горожан. Каждым своим жестом симпатия желала подчеркнуть безупречность своей красоты.

Толпа всё звонче осыпала восторженными комплиментами принцессу, когда красавица неожиданно замерла сверху месте. Она опустила голову, и закричала на всю метраж: «А-а-а! Противное животное! Вы посмотрите, что сделал данный негодяй с моей новой варежкой?!»

Придворные тут же бросились держи крик принцессы. Оказалось, что всему виной оказался капельный котёнок. Тот самый, что находился у принцессы в руках. Дьявол зацепился своим коготком за нитку её вязанной пуховой варежки. Малец попытался освободиться, и вытянул нитку наружу.

— Гадость! Какая дрянь! – не унималась принцесса, — Вон! Выбросьте этого негодника получи и распишись помойку! – закричала она, и бросила котёнка прочь от себя.

Сборище на площади мгновенно смолкла, и замерла в ожидании. Котёнок, оказавшись получи и распишись холодной каменной мостовой, тут же съёжился, и превратился в малюсенький серенький комочек. Он, поджав хвостик и ушки, только в страхе озирался по сторонам. Малыш явно не понимал, в нежели его вина.

— Ну! — выкрикнула озлобленная принцесса, — В чем дело? уставились? Я же сказала, несите его в мусорку! Там его местность!

Кто-то уже начал звать дворника, чтобы выпроводить беднягу на городскую свалку, но в этот момент через толпу протиснулась девочка. Это была Марта. Она подошла к котёнку, и бережно подняла его для руки.

— Вот! Так-то лучше будет. Неси его чтоб ноги твоей здесь отсюда, и побыстрее! Кстати, вам обоим будет место не что иное там, на помойке – злобно усмехнулась принцесса. Она махнула рукой, и зашагала к входу в городскую ратушу.

Марфа прижала к груди перепуганного котёнка, и начала согревать его своим дыханием. Ангельская душка постепенно успокоился, и с благодарностью посмотрел на свою спасительницу.

— Вам посмотрите! Она же красавица! – вдруг зашептали люди сверху площади.

— Да, да! Это просто чудо! Она что греха таить красавица! – нарастало восхищение в толпе.

— И что тут удивительного? Полно знают, что наша принцесса первая красавица! – недоумённо пожала плечами землячка с корзиной в руках.

— Да нет. Ты не поняла. Подожди на нашу дурнушку. Оказывается, она вовсе не красивая?! На самом-то деле она настоящая красавица! – послышалось ей в рецензия.

— Не может быть! – женщина развела руками, и даже выронила корзину изо рук. Она замерла на месте, и лишь с удивлением продолжала встречать на Марту.

Мгновение спустя вся площадь уже отнюдь не шептала, а восхищённо ликовала: Наша Марта стала красавицей!»

— В чем дело?? – не дойдя нескольких шагов до входа в ратушу, переспросила гений чистой красоты, — Что они говорят? Марта-дурнушка – красавица?  Ха-ха-ха! – и возлюбленная громко захохотала на всю площадь, повернувшись к толпе.

— Какой-никакой ужас! – воскликнула всё та же женщина с корзиной, — Дело хозяйское! Что стало с нашей принцессой!

Над площадью снова повисла покой. И только одна принцесса продолжала смеяться. Однако вскоре умолкла и симпатия. Принцесса с  недоумением посмотрела на изумлённых горожан.

— В нежели дело? – возмутилась она, — Почему вы так как угодно на меня?

Принцесса нервно начала ощупывать своё образина руками.

— Зеркало! Дайте мне зеркало! Скорее!– приказала симпатия слуге.

О, ужас! Теперь перед удивлёнными горожанами стояла ни на копейку не красавица, а страшная, изуродованная злой гримасой девочка.

— Отсутствует! – закричала во весь голос принцесса, — Этого без- может быть! Это она, дурнушка, украла мою красоту! Хватайте её! Хватайте её!

Стражники ринулись в толпу, чтобы провести в жизнь приказ своей госпожи, и схватить Марту. Но им получи и распишись встречу вышел невысокий пожилой мужчина, и преградил стражникам поездка.

— Стойте! Не нужно никого хватать. Никто не воровал красоту принцессы. Красоту не суметь украсть, потому что красота это чудо. У настоящей прелести – доброе лицо. Только добро способно творить чудеса, и основывать настоящую красоту!

А, вот злоба и ненависть имеют страшные, уродливые лица. Они способны разбить даже безупречную красоту, если они приходят на смену добру. Всегда вы только что видели это своими глазами.

Старец повернулся туда, где стояла Марта, и улыбнулся ей открытой широкой улыбкой.

— Ой! – воскликнула Госпожа, — Постойте! Мне кажется…. Вы так похожи…

Да в этот миг часы на ратуше пробили сначала Вотан раз, а затем второй, и Марта опять оказалась в своей комнате. Симпатия сразу подбежала к зеркалу и, заглянув в него, радостно воскликнула: Я хорошуха! Я настоящая красавица!

Марта тут же взяла в руки обыденный альбом, и стала рисовать себя снова. Только уже невыгодный серенькой дурнушкой, а яркой красивой девочкой.

Настроение было замечательным. Казалось, каюта наполнилась волшебным светом. Хотелось петь и танцевать. Марта надела любимое красненькое платье с кружевным воротником и достала коробку с новогодними украшениями.

— Ёлку, давайте быстрее наряжать ёлку! – стала возлюбленная звать родителей. И тогда в комнату вошёл дедушка.

— Боже мои! – удивлённо протянул он, — Да ты сегодня беспритязательно принцесса!

И дедушка улыбнулся, глядя на порозовевшую от шатание внучку.

— Постой, постой, — вдруг остановилась Марта. Симпатия начала пристально вглядываться в дедушкино лицо, — Так сие ты был сегодня там, на площади? Около ратуши? Дедун! Ты волшебник?!

И она с удивлением раскрыла рот, словно в первый раз увидела перед собой своего любимого дедушку. Только в текущий раз он предстал перед ней в новом таинственном обличии.

Деда в ответ улыбнулся ещё шире и, обняв внучку, произнёс своим мягким, едва волшебным голосом: «Волшебник? Наверное, да. Ведь я художник, твоя милость же знаешь. А искусство, если оно, конечно, настоящее – сие всегда волшебство!».

 

Яндекс.Метрика