Литературный портал

Современный литературный портал, склад авторских произведений
You are currently browsing the судьба category

Время всё разрушает

  • 12.11.2017 04:09

Пролог

Война ведется до победы и точка.
(с) Карл фон Клаузевиц

Когда-то ходили слухи о великих героях нашего мира, но пришло время, и все они исчезли, как туман на рассвете. Большинство людей, совершивших невозможное, спасших целые города, стали только воспоминанием в памяти поколений. Памятники, возведенные в их честь, уже давно раскрошились и приобрели весьма жалкий вид, а то и вовсе были уничтожены. Ныне люди не помнят даже имен этих героев. Народ попросту перестал верить в человека. Как же быстро меняется представление о мире, о жизни — сегодня для тебя существуют рыцари и герои, а завтра они станут сказкой. Люди потеряют надежду, перестанут бороться и, в конечном счете, сдадутся. Такова суровая реальность. Самый защищенный город — станет беззащитным с умелым врагом.

Глава I. Возвращение

Небо озарила очередная вспышка; за ней последовал оглушительный раскат грома. Дождь, казалось, был бесконечным — он лил, не переставая вот уже несколько часов. Ветер, что срывал с деревьев листья и уносил их вдаль, словно подгонял всадника, неспешно бредущего по промокшей дороге, мощенной белым камнем. Вскоре юноша остановился у высокого кованого забора.
— Снова это место, — прошептал он. — Как же я его ненавижу.

Всадник слез с коня и привязал его у ограды.

— Подожди меня здесь, Берго, я скоро, — он потрепал черного коня за гриву.

Тот лишь покорно склонил голову, словно соглашаясь со словами хозяина.

— Вперед, Нортон Фординг, — после произнесенного самому себе напутствия юноша решительно двинулся к кладбищенским воротам.

Они проводили его протяжным скрипом. Нортон двинулся вглубь погоста. Его окружили статуи ангелов, скорбящие по ушедшим из этого мира. Он с тоской оглядывал красивые надгробия: когда-то эти люди ходили среди живых, а теперь лежат в холодной земле. Прямо как она…

Вокруг не раздавалось ни звука. На кладбищах всегда стоит такая гнетущая тишина, вечная тишина, пробуждающая в душе чувство пустоты и одиночества.

Юноша остановился у одной из могил. Надгробие было красивым: над белым словно снег памятником склонилась мраморная женщина в мантии, будто оберегая покоящуюся там девушку.

Нортон с тоской взглянул на вырезанный на камне портрет. Красивая. Точно такая же, какой он помнит ее.

Его взгляд скользнул ниже и остановился на до боли знакомых буквах. Эделина Кембелл.

Нортон усталым движением откинул с лица темные намокшие пряди.

— Здравствуй, Эделина. Сколько прошло с нашей последней встречи? Четыре года, кажется… Непростительный для меня срок, прости, — юноша опустился на одно колено перед надгробием, придерживая меч. — Жаль, что у меня нет с собой твоих любимых желтых лилий… Но у меня есть для тебя кое-что еще.

Нортон поднял голову к небу, и устало улыбнулся. Сегодня он слишком много разговаривает сам с собой. Словно обезумевший.

Его захлестнули воспоминания об Эделине. Он помнил ее не только красивой, но и до неприличия настойчивой; она всегда добивалась, чего хотела, не стесняясь при этом пренебречь правилами этикета и манерами.

Этим девушка ему и нравилась.

— Я долго боялся, да и сейчас боюсь, но оно твое, — Нортон опустил руку во внутренний карман своего темно-синего, расшитого серебряными галунами камзола и достал колечко с изящным небольшим драгоценным камнем, что потемнел, будто перенимая настроение нахмурившегося грозового неба. — Выйдешь за меня?

Его синие глаза смотрели в серое небо, на лицо падали капли дождя. Будто слезы. Вслушиваясь в мертвую тишину, он словно ждал ответа, которого и не могло быть.

— Наверное, это моя кара… Как же я хочу быть сейчас рядом с тобой. Но я был обречен на этот ад. Может, я заслужил это, но… — затянувшаяся пауза. — Я найду этих ублюдков. Обязательно. Они рядом… Найду, и тогда все решится…

Он положил кольцо среди увядающих букетов цветов. В это мгновение Нортон услышал за спиной шаги.

Вряд ли сейчас его хотят убить, но юноша занимается делом, в котором такие случаи нередки; Нортон вспомнил, как однажды тоже услышал шаги за спиной… Тогда он опрометчиво, оставив свою группу, отправился в брошенный хозяевами дом. Организаторы подпольных боев, владельцы этого места, тогда подкупили бездомного мальчишку, и тот попытался убить незваного гостя. В тот раз он, как сейчас, услышал за спиной шаги… Разумеется, мальчишка был слаб и ничего не смог сделать ему.

Но кто знает, кем является человек, который сейчас направляется к нему?.. Рука Нортона сама потянулась к рукояти меча.

Напряжение, впрочем, быстро оставило его, когда он услышал знакомый голос:

— Сынок, делать такие предложения мертвецам — плохая примета, — женщина, стоящая сейчас за его спиной, закрыла юношу от дождя своим зонтом.

— Здравствуйте, миссис Кембелл. Вы же знаете, я не верю в приметы, — тихо сказал он и поднялся.

Слезы покатались градом из глаз Джоан Кембелл, бежали мокрыми дорожками по щекам к подбородку, смешивались с каплями дождя и срывались вниз. Женские слезы переворачивали все внутри юноши, они всегда вызывали в нем чувство вины.

— Как же я скучала по тебе, мой мальчик. Только ты остался у меня, дочь я уже потеряла, хоть ты не пропадай так надолго.

Она обняла Нортона, немного сжимала и сминала пальцами промокшую одежду на его спине и плакала, время от времени всхлипывая.

Фординг не произнеся ни слова, обнял почтенную женщину и просто ждал, когда она успокоится, придет в себя. Потеря Эделины сказалась на всех, но больше всего страдала мать. Лишившись единственной дочери, она изменилась — и стала эмоциональной, рассеянной, но все понимали и помогали; в частности, ее муж — Стенфорд Кембелл. Его рука всегда была твердая, а слова резки словно стрелы. Никто даже не задумывался о невыполнении сказанного.

В первую встречу с Нортоном, когда Эдель привела его знакомиться, мистер Кембелл не был рад ее выбору, и открыто дал это понять с самого начала — не пожав руки юноши при встрече и одарив тяжелым взглядом. Во время ужина внимательно наблюдал за Нортоном, подмечая каждую мелочь, да и разговор был больше похож на допрос с пристрастием, чем беседу. Но миссис Кембелл умела разрядить обстановку и благодаря ей и упорству ее дочки Стенфорд принял выбор Эдель, не сразу, но все же принял. А позже, вовсе, полюбил юношу как сына. Семьи быстро сроднились, частые семейные праздники и простые встречи. Все было расписано на шаг вперед. Было…

— Моя маленькая девочка, это не правильно, когда дети уходят раньше родителей, — она зажимала ручку зонтика, а ее голос срывался на высокие нотки.

— Миссис Кембелл? — Фординг легко коснулся пальцами плеча Джоан Кембелл. — Вы так замерзните.

Женщина отстранилась.

— Прости меня, Нортон… Ты еще промок до нитки. Да и я тут разрыдалась.

Она отвернулась и утерла слезы с глаз светлым шелковым платочком, что достала из своей дамской сумочки. Посмотрела на юношу и улыбнулась, подобно ребенку, от чего на Фординга нахлынуло воспоминание об Эделине. Когда она так же, не скрывая эмоций и не боясь, что о ней подумают окружающие люди — улыбалась и куда-то тянула его, а он медленно шел следом и наблюдал, как на ветру развиваются ее рыжеватые и отливающие золотом, вьющиеся, непослушные волосы. Эделина всегда была окутана легкой и нежной дымкой жасмина с нотками чего-то сладкого, то ли ванили, то ли карамели. Вот и сейчас, он будто чувствует тонкий цветочный запах, что окружает его. Но нет. Это всего лишь память играет с ним.

— Я провожу вас до экипажа, если вы не против.

— Нет уж, пойдем со мной! Зайдешь в гости, навестишь. Не зря же я тебя тут поймала, а? Мы со Стеном скучаем, знаешь ли!

— Но…

Не успел Фординг договорить, как женщина подхватила его под руку и медленно пошла по выложенной камнем дорожке в сторону выхода.

— До встречи, Эделина, — не слышно из-за усилившегося дождя произнес он, следуя за женщиной.

Выйдя за кладбищенские ворота, Нортон был поставлен перед фактом того, что навестит семью Кембелл, но оно и к лучшему, ведь не так и часто он заглядывал к ним.

Джоан Кембелл успела обо всем позаботиться. Берго был запряжен в эскорт и постукивал передним копытом о землю, разбрызгивая комочки мокрого песка. Двое всадников, что сопровождали ее, оглядели чужака. Дама подошла к темно-коричневому экипажу, запряженному тремя лошадьми, и кивнула в сторону коренастых мужчин, те в свою очередь тут же расслабились, убирая руки с оружия.

Экипаж привлекал к себе внимание, даже сейчас, когда дерево было мокрым. Замысловатый серебристый узор вверху по левому краю крыши, его завитки огибали дверцу и тянулись вплоть до колеса, разбавлял строгий дизайн. Было видно, что транспортное средство создал мастер своего дела. Богато обитый корпус ценными породами дерева, гармонично сливался с основой, создавая эффект монолита.

Кучер, что поджидал госпожу у кареты, поспешил открыть дверцу и подал руку. Джоан Кембелл приняла помощь. Поднялась, придерживая длинную юбку своего платья по двум небольшим ступенькам, она разместилась внутри просторного салона обитого плюшем и бархатом с вышивкой. Нортон достал из нескольких металлических колец своего набедренного ремня ножны с мечом и поднялся следом за женщиной, присаживаясь напротив нее, и поставил подле себя оружие. Дорога предстояла долгой, да и же дождь стал лить как из ведра. Все чаще за окном сверкали молнии и раздавались все громче и громче раскаты грома, крупные капли звонко ударялись о крышу экипажа, будто маленькие камешки.

За историями Джоан время летело незаметно. Прошел час, за ним второй, а у миссис Кембелл не заканчивались рассказы. Ее истории были одна краше другой. Она успела рассказать, казалось, про все, что приключилось с ней и ее мужем. Как они встречали праздники у друзей, как мистер Кембелл наступил на шлейф платья одной знатной дамы и почти оторвал юбку, тем самым выставив несчастную в не лучшем свете. Он долго извинялся перед ней, но это не очень-то и помогло, крики слышали все вокруг. Именно сейчас Нортон понял, что жизнь его скучна и однообразна. Все, чем он занимается, так это бумаги, бумаги и бумаги. И иногда следил за порядком, но только при серьезных инцидентах, а так если выбирался в город, то по пути пресекал на улицах какие-то мелкие стычки городских: воровство, драки, непристойное поведение и тому подобное, что было крайне редко, для этого на улицах была стража.

Миссис Кембелл была искренна с юношей, он был ей дорог, она успела привязаться к нему и видя грусть в его взгляде и сама впадала в печаль, настолько затягивал густой омут. Как бы не были полны горечи произошедшие события, Джоан Кембелл призывала Нортона отпустить их. Она очень хорошо видела, что он погряз в темноте и стал преследовать цель, которую сам себе навязал под прикрытием Эделины.

— Боже мой! — воскликнула она. — Ты все больше становишься похож на своего отца, он такой же бука, только вместо молчания вечно бубнит что-то себе под нос, — немного помедлив, продолжила. — Знаешь, как бы мне не было грустно, страшно, я разорвала этот круг. Чего и тебе советую. Ты губишь себя, мой мальчик. Просто послушай совет матери…

— Не стоит волноваться. Я в полном порядке, — он хотел было улыбнуться, но не смог из себя выдавить ни единой эмоции.

— Знаешь… Я плохая мама, Эделина отдала мне конверт, сказала передать его тебе, а после случившегося… Я… Оставила его себе. А самое главное… Так и не осмелилась прочесть или отдать. Ношу его с собой… И никак… Не решусь… Я не знаю что там… Но надеюсь, оно поможет тебе отпустить ее, — Джоан Кембелл дрожащей рукой достала из своей сумочки пожелтевший и изрядно измятый конверт с сургучной печатью и протянула юноше напротив.— Прости… Прости меня, — слезы побежали по щекам миссис Кембелл.

Нортон неуверенно взял конверт. Он не знал, стоит ли ему видеть то, что там написано. Коснулся подушечкой большого пальца рельефной печати. Такая знакомая красивая морда льва с пышной гривой, позади которой два перекрещенных меча с резными рукоятями. Его всегда восхищал семейный герб Кембелл, они и внутри были львами — сильными, честными и благородными. Сделав глубокий вдох, он собрался было его открыть, но остановил себя, так и не добравшись до колпака конверта — его рука зажалась в кулак до побелевших костяшек.

— Что вы? Не стоит извиняться, — на его лице появилась фальшивая улыбка.

Оставшийся путь был проведен в тишине. Только раскаты грома, стучащие копыта лошадей о землю и звуки дождя. Миссис Кембелл все смотрела в пол и хотела его прожечь насквозь, Нортон же чуть сжимая конверт глядел в окно, по стеклу которого бежали ручейки оставляя за собой мокрые дорожки.

К моменту прибытия ливень заканчивался, оставив после себя характерный запах и редкие капли мелкого дождика; время от времени пробивались солнечные лучи из-за темных туч.

Экипаж, наконец, заехал во двор так знакомого Фордингу поместья, все те же большие каменные столбы, держащие резные кованые ворота, все те же стриженые фигурные кусты и сад, сад в котором всегда было много разных цветов, собрание всех цветов радуги. Это место заставляло вспомнить те мгновения, что они проводили вместе с Эдель. Те минуты, часы и бесценные секунды, когда они сидели на земле и смотрели на заходящее солнце, что мягко освещало зеленые кроны деревьев, крыши домов. После, девушка читала ему свои стихи, что она хранила в тетради цвета морской волны. Столько болезненных воспоминаний… Как бы она ни старалась, рифма стройной не выходила. Нортон внимательно слушал и подмечая каждое слово, что было произнесено с ярким окрасом, чтобы его точно заметили и, конечно же, говорил что все просто превосходно, за что и получал. Он никогда не умел лгать, а юная леди могла обижаться, в худшем случае пару дней и то, чисто из вредности. Обычно ее обиды длились несколько часов. Она хмуриться при виде юноши и отворачивалась. Фординг знал, что каждый раз, когда Эдель так делала — на ее лице появлялась милая, детская улыбка. Так девушка привлекала его внимание, чтобы он нежно обнял и сказал ей какие-нибудь приятные слова, успокоил и попросил прощения за свое поведение. И она забывала про все на свете, этого было достаточно для прощения. Затем, Эделина обязательно проведет своей рукой по волосам Нортона, зарываясь пальцами в черные пряди и прошепчет ему на ухо — «никогда не меняйся». Улыбнется широко-широко. Поднимется на носочки и заглянет в его голубые глаза нежно, но и в то же время тревожно, будто она видит то, о чем еще не знает юный Фординг.

Дверь экипажа распахнулась, Джоан встречал ее муж, он подал ей руку. Миссис Кембелл приняла помощь и спустилась на дорогу из намокшей и потемневшей брусчатки.

— У нас гости, дорогой, — дама повернула голову в сторону молодого мужчины, находящегося в салоне.

— Нортон! Как давно я тебя не видел!

— Здравствуйте, мистер Кембелл, — Фординг следом за ней покинул экипаж.

— Ну, не будем стоять во дворе, — глава семьи улыбнулся и протянул руку в знак приветствия, Фординг пожал ее и после все пошли к дому.

Переступив порог Нортона захватывали в свои стальные объятья воспоминания, приятные и не очень. Весь дом был пропитан этими моментами; буквально каждый уголок в комнатах. Сердце сжалось. Фординга не покидало ощущение, что Эдель все еще здесь, что она выбежит из соседней комнаты и покажется в дверях или сбежит по лестнице босая и широко улыбнется, бросаясь в его объятья. Но нет. Ее больше нет. Больше нет той веселой и жизнерадостной девушки. Ей было достаточно маленького приятного момента в жизни, и она приумножала его, даря заряд положительных эмоций всем вокруг, заряжая хорошим настроением. Своим внутренним светом, юная леди могла осветить даже самые темные уголки души абсолютно любого человека. Ее редко можно было застать в печали или со слезами на глазах, но Нортон видел девушку и такой, она предстала перед ним во всех своих ракурсах. И он любил их — все. Хотя, иногда приходилось тяжко.

Эделина привыкла быть солнечным лучиком в пасмурный день. «Когда я буду старушкой, вот тогда я и нагрущусь, вспоминая сегодня. А сейчас нужно забыть об этом чувстве. Я хочу жить полной жизнью со всеми сюрпризами! И хочу встретиться лицом к лицу с каждым сюрпризом, что поджидает меня за углом!» — говорила она. «Давай будем вместе — вечно…» Из воспоминаний молодого мужчину вернул женский голос:

— Ее больше нет, Нортон… Я сама долго не могла в это поверить, ведь стены все еще помнят Эдель, а в доме пустота… — тихим и полным грусти голосом говорила миссис Кембелл, касаясь ладонью правого плеча Фординга.

Нортон чуть вздрогнул от неожиданного прикосновения и повернул голову в сторону Джоан.

— Ну же, давайте поторопимся и не будем стоять в проходе, — начал говорить, до этого момента молчавший Стенфорд.

Большая часть дня были проведены за разговорами, какими-то нелепыми случаями и историями, можно было говорить очень долго, но у Фординга еще оставались незаконченные дела и планы. Не сказать, чтобы он следовал какому-то графику, но навестить отца собирался достаточно давно, только все никак не получалось. Было очень много работы и даже в свободные от службы дни. Все время всевозможные отчеты, многократные нарушения порядка на улицах, которые сами собой не могли исчезнуть и никак не выпускали из своих цепких ручонок.

— Спасибо за гостеприимство, я очень рад был вас увидеть, но мне пора, — Нортон поднялся с кресла.

— Да что ты, ты нам как сын, оставайся. Скоро темнеть начнет. Дом у нас большой, места хватит для всех, — миссис Кембелл жестом подозвала горничную, та немедля подошла. Ее светлые волосы были собраны в пучок, на ней было черное платье ниже колен с белым воротником, талию обхватывал черный фартук со снежным аккуратным кружевом, на ногах поблескивали матовые кожаные туфли на небольших квадратных каблучках.

— Нет, нет. Я не хочу вас стеснять, да и мой отец заждался уже. Я очень рад был вас увидеть.

Мистер Кембелл поставил свою чашку на блюдце, стоявшее на кофейном столе, и поднялся на ноги, подошел к юноше, остановился в паре шагов от него.

— Если ты не останешься с нами отобедать, то я сочту это дурным тоном, — его голос звучал жестко и убедительно, впрочем, как и всегда.

Нортону ничего не остановилось как, согласиться. Стенфорд Кембелл умел убеждать и заставлять изменить свое решение как никто другой, кого только знал Фординг.

Дом нисколько не изменился. Уже как семь лет ничего не меняется. Все застыло с того самого момента… И сам Нортон сердцем остался в тысяча шестьсот семьдесят восьмом году.

В светлой просторной комнате по центру расположился большой стол, его крышку накрывала вязаная скатерть, на ней стояла ваза с красными розами. Легкий запах от цветов разносился по всей комнате. В стене напротив столика уютно устроился камин, над ним висел большой семейный портрет в посеребренной рамке. Художник запечатлел счастье на лицах людей.

Такая жизнерадостная семья и она — Эделина. Девушка была в платье, что нравилось Нортону, но сама леди говорила, что оно скучное. Да, наряд был цвета шампанского, но простота и делала его тем, что нужно было девушке; природа одарила ее яркой внешностью светло-рыжими легко вьющимися волосами, что освещаемые солнцем напоминали золотые нити и большими голубо-зелеными глазами. Было забавно наблюдать за борьбой девушки с длинной юбкой, Эдель ее приходилось подбирать, но из-за верхнего слоя шифона, она вечно норовила выскользнуть из рук барышни. В этом платье, она просто ненавидела длинные лестницы, подниматься или спускаться, казалось бы по бесконечным ступеням, было сущим кошмаром для нее. Всего один неверный шаг и предстанет перед публикой не самая красивая картина, учитывая, что Эделина всегда на лестницах прибавляла шагу.

В комнату прокрадывался нежный солнечный свет, приглушаемый белой вуалью, что прикрывала окна. Тень же создавали парадные шелковые портьеры, оформленные флористическим рисунком, высоко подвязанные контрастными лентами. Складки на ткани с обеих сторон были практически симметричными и плавно расширялись книзу.

Вскоре накрыли стол. Обед был просто великолепен. Нортон, в связи со своей работой, довольно давно не ел столь вкусного обеда. Хорошо пропеченная куропатка с румяной корочкой и сочными яблоками. Мясо буквально таяло во рту, а фрукты добавляли новые вкусовые «ступени». Еще и красное полусухое вино с прекрасным «букетом», что так идеально дополняло мясо, оставляя приятное послевкусие.

— Спасибо тебе, что составил нам компанию за этим большим столом, — Стенфорд Кембелл поднял с колен салфетку и промокнул губы.

— Спасибо вам, за этот чудесный обед, — Нортон улыбнулся.

— Не за что. Вас там кормят, черт знает чем. Вы так себе желудки испортите!

Джоан часто возмущалась на свою дочку, но быстро остывала и все прощала. Эдель таскала из-под носа служанки конфеты и прочие сладости, причем в больших количествах и сколько не перепрятывала их несчастная Лорна, все было впустую. Девочка снова и снова все находила и тащила — еще больше, доказывая всем, что она доберется куда угодно.

Еще некоторое время было проведено Фордингом в гостях у Кембелл. Ему очень хотелось посетить одно памятное место в хозяйском саду, но он все не знал, как правильно обратиться со своей просьбой. Да и стоило ли вообще? Но раз за разом дерево всплывало в его памяти, будто зазывая к себе, напоминая о своем существовании.

— Перед своим отъездом, я бы хотел, с вашего позволения, пройтись по саду на заднем дворе…

— Конечно, конечно! Она зацвела недавно, та вистерия, что приносит удачу. — Хозяйка улыбнулась.

Фординга нисколько не удивило, что миссис Кембелл моментально раскрыла его замысел. Она очень хорошо запомнила их маленький ритуал с Эдель, да и сама Джоан часто посещала глицинию. Даже Стенфорда, человека, что был ярым скептиком и не верующим в приметы и прочие городские россказни, можно было увидеть рядом с цветущим деревом. Он был серьезен, но как только мистер Кембелл замечал незваных гостей, тут же терялся и делал вид, будто бы случайно оказался рядом, рассматривал опавшие на землю лепестки, скрещивал руки на груди и выражал всем своим видом недовольство.

— В этом году, глициния прекрасна как никогда. Я впервые вижу ее такой за двадцать семь лет. Удивительное растение…

Мистер Кембелл резко замолчал, все больше погружаясь в свои мысли. По его лицу было видно, что он обеспокоен.

— Стен? — Джоан мягко коснулась руки мужа и с волнением стала рассматривать его хмурое лицо.

Нортону стало не по себе, он понимал, что затронул воспоминания, которые хочется не помнить. Это те моменты, в которые не хочется верить, хочется их вырезать и сжечь, избавиться от них навеки.

— Ничего, дорогая. Не волнуйся, пожалуйста, — он накрыл ее руку своей ладонью, — просто глупости всякие лезут в голову.

— Думаю это глупая затея, не стоило даже говорить о ней.

— Нет-нет. Все хорошо, не обращай внимания, Нортон. Просто, — пауза, — воспоминания, — ты же понимаешь…

— Мы не будем тебе мешать, ведь магия действует в тишине, так ведь? — Джоан подозвала служанку. — Проводи, пожалуйста, в сад нашего милого гостя.

— Слушаюсь, миледи, — коротко отозвалась она. — Следуйте за мной, господин.

Нортон Фординг все еще ощущал некоторую вину, что поднял этот разговор, но все же последовал за служанкой.

На улице смеркалось, солнце догорало красным пламенем, оставляя свои владенья на распоряжение красавице луне. Стрижи проворно рассекали воздух, перекрикиваясь друг с другом. Легкий ветерок колышет листву, попутно разгоняя слоистые облака.
Нортон переступил за порог и вот он стоит на дорожке, что ведет прямиком к глицинии, пару изгибов каменных плит среди цветов и перед взором предстанет, то самое волшебное место. А за деревом скрывалась открытая беседка и почти незаметная из-за зарослей цветов поодаль от нее белоснежная скамейка, на которой можно было часто видеть певчих птиц.

Нортон устремился к дереву, уже в середине пути можно было почувствовать аромат вистерии. У Фординга это вызывало сразу два чувства — приятное воспоминание и осознание, что все уже не так как прежде. Мысли, воспоминания все смешалось в его голове, они появлялись и тут же угасали на фоне более ярких, от чего он только прибавил шагу. И вот — оно перед ним, такое властное и прекрасное дерево, что успело разрастись. «И правда, стало только краше» — подумал он. Шаг, за ним другой и вот Нортон уже около цветущих, усыпанных голубо-фиолетовыми цветками лиан, что тянулись к земле.

— Я вернулся, — прошептал Нортон, сам не заметил, как сказал это вслух.

Он коснулся кончиками пальцев бархатистых цветков, прикрывая глаза, погружаясь в свои мысли и успокаивая эмоции, что переполняли его. Успокоившись, поднес к лицу цветущую лиану вдыхая чудесный аромат, что дарило дерево каждому, кто приближался к нему. Для них с Эдель, это была не просто глициния, а нечто большее, почти живое существо. Вистерия всегда приводила мысли в порядок, успокаивала сердце и отвечала на все задеваемые вопросы, словно мудрый старец. Нортон пробрался сквозь висящие лианы к центру дерева, остановился. Улыбка сама собой появилась на его лице. Он помнил, как Эделина тут писала свои стихи, она сидела, прям на траве, опираясь о дерево, искала вдохновенье в ветках и цветках глицинии, как она разглядывала небо, что виднелось сквозь густую крону дерева.

Нортон приложил свою ладонь к шершавой и слегка грубоватой коре. Он повернул немного голову вправо: «Ну же, не будь таким упрямым! Стоит только поверить! Давай, загадывай вместе со мной» — говорила Эделина и касалась ладошкой правой руки ствола вистерии. А сейчас… Сейчас все по-другому. Фординг опустил голову.

Стоило человеку оказаться рядом с вистерией, как тут же время вокруг него останавливалось. Оно дарило свободу от ежедневных забот и тяжелых мыслей, хотя и ненадолго. Мгновение отдыха для тела и души.

Он не знал, сколько простоял так, вслушиваясь в гуляющий среди ветвей ветер, пока не услышал шорохи в кустах с розами. Приглядевшись, он заметил золотистого зверька, что злобно бросался на бутоны и собирался испепелить ненавистный ему кустарник. И сразу понял, это Эстрид, его фамильяр.

— Так-так. И чем же тебе не угодили цветы? — он подошел к источнику шума и опустился рядом. — Давай не будем уничтожать хозяйские цветы. Хорошо?

Нортон прекрасно знал, что даже сейчас, в таком маленьком виде от дракона могут быть неприятности, что уж говорить о ее обычных размерах. Наверно, оно и к лучшему, что научились накладывать на больших существ магические печати, дабы меньше было вреда.

Эстрид вынырнула из зелени и направилась к своему владельцу.

— Пошли отсюда, а то ты тут все уничтожишь.

Она забралась на плечо к Фордингу, обогнула по-хозяйски его шею своим хвостом, поудобней устроилась и в завершение закрутила спиралевидно кончик хвоста около ключицы Нортона.

Вздохнув и мысленно попрощавшись с этим местом, Нортон пошел по дороге к двери, что вела в этот чудесный сад. Около его уже поджидала все та же служанка, что услужливо проводила его к владельцам дома.

История одной любви

  • 08.11.2017 21:16
История одной любви

Он не умел жить один. В детстве его заласкала мать, редкая красавица, и эта потребность вошла в него, как говорится, с материнским молоком. В детском саду на прогулке он не мог долго играть с другими детьми без того чтобы не выпросить свою долю ласки от воспитательницы, испытывая без этого буквально физические страдания. Всю жизнь своим теплом его согревала женщина. И порой даже не одна. Его восхищение Женщиной приводило к тому,  что зачастую приходилось распутывать сложный клубок отношений, и, как правило, не к своей выгоде. Хотя, может быть, раз за разом он совершал ошибку. Но зато в прошлом среди множества его избранниц ни одна не держала обиды на него. А в этот раз он пережил особенно горькую потерю. Он потерял Любимую, как он понял, самую главную Любовь своей жизни. И вскоре за этой потерей на него обрушилось понимание, что он потерял и целый мир, вращавшийся вокруг него, и бывший, как оказалось, столь милым сердцу. Который он считал незыблемым, и само собой разумеющимся. После этого были, конечно, другие, ведь он не умел жить один. Но в этот период  духовного опустошения он был одинок.

Она подошла неожиданно и, дурачась, обняла его своей курткой, прижав к себе. И он попал то ли в детство, где было так счастливо и уютно, то ли ещё куда-то, куда мы безуспешно стремимся всю жизнь. Она знала что делала. Потому что была сама воплощённая женская природа. Её звали М. Она была подругой некой предприимчивой особы, которая, заметив его представительный вид, решила сделать из него достойную для себя партию. А чтобы оградить своё предприятие от опасной подруги, распространила слух, что та не свободна. И ещё не раз, и через годы, спрашивал он у своей матери, не свободна ли М., и получал тот же ответ. А мать долгие годы передавала ей приветы от него и обратно. А он всё это время, 11 лет, жил с Надей, очень милой и красивой женщиной, и М. не было места в его жизни. Но однажды звёзды во вселенной сошлись так, что он позвонил М., и она оказалась свободна. И, растерявшись на мгновение, тут же  обрадовалась, как то по-детски, как школьница, и радостно согласилась на свидание.

Они так давно не виделись, что она заронила в него сомнение, узнают ли они друг друга. Они встретились возле метро Адмиралтейская, в один из вечеров конца ненастного лета. И он сразу узнал, даже не узнал, а почуял её в той особе, которую точно ветром принесло к метро. И подошёл, поздоровался, увидев в её глазах мгновенное изумление, и сразу мимолётно поцеловал, растопив лёд первой встречи. Она оказалась неожиданно высокой и эффектной, невольно вызывая сравнение с красивым крупным животным. И только лицо милое, и какое-то беззащитное, как у девочки, возможно из-за близорукости. Впоследствии и в поведении проскальзывала какая то детскость. И они пошли к пристани по ветреной набережной, чтобы отправиться на экскурсию, и он беспокоился, как легко она была одета. Перед экскурсией они зашли в кафе на пристани скоротать время, и выпили кофе, и это было неожиданно волнующе-приятно. Было легко и радостно, экскурсия была так себе, но ей откровенно понравилась, она восторженно фотографировала виды вечернего города из окон теплоходика, и они говорили взахлёб, перебивая друг друга, и не могли наговориться, как будто знакомы сто лет, и встретились после долгой разлуки. И вдруг, как тогда, когда она обняла его курткой, от переполнявшего её восторга она поцеловала его в щёку четыре раза подряд, и он снова, как тогда, попал в ту волшебную страну… Потом они шли к её машине под его зонтиком, и у него вдруг подворачивалась нога, и он боялся, что она подумает, что у него какай-то недуг. А потом, прощаясь возле его дома, она горячо благодарила за прекрасный вечер, и ему было неловко, потому что экскурсии он видывал и получше, а она не производила впечатления школьницы, мало повидавшей. И ему казалось, что она невольно лукавит. А идя к дому, он вдруг споткнулся на месте, по которому проходил тысячи раз, и упал на асфальте, довольно сильно разбив руку. И это, конечно, был знак. И, скорее всего, не добрый, но он не особенно обеспокоился, потому что, во-первых, беспокоиться пока было не о чем, и во-вторых, верил, что даже если и так, то всё можно преодолеть.

Назавтра, не в силах сдержать восторга, он рассказал матери об этом удивительном свидании, и как М. искренне им заинтересовалась, и как он не понимает, что такая роскошная женщина могла в нём найти… И впоследствии он так до конца и не верил ей. Он видел, что она искренна в своих чувствах, но чувствовал в самой глубине какую то ложь… Которой она сама не замечала и не чувствовала, потому что сама была чувство, и нисколько разум. А мать сказала на это, именно что «Вы как будто давно знакомы, и были в разлуке, а теперь встретились». И это было очень похоже на правду, и впоследствии подтвердилось. И ещё «смотри не влюбись», сказала мама.

Потом были свидания через день, и она оказалась особой с крайне неустроенным бытом, который в силу её характера совершенно игнорировался. «Чувство» и «быт» понятия из разных вселенных. Итак, он с восторгом взялся за обустройство её «окружения». Уже на втором свидании подарил ей айфон, потому что было дико смотреть, как такая достойная женщина пользуется разбитым айфоном. Это её и её подругу (не стерву, настоящего друга) настолько потрясло, что она заикнулась, что «её бастионы» такой осады долго не выдержат. Потом он стал уговаривать её дать ему «посмотреть» сломанное зеркало заднего вида на её авто, но ей всё было не до того. Тогда он сам в её отсутствие разыскал её автомобиль и починил зеркало. Это оказалось, что называется «в десятку». И ещё одно обстоятельство потрясло его – она обнаружила, что все до единой цифры их дат рождения совпадали (имея, конечно,  другую последовательность), и сказала, что это кармическая связь. Во что он тут же безоговорочно счастливо поверил. Написанные рядом даты действительно производили впечатление.

Через десять дней они уже не могли надышаться друг на друга, она собиралась посвятить ему жизнь, про него и говорить нечего. И они договорились поехать на двое суток в Репино, в фешенебельный отель, чтобы первая ночь была праздником. Он робел и благоговел перед нею, и конечно, очень волновался перед этим событием. И конечно, всё было слишком красивой сказкой, чтобы быть правдой. Согласно законам жанра, грянул гром. Произошло событие, с бытовой точки зрения заурядное, каких каждый день в отношениях людей случается бесчисленное множество, но это была катастрофа. Дело в том, что подаренный айфон оказался неисправным, и они поехали к продавцу. Ему бы поехать одному, и всё бы обошлось, но они всюду ездили вместе, поскольку из за руля её было «не выгнать». В магазине она устроила скандальчик, и заодно прилетело ему, чтобы знал, где покупать. Это больно задело его и обескуражило. Он попытался мягко намекнуть, что она испугала его, но она, ещё разгорячённая скандалом, ответила ему в подобном же тоне. В общем, опустила и без того неуверенного в себе кавалера. Потом был вечер в ресторане, она была ослепительна в обтягивающей юбке и чулках, и всячески провоцировала его на проказы. Он не показал ей своей растерянности, и, прощаясь, она не подозревала о буре в его душе, пребывая в полной уверенности, что всё прекрасно. Промаявшись ночь в тяжёлых раздумьях, он встал перед неразрешимой для него проблемой. Как ехать, если самое главное событие в его нынешней жизни вместо огромного счастья грозит обернуться душевной травмой? И он не нашёл выхода. Любые объяснения выглядели невнятным лепетом и были для него невыносимо унизительны. И он смирился с тем, что это крах.

Наутро они должны были ехать на массаж. Он собрался, попросил у Бога вразумления, вышел к ней, и сказал роковые слова, перечеркнувшие всё дальнейшее. И Господь не запечатал ему уста. «М., ты не едешь со мной в Репино, и вообще больше никуда со мной не едешь. Всего хорошего». Повернулся и ушёл. И навсегда запомнил изумление и детскую растерянность на её лице. Она забросала его СМС-ками с просьбой вернуться, объяснить, и первой было «что же ты наделал? Ты же разрушил мою жизнь и свою тоже». И она не лукавила, так сильно было захватившее их чувство. И это, как впоследствии выяснилось, оказалось правдой. Та жизнь, которая могла сложиться, была разбита вдребезги. Он решил молчать, но ей нужна была понятная причина, и она написала «вернулась Надя?», и это вынудило его ответить, поскольку мысль быть заподозренном в таком дешёвом camouflet (фр.), была невыносима. И – всё. Она замолчала. И он бы выдержал, но, вынужденный объяснить причину разрыва, уже не мог остановиться. И, обманывая себя, пытался вернуть её. Намекал, что если она приедет в Репино, всё вернётся. И оно бы действительно вернулось, но не с этой женщиной. С ней всё могло быть только однажды. Молчание. Потом он отчаялся и стал успокаиваться. И уже, можно сказать, обрёл душевное равновесие, и вдруг звонок, как оказалось, случайный, от неё вечером, во время разговора с сестрой. Он бросился перезванивать, и снова стена молчания. Он пытался призвать на помощь её подругу, в отчаянии послав СМС «М., если ты не конченая стерва, дай мне телефон Р., пусть она будет нашим арбитром, может, она вложит тебе ума». Молчание. И тут с ним случилась истерика. Он рыдал на кухне и не мог остановиться. Поехать в Репино и повеситься. Так, всё таки, по-романтичнее :). Потом была дорога и двое суток в Репино, всё равно был оформлен отпуск. Это были плохие двое суток. Вернувшись, он нашёл правильные слова в письме к ней, которые она поняла, и она согласилась на свидание. Именно «которые она поняла». Потому что главным несчастьем людей является непонимание. Никто никого не понимает. Считается, что влюблённые понимают друг друга без слов. Без слов они понимали друг друга. А вот со словами чаще бывало наоборот.

Так или иначе, в ней снова проснулось, задремавшее было, желание быть с ним. Потом была восхитительная ночь любви в люксе отеля СПб с потрясающим видом на Неву, Аврору и город с высоты птичьего полёта. Это произвело на неё такое впечатление, и они так соскучились, что поверили, что всё вернулось. А вскоре выяснилось, что любовь с ней возможна только «во дворце». Ну, или в собственном коттедже, которого не было. И не оттого, что она «знает себе цену». Цену она, конечно, знает. Но она честно пыталась сделать его счастливым в условиях скромного российского была. У неё не получается, она так устроена. Она не движима чувством, она суть само чувство. И все проявления его любви падали в пустоту. Очередная лодка счастья разбилась о быт.

Он отдаёт последние долги своей красивой любви. Купил ей ещё один новый смартфон, тот  так и не могут починить. Он живо представлял, как  она мучается и ругается, а для него это было невыносимо. Для него это было невыносимо ещё и потому, что его выбешивает отсутствие связи. Потом он починит её ноутбук, получит обратно свой, который отставил ей на замену, и распрощается. Скажет ей «всё, М., прощай, я свободен». Сейчас они встречаются иногда, он счастлив, что может угостить «бедную женщину», которая носится целый день по работе, не имея времени перекусить. И просто любуется ею. Он вернул бывшую любовницу, ибо лучшим лекарством от влюблённости является другая женщина.

А в кармическую связь он продолжает верить. Она существует независимо от их отношений, вместе ли они, врозь ли, и вообще, существуют ли ещё на Земле. Она вообще надо всем, поскольку она атрибут вселенной, и она неразрывно их связывает. Хороша ли она, плоха ли, счастливая или роковая, но она существует. И будет существовать вечно. В следующей жизни они снова встретятся. И это чуть разбавляет горечь потери. Какова то она будет, эта их будущая встреча?

Пусть дует ветер

  • 05.08.2017 16:55

Вместо предисловия

Прошу вас, обратите внимание.

Мне 25. Этот маленький рассказ на 2600 слов — то первое и единственное, что я написал. Первое относительно серьёзное, во всяком случае. Несколько полных дней я писал и редактировал 5 жалких страниц только для того, чтобы сделать этот рассказ вкусным в первую очередь для вас. А также — чтобы исключить всё то, что я не люблю в литературе.

Я не оправдываюсь — это лучшее, на что я сейчас способен. Поэтому, если вы увидите перед собой невыносимое дерь…, то я хочу услышать это от вас. Договорились? Я — вам, вы — мне, по-человечески.


Коржин Антон

Пусть дует ветер

1.

Честно говоря, я не могу ничего спасти.

Я пришёл прямо сюда, к морю, покинув душную комнату, оставив позади несколько кварталов, миновав пару коктейлей… Чуть было не попавшись на закуску самоуверенной барменше, которая слопала бы меня в два счёта.

Я пришёл сюда, только для того, чтобы сказать это.

Такая мысль приходила мне в голову несколько раз за последнее время. Каждый раз по всё менее значительному поводу, так что к сегодняшнему вечеру простая дверная ручка или вода в чайнике одним своим видом напоминают мне об этой истине.

Чем-то похоже на прогрессирующее заболевание. Сначала ты скромно покашливаешь в сторонке, а потом, лёжа посреди торгового центра, задыхаешься, и продавец овощей неумело делает тебе искусственное дыхание. Отчаявшись, он опрокидывает коробку с баклажанами и хлещет ладонями по лицу.

— Дыши! Дыши!

Вот только дыхание мне, конечно, никто не делал. Тогда я и не пришёл бы к такой мысли.

Спасти себя — значило бы нарушить естественный заведённый порядок вещей. Впервые к этой идее меня подтолкнула знакомая времён учёбы в университете. Молчаливая девушка, скрипачка из начинающей группы, в которой состоял и я. Применительно к музыке, она могла исключительно мало. Некая травма, полученная в детстве, мешала ей играть быстро и разнообразно, и в конечном итоге — мешала играть хорошо.

Однажды, во время очередной репетиции, когда мы вышли на улицу передохнуть, я вдруг предложил ей прогуляться вдвоём в «нерабочее время». Ожидая ответа, я курил сигарету, чувствуя небольшое напряжение.

Её лицо, наделённое тонкими чертами, несколько мгновений оставалось беспристрастным. Невозмутимость — одно из тех качеств, которые в ней смотрелись вполне складно.

— Хорошо. Ты только… Позвони в этот день, если соберёшься. Я могу забыть.

— Без проблем

Чуть погодя, мой приятель, вокалист нашей группы, хлопнул меня по плечу и тихо произнёс:

— Эй, она ужасно скучная. Тебе придётся постараться, чтобы разговорить.

— Всё нормально, мы мило погуляем по парку. И, кроме того, у меня в запасе ещё остался коньяк…

— Вот хитрец — он улыбнулся.

Коньяк, правда, в дело не пошёл. Мы уничтожили его тем же вечером, после репетиции. Проводили скрипачку, посадили гитаристов в метро — в вечернем вагоне они смотрелись дико и растерянно. Жёлтый свет освещения и две нелепые фигуры в кожаных куртках. Позабытые экспонаты.

Оставшись вдвоём, взялись за коньяк под разговоры о нашем пути, о музыке, о творческих планах, которые так и не состоялись.

— Послушай, — говорит вокалист, нависая надо мной. Было уже глубоко за полночь, коньяк быстро кончился, — послушай Coil!

— А что они?

— Послушай, говорю… Coil — это атмосфера. Когда услышишь, поймёшь бессмысленность своего вопроса.

— Очередная ведь бредятина будет по твоему совету.

— Бред — это возможно, — он с серьёзным видом кивнул и добавил:

— И скукота — тоже. Но не большая, чем гулять с ней по парку, — он многозначительно приподнял бровь. — Мой совет: лучше возьми её скрипку и разбей себе об голову.

— На своём опыте знаешь, что — лучше?

— Можно сказать и так. Девушка хорошая: спорт (борьба!), музыка, туда-сюда. Но серьёзная ужасно.

В пятницу, в назначенный день, я закончил с учёбой рано. Прогулка должна была состояться ближе к вечеру, поэтому, закинув в себя нехитрый университетский обед, поднялся в библиотеку. Читальный зал библиотеки не был популярным местом среди студентов. Если не храпеть, там можно было спать относительно легко, спокойно и даже — лёжа.

Свидание было для меня в новинку. Поэтому, как и всегда в подобных ситуациях, я испытывал состояние, которое Сартр называл «тошнотой». Мой сон смешался с тягомотной действительностью библиотеки. Серая пыль в воздухе, шепот, шелест, хруст, старые книги, оживлённые студентки с синими эмблемами на груди…

Проснулся я не от будильника, а от хлопка. Думаю, кому-нибудь книгой зарядили по физиономии. Достойное происшествие для студенческой библиотеки. Немного рассеяв сонную муть в голове, потянулся к телефону.

Не знаю, в чём дело: всегда, когда я звоню, трубку долго никто не берёт. Просто проклятие какое-то.

— Ало, привет, это я.

После короткого молчания:

— Привет. Надо же… Как поживаешь?

— Выходи — расскажу.

— Слушай, я правда забыла.

— Я тоже, а потом вспомнил, а потом уснул.

— Могу через минут 40, если ненадолго…

— Давай, я недалеко от тебя, в институте. Примус починяю.

— Давай…

После сна я не всегда уверен в том, что всё, о чём я думаю, я произношу. И наоборот.

Вскоре мы гуляли по парку, рядом с её домом. Немного болтали, немного шутили, курили одну за одной и может быть даже ели мороженное. Когда начало смеркаться, мы уже сидели в местной пиццерии. Панорамные окна позволяли видеть гудящую улицу, полную машин и людей, которые в это время спешили с работы домой. Кафе строилось с некоторым размахом, который, видимо, так на себе и не испытало.

Я порой приходил сюда из университета в обеденный перерыв. Несколько столиков, прилавок, за которым всегда одна и та же девица, где-то за ней — кухня. На одной из стен висели большие, с не совсем понятной претензией, часы.

Моя подруга давилась маленькой невкусной пиццей, за которую я сам и заплатил. Я съел такую же, не приложив особенных усилий. Не могу сказать, что заметил её затруднение сразу — меня часто упрекают в том, что я невнимателен.

— Если не лезет, пожалуйста, не ешь. Я куплю что-нибудь другое.

— Нет, всё нормально. Добить до конца — было бы правильно, не нарушай естественный порядок вещей.

И, немного подождав, она добавила с лёгкой досадой:

— Просто пицца — дрожжевая.
Это продолжалось ещё некоторое время. Я уже немного устал от болтовни и просто наблюдал молча. В её лице была какая-то азиатская толика: не то глаза, не то скулы, не то брови… В какой-то момент на этом лице мне показалось желание исторгнуть остатки пиццы наружу.

Я встал из-за столика и, слегка прихватив её за локоть, попросил:

— Пойдём лучше, к чёрту её.

До метро мы дошли, не проронив ни слова. Я чувствовал сильнейшую усталость и опустошение. Сказав пустяки на прощание, мы разошлись. Я — в метро, она — домой, в общежитие.

А вообще — мы разошлись намного сильнее: наши пути больше не встретились. В музыкальном коллективе она не появилась, в университете друг друга не замечали.

Я пришёл домой не слишком поздно, часов в девять вечера. Пришёл, уже зная, что ей не позвоню. Не говоря соседу ни слова, рухнул на кровать и до самого утра не вставал.

Готов оспорить утверждение о том, что худшее свидание — это свидание, которое не состоялось.

2.

Хочу быть правильно понятым: история с пицце-девушкой не оказала существенного влияния на мою жизнь и не заложила глубокой раны в душе. Просто в какой-то момент я почувствовал, что она имеет непосредственное отношение к тому, о чём я думаю сейчас. Также, как непрерывна наша жизнь в принципе.

Всё то деструктивное, что я могу заметить в себе, не поддаётся ни лечению, ни контролю. Ни творчеству, как инструменту анализа и самотерапии. Наверное, то же испытывал забытый японский солдат, на Филиппинах. Ничего не изменить, но руководство сказало: «Отступление строго запрещено!»[1]

Видимо, поэтому моё творчество по своей сути негативно.

Ещё в детстве меня везде окружали люди достаточно грубые. Во всяком случае слишком грубые для моего уклада.

Толстокожие «хозяева жизни», они везде составляют большинство, и успех сопутствует им. По-крайней мере так казалось раньше. Физически здоровые, нормальные, они любят посмеяться и увлекаются чем-нибудь не слишком особенным: спорт, машины, телефоны, вещи. Их взгляды редко расходятся с общепринятыми. Такой портрет.

Но вот в чём дело: когда ты оказываешься другим, это от тебя не зависит. Мало кто понимает, что у тебя нет и не может быть цели стать таким же, как они. Это просто невозможно. Твоя цель — научиться жить в мире самим собой, прийти к какому-то равновесию между мечтами и возможностями. Для того, чтобы понять это, стоило коптить небо, менять работы и подруг, переезжать из одного места в другое. Впрочем, стоило ли? Словом, должно было пройти время.

Я почувствовал это не сразу, очень многое пришло во время двухлетней работы в алкогольной компании. Часто я ловил себя на мысли, что говорю не так, как это было бы естественно для меня, а так, как должен. Но в конечном итоге это меня не спасло: спустя год, они всё-таки поняли, что я немного — Маугли.

— Здравствуйте, меня зовут «…», и я проведу с вами предварительное собеседование, — высокая бойкая девушка, она непринуждённо улыбалась.

— Здравствуйте. — я медленно кивнул.

Показав жестом в сторону, девица произнесла:

— Давайте пройдём в малую переговорную.

Меня привели в совсем маленькую комнату. Достаточно уютно, но всё-таки по-офисному. Посередине стоял крохотный столик, вокруг него три диванчика. Под стеклянной поверхностью стола я сразу приметил опытным глазом вечного бездельника: карты, набор магнитных мини-шахмат, какие-то другие настольные игры. Что ж, если вы решили сначала провести партию в шахматы, то вам не повезло — я слабый соперник даже для любителя.

На стене стилизованным витиеватым шрифтом было написано: «Dream Before Your Dreams Can Come True«. Амбициозно.

— Наверное, вы уже знаете, наша компания занимается производством и реализацией широкого спектра алкогольной продукции, это крупный федеральный холдинг с головными центрами в нескольких городах… — она закинула ногу на ногу и говорила слитно, без всякого затруднения. Наверное, так и должно быть — всё-таки ей каждый раз приходится рассказывать одно и то же. Я успел что-то пропустить.

-… эти организации тоже активно участвуют в общей работе, имея своих представителей на всех наших бизнес-единицах. Обо всём этом, вам ещё не раз расскажут и, при том, намного подробнее, если вы захотите работать с нами, — она опять улыбнулась — Хотелось бы услышать, почему вы всё-таки решили отправить нам своё резюме, и в чём ваши ожидания от работы в компании.

Устройство на работу — время необдуманных обещаний, особенно, когда эта работа вам нужна. И я уже был готов говорить всякие глупости. Таким образом, с самого начала пошла наша игра в полуправду с работодателем.

— Как писал в резюме, я совсем недавно переехал в этот город. Сейчас меня интересует постоянный заработок и, в широком смысле, стабильность. А когда я узнал о вашей компании и том, насколько она мощная, я сразу понял, что было бы интересно работать с вами.

Ведь понятно? Чтобы быть принятым на работу, мне необходимо изобразить из себя толстокожего «хозяина жизни».

— Да, вы писали, что приехали из Ленинграда. Кстати, расскажите, что вас толкнуло к переезду? Я сама почти из деревни, переехала сюда — интересно послушать…

В ту пору у меня была «официальная версия» ответа на этот вопрос. К сожалению, я её забыл, и восстановить свой ответ не в силах.

Когда ты оказываешься другим, ты не виноват, но это бывает трудно объяснить. Мы вообще мало чего выбираем: многие свободные поступки, если подумать, перестают выглядеть таковыми.

3.

Как можно было догадаться, несколько лет спустя, после истории со скрипачкой, я переехал из города побольше в город поменьше. Решил, что без моря жить не могу, хотя причина, конечно, была не в этом. Не знаю, был ли поступок свободным — тешу себя надеждой, что был.

Пара-другая не слишком обременительных знакомств, пусть не сразу, но появилась. Одна-другая сотня тысяч рублей была заработана и незамедлительно спущена. Пролетали сомнительной важности события и, одним словом, меня тянула пучина, которая в конце концов выплюнула моё тело на поверхность следующего эпизода.

На сопке, на её скалистой вершине нас троих окружили город, трава, косой крест, квадратные бутылки кагора и виски, и проступившие звёзды наверху. После вполне резонных стонов восхищения, мы расположились полукругом прямо на скале и открыли бутылки.

— Видишь тот армейский купол? Говорят, его перекрасят в арбуз.

— Арбуз?

Снизу донёсся бой барабанов и хор голосов, армия не спала в вечернее время — армия маршировала.

— Есть у кого-нибудь сигарета?

— Вот, — порывшись в сумке, выудил пачку.

— Спасибо, первая сегодня!

— Ты бросаешь курить?

— Кажется, нет…

Солнце только зашло. И, по мере того, как темнело на горизонте, город становился в моих глазах ещё более свободным, просторным и красивым. Дышать стало легче, словно стянули удавку с шеи. Готов поспорить, что ради такого ощущения люди и покоряют горные вершины.

— Интересно, кто ставит кресты на каждой сопке в городе?

— Церковь, видимо. Наверняка, есть годовой план по крестовизации холмов. Когда все сопки будут обставлены, они примутся за мосты, трассы, крупные торговые центры…

— Надо устроить здесь концерт. Привезти комбари, ударную установку, освещение… Такой вид! Сделать нормальный пиар, пригласить местных звёзд!

— Это кого же?

— Не знаю… Лайнела Лютора, например.

— Кого-кого?

— Лай-нела Лю-тора из Тайн Смолвилля. Он живёт на моём этаже. Только его что-то не видно в последнее время.

— Как бы не спился, — третий собеседник знал, о ком идёт речь.

Спустя полбутылки выпитого кагора скала уже казалась родным домом, огни города слились в единое целое, гул машин смешался с шумом ветра, и мне стало трудно различать, где же кончается реальность, и начинаются мои фантазии.

К тому моменту мы уже встали на ноги, накинули куртки и включили музыку. В телефоне сменяли друг друга песни: The Smashing Pumpkins, Joy Division, Pantera, Paul Van Dyk, Roy Orbison, Oomph, Billy Idol, The Cure, KMFDM — всех и не вспомнишь… Потом в ход пошли наши песни. А затем, как показатель нарастающего градуса, песни с нашим вокалом.

— Ужас. Как дальше жить… Как дальше жить, если всё хорошо?!

— Ну наконец-то…

— Сингулярность….

— Я так долго, так долго ждал, что ты это скажешь!

— У меня сингулярность. Точка, в которой завтра, вчера и сегодня замыкаются. Когда всё происходит так, как ты этого хочешь…

С наступлением ночи мы двинули оттуда. Довольно быстро я покинул компанию, а парни продолжили вдвоём. С утра репетиция. Не высплюсь, уже не выспался.

Вежливый таксист-иммигрант довёз меня до дома. И когда это таксисты успели стать вежливыми?

— Можете прямо на углу остановить, как вам будет удобно, — произнёс я ритуальную фразу. Не знаю почему, я говорю так каждый раз, когда приезжаю на такси, хотя повод был только однажды.

И дома, сбросив свои маски, я, наконец, опять почувствовал, что мне себя не спасти, внезапно, как всегда это и бывает. Алкоголь, эмоциональная и физическая усталость и… Что-то ещё.

Смотрю в окно, город гудит. Ночь, пятница.

И повсюду здесь мои следы. Они тянутся незримыми нитями от жилых домов, магазинов, скверов, садов, баров… От моря и до стоматологии, от автобусной остановки и до репетиционной точки.

Сколько ступеней видели мои ноги, сколько столбов помнит спина, сколько поручней лапали мои руки. Здесь есть даже люди-следы.

Они были и там.

Сейчас кажется, общение с той пицце-девушкой, как и со многими другими людьми, можно было спасти без каких-либо усилий. Но мы предпочли сохранить «естественный порядок вещей».

Я разорвал бесчисленное количество знакомств, растоптал не одну дружбу, дважды переезжал из города в город. Зачем? Видимо, для того, чтобы понять, что это тоже приводит к исходной точке круга. Я не мог так не поступить. И каждый раз была возможность начать всё заново. И с каждым разом это всё становилось менее интересным. Как будто одна и та же проигрышная партия в шахматы.

И теперь я снова прихожу сюда, к морю, покинув духоту своей квартиры. Я задаю одни и те же вопросы. Не знаю кому: морю ли, либо ветру, либо Богу Владивостока. Море глотает мои слова, выплюнув пену на камни.

Всегда, когда не вижу воды, хотя бы вдалеке, и зимой, и летом — тянет прийти в эту бухту и просто посмотреть. Вдохнуть воздух. И всегда я испытываю что-то вроде разочарования.

Хорошая музыка не должна исполняться дважды, хорошие фильмы не должны повторяться. Никаких ремиксов, ремейков, продолжений. Это один из немилосердных законов нашего мира. Наверно, по той же причине жизнь быстротечна.  Жизнь и хорошая музыка — самое неподходящее сравнение. Хорошая музыка — хотя бы хороша…

Тяжелое и бессмысленное бремя. Кошки спять по 20 часов в сутки и при этом живут в 5 раз меньше человека. Но, с другой стороны, они и не волнуются так, как люди!

А я боюсь. Боюсь, что вся моя жизнь — иллюзия. Дорога под сенью померанцевых цветов. Я боюсь, что однажды проснусь и пойму, что я настолько же одарён воображением, насколько обречён.

Пожалуйста, бог Владивостока. Скажи это. Пусть дует ветер: ему не свалить меня на землю, если ты ответишь. Прошу, только скажи: зачем мне желания мои?

[1] В оригинале: «Самоубийство категорически запрещается!» — приказ генерал-лейтенанта Сидзуо Ёкоямы младшему лейтенанту Онода Хироо, отправленному вести диверсионную деятельность на острове Лубанг.

treecmike. «Under the Spanish sky».

  • 03.07.2017 11:57

Август

 

­− Вечно ты в ночное небо смотришь, — сказала мне Сара, когда посмотрела на меня скучающим взглядом. Ее взгляд часто был таким, когда ночное небо было чистым и я смотрел на него, пропадая где-то в своих мыслях.

− Ну а что мне ещё остаётся?

− Тупица, − брякнула она и  встав с травы, отряхнула юбку. Сара любила юбки. А я любил звезды. Любил, но при этом никогда не хотел побывать в космосе. К ним поближе. Они мне нравились такими, какие они есть: далёкими и загадочными. − Пошли по домам, Клайн. Я хочу спать.

− В гробу выспишься. − Брякнул я, но поднялся на ноги, избавил джинсы от прилипших травинок, и потянувшись так, словно только проснулся, посмотрел на Сару. Сегодня на ней была короткая чёрная юбка, белая футболка и джинсовая безрукавка. Впрочем, ничего необычного. Она всегда одевалась как-то так. Я поднялся с травянистого склона на дорогу и неспешно пошёл вниз по тротуару. Мы с Сарой часто приходили сюда , когда позволяла погода. Было ли это «нашим местом»? Нет, не думаю. Просто я любил лёжа на прохладной траве смотреть на звёзды , а Сара ходила со мной за компанию. От скуки, я полагаю.

Мы шли не торопясь. Я чуть впереди, а Сара прямиком за мной. Не знаю, почему мы никогда не шли рядом друг с другом, нога в ногу. Но меня это не сильно заботило,  да и мою юбочную подругу тоже, наверное.

− Ты уже придумала, какую юбку завтра наденешь?

− Хватит прикапываться ко мне с этим вопросом, звездочёт хренов. − Сказала она голосом , которым всегда говорит что-то такое: грубоватым и обиженным.

− Иногда мне кажется, что если я увижу тебя не в юбке, то ты будешь совсем другим человеком.

− Не неси ерунды, болван. Я — это я. Хоть в юбке, хоть без неё. − Пусть и назвала меня болваном, но коснулась ладонью моей спины, словно заверяя, что Сара — это Сара. И никак по-другому.

Вернувшись в наш небольшой городок, по пути домой мы выпили по банке «Dr.Pepper» и поболтали о планах на завтра. Они оказались такими же, как планы на сегодня: утро, день, встречаемся, травянистый склон, я смотрю на звёзды, Сара скучает, подкол про юбку и по домам. А если будет облачно, то сходим и поищем Саре новую юбку (надеюсь, что небо будет чистым, аминь).

Мы дошли до перекрёстка, на котором должны были расстаться.

− До завтра, Сара. − Сказал я, а Сара как всегда подошла ко мне поближе, уткнулась носом в мою рубашку и глубоко вдохнула. Нет, она не извращенка какая-то. Просто если от меня не пахло табаком, она меня целовала в щеку. Она это называла: «Приятнейший из способов отказа от курения».

− До завтра. − На сей раз сдержано, попрощалась она и вскоре скрылась за поворотом. Я тоже не стал медлить и отправился домой. По пути я выкурил парочку сигарет с превеликим наслаждением. Поцелуй от Сары я получал лишь один раз, но это был мой день рождение и к курению никакого отношение это не имело. Все дело в том, что Сара на дух не переваривала запах от сигарет. Поэтому перед встречей с ней я жевал жвачку, а пока мы были рядом вообще не курил. Полагаю, это весьма справедливая плата за то, что она проводит со мной какое-то время, пока я занят тем, что ей, в общем-то, и не особо интересно.

Признаться, ее поцелуев я ловко избегал, хотя избавиться от запаха никотина было делом плёвым. Не к чему нам эти нежности. Сейчас меня устраивали наши отношения. Мы проводили время вместе, гуляя по пригороду, смотрели на звёзды, иногда выбирались на пикники, ходили вместе в кино и просто болтали про всякое. Меня это устраивало. Да и Сару, наверное, тоже.

Она появилась в моей жизни полгода назад. Красивая, и длинноногая. Потому и любила юбки. Если Бог создавал мир 6 дней, то на седьмой он не отдыхал, а придумывал Сарины ноги. Не удивлюсь, если когда-нибудь в будущем она станет рекламными ногами какой-нибудь косметической компании. Хотя это уже перебор. По крайней мере — это перебор для той Сары, которую знаю я.

Она заявилась прямо ко мне домой. Вошла в мою жизнь быстро и без предупреждения, а если конкретнее: я продавал книги, которые когда-то читал. Мне они больше без надобности. Вот Сара и пришла их купить. Книги были в хорошем состоянии, и гораздо дешевле, чем в книжном магазине. Из тех авторов, что я продавал, Сара была знакома не со всеми, а мне хотелось продать все и сразу, вот я и попытался завязать с ней разговор о книгах тех авторов, которых она не читала. В итоге, разговор завязался такой, что теперь кроме меня и звёздного неба , сбоку сидит Сара в юбке.

Назавтра мы встретились с Сарой в семь вечера на том же месте, на котором расстались днем ранее. Сегодня на ней была другая юбка – серая, до колен и прилегающая к ногам. Уверен, что у юбок такого фасона было свое название, но я его не знал. Сегодня у нас был немного другой маршрут. Мы с Сарой прошлись через добрую половину города, и в итоге оказавшись на окраине, мы шли по бетонному тротуару вдоль русла довольно широкой реки.

− Остановимся тут. – Объявила мне моя юбочная подруга, и, остановившись, посмотрела на то, как солнце медленно уходило за горизонт. Я ничего не ответил, ведь и меня это место вполне устраивало. Остановившись, я повернулся лицом к реке и закату, а потом подул весьма ощутимый, но теплый ветер и я взглянул на Сару. Она стояла, сомкнув руки в замок за своей спиной и не мешала своим темным волосам раздуваться на ветру так, как им хотелось. У Сары были длинные и прямые волосы и карие глаза. Она была красива, длиннонога и в юбке. На самом деле, у Сары отбоя не было от поклонников, но их всех она как-то без особых сомнений отправляла искать свое счастье подальше, искать счастье, в котором слова «Сара» не будет. Мы стояли молча, Сара смотрела на закат, а я смотрел на Сару, которую обласкивали летние желто-оранжевые лучи солнца. Отчего у меня в груди потяжелело. Не знаю, почему так случилось, но мне казалось, что Сара исчезнет из моей жизни, как только солнце опустится за горизонт.

− Уже думал о планах на будущее, о времени, когда мы закончим учебу, Клайн? – Сара оторвала взгляд от заката и повернула голову в мою сторону. Ее лицо было спокойным и заботливым.

−  Думал. Закончу универ и начну работать по профессии, пожалуй, ну или разочаруюсь в жизни и начну создавать идеальные миры, — писать книги. – Ответил я ей, стараясь прикрыть своим спокойным лицом тот тяжкий и необъяснимый груз, который свалился мне в душу.

− Книги? Занятно-занятно. Я бы хотела прочесть то, что у тебя в голове. О звездах, например. – И зачем-то Сара показала мне язык, как будто дразнила. Не знаю, зачем она это сделала, ну да неважно.

− А ты чем хочешь заниматься после учебы?

− Чем-нибудь, что развеет скуку. Еще не придумала. – Ответила Сара, и я на секунду почувствовал легкую нотку грусти в ее словах. Видимо, она, и правда еще не знала, чего хотела.

Сегодня был август, а значит, начиная с сентября, мы с Сарой отправимся на последний курс университета.  Мы с ней одного года рождения, но хоть и проучились пять лет в одном здании, друг друга узнали лишь недавно, все потому, что учимся на разных специальностях. Я – будущий учитель географии, Сара – маркетолог. Я жил один в небольшой квартирке неподалеку от университета. Жил, в основном, на деньги, которые мне высылали родители каждую неделю, ну и стипендия от универа прилагалась. Сара отличалась лишь тем, что жила в доме своих родителей, с мамой. Своего отца Сара не помнила, но знала, что он оставил ее матери дом, так как был человеком совести. Посему, когда он в один день разлюбил маму Сары, то ушел, оставив достаточное количество денег и дом в придачу. По словам Сары, ее отец был слишком честным, чтобы годами лгать  матери, потому и вылил всю правду без сомнений, и разом. Однако, объяснения, почему отец не связался с дочерью до сих пор, у Сары не было. Впрочем, ее это несильно волновало, ведь она его совсем не помнила.

Ветер разгулялся не на шутку, а потому, словно чтобы добить меня, облака затянули все небо. Ну вот, и на звезды посмотрели, и думы свои подумали. Ничего не поделать, придется отложить мой просмотр звезд на другой раз.

− О! Сегодня похоже мой день. – Заявила девушка с улыбкой на лице. Да уж, Сара явно подшучивала над тем, что обломались мои звезды. – Успеешь еще на них посмотреть, Клайн. Звезды всегда будут на небе, не забывай этого.

− От того мне не легче. – Парировал я, но видимо, как-то неубедительно.

− Пошли отсюда, зануда. – Сара дернула меня за рукав рубашки, и ничего не имея против, я зашагал вслед за ней.

Я и юбка, по соседству немного погуляв по городу, расстались все на том же месте. Поцелуя я и сегодня не получил. Но это было весьма очевидным исходом, чтобы я огорчился. Стоило нам разойтись, как я тут же закурил и, шагая домой в весьма подавленном настроении, смотрел себе под ноги, хотя обычно я смотрел либо перед собой, либо, если небо чистое, вообще вздымал голову кверху. Так и закончилось лето. В последние дни августа мы с Сарой не виделись, потому что готовились к началу учебного года, да и за новой юбкой Сара ходила с мамой. Так что, в последние дни лета я курил столько, сколько мне хотелось, толком ничего не делал, и не смотрел на звезды, которые, как сказала Сара: «Всегда будут на небе», потому что звезд этих не было видно за слоями облаков. Начало осени обещало быть пасмурным.

Сентябрь

В один из сентябрьских вечеров, я сидел дома, и читал «Похититель теней» Марка Леви, слушая при этом «Under the spanish sky» Арианы, как вдруг раздался звонок на мой мобильный. Сара. Редкое явление. Обычно она мне пишет, а не звонит. Ну да ладно.

− Алло.

− Мама умерла. – Слышу в ответ. Такого голоса Сары я не слышал никогда. Этот голос…Только в таких ситуациях голос бывает таким.

Не мешкая не секунды, я отбросил к чертям книгу и подорвавшись с места пулей вылетел из дома. Хорошо, что Сара жила не далеко. Подбежав к ее дому, я позвонил в звонок. Тишина. Свет не горел. Я попробовал повернуть ручку. Открыто. Войдя и быстро скинув обувь, я метнулся в комнату Сары. Она сидела в темноте, прижавшись спиной к кровати, и обняв свои колени тихо плакала. Скорее всего, она была так подавлена, что даже не могла нормально заплакать. Слезы просто текли по ее щекам, изредка она шмыгала и смотрела в одну точку. Это был первый раз, когда я увидел Сару без юбки. Она была в майке и синих домашних шортах. Я подошел к ней и присев рядом, хотел было погладить ее по голове, как она накинулась на меня и, повалив на пол, стиснула в объятиях и начала громко и горько плакать. Я обнял ее в ответ. С такой заботой и теплом, которые во мне только были. В ту ночь я так и не смог сомкнуть глаз, а Сара перестала плакать только ближе к утру и попросту обессилив, вырубилась лежа на мне.

− Можешь сходить в магазин? – Это было первое, что я услышал, когда Сара проснулась. Она проспала совсем немного, пару часов, может чуть больше.

− Конечно, что тебе купить? – Засуетился я, но Сарин ответ поверг меня в шок. Однако, шок был очень недолгим. Все-таки, сейчас было не время для удивлений.

Я наскоро сбегал в магазин и, вернувшись, вошел в дом Сары и обнаружил ее сидящей на кухне с чашкой кофе.

− Вот. – Я положил перед ней зажигалку и пачку сигарет.

− Прости. – Сказала Сара, и закурила. Курить она не умела, потому много кашляла. Но не мне ее учить, упрекать или останавливать.

Позже я выяснил, что ее мать сбила машина, когда она шла домой с работы. Несчастный случай. Вот так вот просто. Раз, и нет человека. Пару дней спустя были похороны, собрались немногочисленные родственники, друзья, коллеги, и мы с Сарой. Все эти дни я не отходил от нее не на шаг. За эти несколько дней Сара научилась курить, не кашляя при этом, и теперь не выпускала сигарету из руки. Долгое время мы не появлялись в университете и просто проводили время в компании друг друга, почти не выходя из ее дома. Сара перестала носить юбки. Теперь она всегда была в джинсах. Поначалу видеть это было непривычно. Но Сара, и без юбки, осталась Сарой, которую я знал. Только очень несчастной. В один из дней, поздно вечером мы стояли на перекрестке, на котором всегда расходились, и Сара сказала мне:

− Когда-нибудь, я обязательно надену юбку снова. Давай завтра пойдем в университет. ­ − Не сказав более ни слова, Сара поцеловала меня в щеку и, развернувшись, поспешно удалилась. А я, с усталым и удивленным выражением лица  смотрел ей в след до тех пор, пока она не скрылась за поворотом. Поцеловала. Ну да, теперь мы оба курим.

Так закончился сентябрь, и мы вернулись в университет. Особых проблем из-за нашего отсутствия у нас не возникло, так как и я, и Сара, все весьма доходчиво объяснили преподавателям. Те, в свою очередь, проявили понимание. Сара без юбки осталась все той же Сарой, только вот, теперь жизнь сильно изменилась.

Остатки осени

Когда осень схватилась окончательно, в нашем «City of Stars», за толщей облаков и туч столь мною любимые звезды пропали практически полностью. Не сказать, что я был фанатом прохлады и дождя, но привыкать не приходилось. Осень сюда приходила каждый год. И каждый год одно и то же: тучи; люди в шарфах; мокрые от капель дождя зонтики; осенняя хандра; и так далее. Вместе с тем, как пришла настоящая осень, пришли и последствия недавних событий. Мы с Сарой виделись все реже, и все чаще от общих знакомых я узнавал, что она регулярно выпивала сверх нормы, и у людей складывалось ощущение, что теперь Сара еще дальше огородила от себя существ подверженных смерти, хотя, наверное, к этой самой смерти, она была поближе многих. Не мне корить ее за образ жизни, который она сейчас предпочитает, все-таки, пережить такое событие безболезненно – нереально. Теперь мы с Сарой практически не переписывались, только созванивались. Но и это случалось нечасто, и звонила исключительно Сара, так как она дала мне понять, что теперь на звонки людей она не отвечает, ибо не хочет с ними разговаривать, я – не исключение.

Когда скончалась мать Сары, мне казалось, что мы с Сарой сблизились, и я даже почувствовал, что не против перейти черту, которую мы негласно нарисовали когда-то. Однако, я ошибался. Теперь мы с Сарой были дальше, чем когда бы то ни было. Я – человек, который поддержал ее в трудную минуту. Она – человек, который потерял мать совсем недавно. Я – человек, который должен быть учтивым к ее прихотям, потому что считаю Сару близким для себя человеком. Она – человек, имеющий право делать то, что посчитает нужным, оправдываясь недавней трагедией.  Я, как мог, старался помочь Саре и проявить свое понимание. Это, в общем-то, все, что я мог сделать для нее.

Телефон зазвонил в шесть вечера в субботу.

− Привет.

− Привет, Сара.

− Приходи ко мне на ужин. Давненько я тебя не видела. – Заявила меня моя подруга (?) голосом натянуто дружелюбным. – Жду через час.

Я не успел ничего ответить, а она уже положила трубку. Раз в запасе есть еще час, то я успел побриться, принять душ, и, одевшись, отправился домой к Саре. Я старался быть максимально пунктуальным человеком, посему объявился в ровно назначенное время. На пороге меня встретила Сара. На ней были джинсы. Вся остальная одежда значения не имеет, так как юбки на ней не было, и это главное.

− Привет, Клайн. – Сдержанно улыбнувшись, сказала Сара, а после, повисла у меня на шее, утыкаясь носом в ключицу. – Я скучала.

− Привет, и я. – Стоило ей приблизиться, как я почувствовал стойкий запах крепкого алкоголя. Как можно тише, чтобы Сара не заметила, я попытался огорченно выдохнуть. Удалось. Мы вошли в дом, и оказавшись на кухне я увидел, что на столе стояла на половину пустая бутылка виски, а помимо нее две тарелки, в которых, еще дымясь, лежали свиные медальоны и овощное рагу.

− Проходи-садись-наливай-пей-отдыхай. – Как какую-то скороговорку протараторила Сара. Удивительно, как у нее еще язык не заплелся, после того, как она столько виски-то выпила?

− Не знал, что ты умеешь готовить. Я думал, ты только юбки примерять умеешь. – Попробовал отшутиться я, пытаясь избежать тяжелых разговоров, хотя бы в начале вечера. Мы присели за стол, Сара тут же налила виски и мне, после чего в воздухе повисла какая-то неловкая тишина. Нам не привыкать молча находиться в компании друг друга. Но вот сейчас это было непривычно. И потому, ничего не оставалось, как смочить горло глотком виски и уткнутся в тарелку. Тем более, еда и на вид, и даже на вкус была хороша. Сара, тем не менее, и не притронулась к ужину. Вместо этого она закурила, и сделала несколько глотков алкоголя, просто глядя на то, как я ем.

− Клайн, чем ты занимался в последнее время?  − Спросила Сара, выдыхая дым изо рта.

− Да ничем особенным, в общем-то. Учился, читал, спал, матерился на тучи. Ничего необычного. – Ответил я, когда прожевал и еще раз смочил напитком горло.

− А я нашла парня. С ним весело. – Выдала мне Сара, и весьма широко улыбнулась, посмотрев в мои глаза, словно ожидая моей оценки на ее поступок.

− Рад за тебя. Но будь аккуратна. В последнее время жизнь тебе и так подбросила проблем. – Ответил я, как можно сдержаннее, хотя по моему лицу явно было заметно, что я не воспринял эту новость должным образом. Воспринял не так, как этого хотелось бы Саре.

− Что ты имеешь ввиду?

− Я говорю о том, чтобы ты не обожглась об этого парня. Не хочу, чтобы тебе было еще больнее, чем сейчас. – Ответил я, не выдержав. Это я сделал напрасно, но жалеть о своих словах не собирался. Сара встала со стула и, обойдя стол, со всей своей обидой влепила мне пощечину.

− Пошел вон, Клайн! Я тут с тобой радостью делюсь. Заявляю о том, что не стою на месте и двигаюсь вперед, а ты вот как со мной поступаешь! Знать тебя не хочу, звездочет херов! Проваливай! – Выругалась Сара, а мне ничего не осталось, как встать со стула, и просто покинуть ее дом. Я не сказал ей ни слова. Похоже, вот теперь это конец.

Всю прошедшую неделю, я думал о том, что произошло между мной и моей подругой, наверное, подругой. Я не жалел о сказанном, ведь, в каком-то смысле был прав. Был прав, но указывать, как Саре жить, права не имел. Я не мог определиться только в одном: Кого я жалел? Себя, или Сару? С одной стороны, мне очевидно было неприятно знать, о связи Сары с другим мужчиной, хотя ее мужчиной я никогда и не был. С другой, я крайне не хотел, чтобы мой близкий человек снова страдал из-за кого-то. Под каким углом не глянь, а жалел я, видимо, и себя и Сару. Только сейчас, потеряв ее (повторюсь, Сара моей никогда не была), я понял, что полюбил эту девушку. Полюбил за ее юбку, за ее красоту, заботу и за то чувство спокойствие, которое она во мне пробуждала, когда сидела рядом на траве, пока я смотрел на звезды.

Зима

С тех пор, как я, своими собственными руками оборвал связь с Сарой, то вслед за ней начал злоупотреблять алкоголем. Пил один, и иногда с людьми, которых знал еле-еле. В одну из снежных суббот я проснулся в одной кровати с девушкой, и даже имени ее не знал. Я лишь помнил, как прошедшим вечером надрался, как последняя сволочь в одном из баров города в одиночестве, а дальше все: сплошной провал в памяти. С каждым новым днем, я лишний раз убеждался в том, что люблю Сару. Только рядом с ней, я мог уверенно ступать вперед. Сейчас я тоже не стою на месте. Я двигаюсь. Но такое движение называется «Потонуть на дне бутылки».

− Доброе утро, милый. – Послышался голос справа. Голос обнаженной девушки, которая лежала рядом, и очевидно, тоже проснулась.

− Тебе пора. Прости за все. – Я понимал, что вел себя с ней по-скотски. Но поделать с этим я ничего не мог. Я не хотел видеть и знать эту девушку, даже если она такого не заслуживала.

− Ты ублюдок Клайн, ты знаешь об этом? – Спросила она, когда я провожал ее до двери. Но ответить мне было нечего, и я просто захлопнул дверь перед ее носом.

В итоге, такое со мной повторялось еще несколько раз. Несколько зимних суббот. Несколько абсолютно незнакомых мне девушек. И бесконечное похмелье с примесью полного отчаяния. «Пора брать себя в руки», − подумал я, проснувшись, в кое-то веки, в очередную субботу в одиночестве. Близился новый год. Надо бы навестить Сару. Я совершенно ничего не знал о ней теперь. Мы были с ней очень далеко друг от друга. На новогоднюю ночь у меня было несколько предложений от знакомых, с которыми я в основном пил. Ото всех предложений я отказался. Хватит с меня такой жизни. Иначе она поглотит меня целиком, и тогда я потеряю не только Сару, но еще и себя самого.

Незадолго до нового года я прошелся по магазинам, выбирая Саре подарок. Когда я зашел в магазин женской одежды и остановился в отделе юбок, то чувствовал на себе взгляды продавцов, да и покупателей, девушек, естественно. Но мне было плевать. Я купил Саре юбку-карандаш персиково-сливочного цвета, надеясь, что ей она понравится, и что не будет мала или велика. Размера своей, когда-то подруги, конечно же не знал, потому покупал на глаз. Также я купил примерно такого же цвета подарочный пакет, куда и уложил юбку. Подарок был готов, я – нет.

31 декабря, ближе к вечеру, я направился к дому Сары, и когда уже стоял на пороге, то посмотрел в окно ее дома, и увидел ее, стоящую в обнимку с каким-то парнем. Нет, не с каким-то парнем. С ее парнем. От этой картины мое сердце начало биться сильнее. В этом доме я был бы явно лишним. Посему, поставив пакет на пороге, и вложив в него письмо, которое я написал Саре, я немного отошел от дома и подобрав небольшой камешек на дороге, швырнул его прямиком в окно. Попал. Попал и убежал, как какой-то трусливый мальчишка.

« Сара, с новым годом! Прости меня за то, что произошло между нами тогда, за ужином. Мне очень жаль, если я причинил тебе боль. Мне тяжела мысль о том, что теперь у тебя есть мужчина, который ближе к тебе, чем я. Сам того не ведая, я полюбил тебя. Полюбил твою заботу, твою улыбку, твои подколы в мою сторону, полюбил все твои юбки и обе твоих ноги. Мне очень тебя не хватает.

 С тех пор, как мы больше не видимся, я перестал пить Dr.Pepper и начал пить виски. Я чувствую, как моя жизнь катится в ад. Только рядом с тобой, я мог ступать вперед. Прости, что оказался таким слабаком. И не смог быть рядом с тобой, в трудную для тебя минуту. Ты заслуживаешь лучшего. Пусть новый год станет для тебя годом позитива и улыбок. Оставайся такой же хорошей, как и всегда. Я люблю тебя. Твой, безнадежно влюбленный, Клайн-болван.

P.S если юбка не подойдет или не понравится, в течении двух недель сможешь поменять размер или сдать ее обратно в магазин.»

Новогоднюю ночь я провел в одиночестве и абсолютном безделье. То есть, я не делал ничего. Абсолютно. Не пил. Не ел. Не курил. Не слушал музыку. Не читал книгу. Н.и.ч.е.г.о.

Позже наступили январские праздники, и я съездил проведать родителей. Они были в порядке, я – нет. Но рассказывать им о таких подробностях своей жизни я не стал. От Сары ни весточки.

 

Самые пустые полгода

 

Январь – от Сары ни весточки.

Февраль – от Сары ни весточки. Я снова проснулся с незнакомкой.

Март – от Сары ни весточки. Перешел на сигареты покрепче.

Апрель – от Сары ни весточки. Был шанс посмотреть на звезды. Не воспользовался.

Май – от Сары ни весточки. Сдал выпускные экзамены. Успешно сдал.

Июнь – от Сары ни весточки. Напивался ежедневно, пока не защитил диплом.

 

Последние звезды на небе

В последний день июня во всем университете вручались дипломы. После этого мои знакомые закатывали вечеринку в огромном коттедже. Я был приглашен, и пошел, с целью напиться. В последние несколько месяцев алкоголь заменил мне все и всех, кроме Сары. Сколько бы я не пил, я не мог выкинуть ее из головы. Каково же было мое удивление, когда на этой вечеринке я встретил Сару. Мы столкнулись с ней на террасе. Я стоял, курил, смотрел в никуда и думал о Саре, а когда сигарета закончилась, то повернулся и собирался вернуться в дом.

− Привет, Клайн. – Передо мной, в проходе стояла Сара. В джинсах, белой майке и джиносовой безрукавке. Она всегда одевается как-то так, почти.

− Привет. – Нерешительно, и с опаской произнес я, ожидая, когда покажется ее молодой человек. Но поздоровавшись, мы стояли молча и смотрели друг на друга, и никакой молодой человек так и не показался. – Ты с парнем?

− Я с ним рассталась. Еще в апреле. – Спокойно произнесла Сара, но взгляд ее был грустен. Она выглядела одиноко, даже если это и не бросалось в глаза. Я-то уж точно мог отличить состояния Сары с полшага.

− Вот как. Мне жаль, что у вас ничего не вышло. – Произнес я, и двинулся в сторону Сары, но шел я не к ней. От нее я бежал. Шел я обратно в дом.

− Куда собрался, болван? – Поинтересовалась Сара, и схватила меня за запястье, когда я обходил ее. – Останься со мной. Побудь со мной. Уйди отсюда со мной, Клайн.

Я чувствовал, как голос Сары с каждым словом звучал все тяжелее и надрывистее. Мы ушли с вечеринки. Но шагая по ночной улице, между нами была не стена, а целая пропасть. Мы молчали. Раньше молчание не вызывало проблем, однако сегодня, молчание – яд, что поражал мое тело с каждой минутой.

− Я прочла твое письмо. Извини, что не ответила и никак не связалась с тобой. Мне нужно было время. – Словно сожалея, проговорила Сара и закурила. Теперь она шла чуть впереди меня. Непривычно. Впрочем, теперь мне вообще было непривычно находиться рядом с ней.

− Ничего страшного. – Я довольно долго молчал, но это все, что я смог ей сказать. Я был жалок.

− Ты меня все еще любишь? – Сара остановилась, и, развернувшись, посмотрела на меня.

− Люблю. – А вот здесь я ответил немедленно. Не мешкая и не сомневаясь. Я до сих пор любил Сару. – И ничего не могу с этим поделать. Люблю, и все.

Ничего не ответив, Сара развернулась и продолжила путь. Эта дорога вела в сторону наших домов. Я не знал, что мне думать, и что говорить. Все это было совсем непросто. Я закурил. У меня не было понимания собственных чувств. С одной стороны, я был до глубины души рад, что Сара теперь свободна. Что Сара теперь идет рядом со мной. А с другой, я был разрушен и раздавлен изнури. Не мог найти слов, не знал, о чем разговаривать, не понимал, как мне достигнуть ее сердца. Мы шли молча. Курили. Зачем-то прошли мимо дома Сары. Но признаться, это оставляло еще больше черных дыр в моем разуме. Я не понимал ничего. Абсолютно ничего.

− И я люблю тебя. – Это была фраза, которая меня повергла в шок. Землетрясение. Цунами. Конец света. Услышав эту фразу, я, потеряв всякий ум, накинулся на Сару со спины и стиснул ее в своих объятиях. Стиснул так крепко, как только мог. – Эээй, раздавишь же, Клайн. – С наигранным недовольством отозвалась любовь всей моей жизни и слегка похлопала меня по руке.

Я ослабил свое объятие, а Сара задрала голову кверху и подняла руку вверх.

− Клайн, смотри.

Я посмотрел на небо. Там были звезды. Много мерцающих звезд. Наступило молчание. Долгое, но такое громкое. Мы стояли. Я обнимал Сару и мы смотрели на звезды. Сегодня Сара смотрела на них вместе со мной. Мне казалось, что вот так мы наверстываем все то время, которое были вдали друг от друга.

− Да. Это самые лучшие звезды в моей жизни. – Я опустил голову раньше Сары и уткнулся в ее шею.

− Расскажешь, почему ты так любишь смотреть на звезды? – Сара взяла меня за руку, и мы тронулись с места. Мы шли в сторону моего дома.

− Звезды очень красивые. Они так недосягаемы, что и вообразить трудно. А еще, отчего-то мне кажется, что звезды, — это люди, которые когда-то ходили по этой земле, а теперь наблюдают за нами с неба. Звезды, — это словно мир, о котором можно только мечтать, в котором мы никогда не окажемся, и можем только наблюдать за ними, а они за нами. Когда я смотрю на звезды, то думаю, что небо мне улыбается, и только когда я смотрю на звезды, я понимаю всю глобальность нашего мира. Это впечатляет и вдохновляет.

Эту ночь мы провели у меня. Это была наша первая ночь с Сарой, и как оказалось, последняя. В темноте я ощущал Сару всем своим телом. Ее гладкую кожу. Ее упругую грудь. Мягкие волосы и очень-очень-очень горько-сладкие губы. Мы совсем не пили, и вообще не прикасались к сигаретам. Нам было слишком хорошо вместе, чтобы уделять внимание чему-то еще, кроме друг друга.

Открыв глаза утром, первое, что я ощутил, было обнаженное тело Сары, которая лежала рядом со мной, и ее нога была закинута на мои. Это было мое первое утро с девушкой, имя которой я знал, и которую любил настолько сильно, что мне хотелось остановить этот миг навсегда. Я и Сара. Она спит у меня под боком и тихо дышит во сне, а я берегу ее сон, словно, если она проснется, то исчезнет навсегда. Так и случилось.

 Under the spanish sky

− Я уезжаю жить в Испанию. Я больше не могу находиться в этом городе, и в этой стране. Я хочу начать новую жизнь. Жизнь, в которой не будет сожалений. Жизнь, в которой будет светить солнце. Пожалуйста, отпусти меня, если любишь. Я очень люблю тебя, но мне нужно уехать. Только так я смогу прогнать призраков прошлого, и ступать, как ты говоришь, вперед.

Говоря мне все это, по щекам Сары текли слезы. За последний год она вытерпела слишком много, чтобы продолжать жить в доме своей покойной матери, чтобы жить в этом маленьком и хмуром городе. Ей хотелось уехать. И я не мог противиться ей.

− Клайн, если когда-нибудь ты разочаруешься в жизни, и все будет катиться к чертям, и ты все-таки станешь писателем, и если тебе нечего будет терять, то приезжай ко мне в Испанию, обязательно. И помни, звезды всегда будут на небе, а еще, я тоже буду там. Где-то под испанским небом. Я люблю тебя. – Выслушав все это, я посадил Сару в самолет, и она улетела прямым рейсом в Мадрид.

 

 Четыре года спустя…

— Девушка, девушка! – Крикнул я молодой особе, которая стояла на берегу моря, сомкнув руки за спиной, и глядя на оранжевый испанский закат. На ней была персиково-сливочная юбка.

Когда Сара повернулась ко мне, то улыбалась, и в то же время на ее глазах выступали слезы.

− Тушь сейчас потечет, юбочная фетишистка. – С улыбкой произнес я, и протянул Саре книгу в твердом переплете, с красивой девушкой в черной юбке на обложке, и подпись сверху: « Клайн Льюис: «Under the spanish sky».

− Болван.

Молодая душа

  • 23.05.2017 23:37

Молодая душа.
Был вечер, я и мой старый знакомый кот Василий сидели на ветки старого и мудрого дуба, оба как не в чём не бывало смотрели на чарующе играющий закат. Василий был старым потрёпанным жизнью котом, он прижавшись сидел рядом со мной. Я посмотрел на него, он был грязный клочками была вырвана шерсть и не было одного глаза. Но я любил и уважал этого кота. Однажды пришлось отбивать его от стаи бродячих собак. Но домой взять я его не мог у меня аллергия на кошек. Поэтому я построил ему домик на улице и каждый день выходил его кормить. Общение с этим котом на улице не приносило мне дискомфорта, и я даже брал его на руки. И вот этим вечером обласканные весенним ветерком на дереве сидели два несчастных, всё внутри меня было похоже на этого несчастного изуродованного кота. Мне казалась что он понимает меня, я взглянул ему в глаз, его исцарапанная морда всем видом давала знать, что он со мной и разделяет мою боль. Родственная душа. В это момент меня раздирали эмоции, создавалась ощущение что моё сердце обливается теплой алой кровью, моя голова с минуты на минуту даст трещину, мой голос боли и отчаяния вырвется наружу и меня услышит весь город. Меня мучает это чувство, осознание происходящего сводила меня с ума. Но мой маленький потасканный жизнью друг словно всё это понимал. Страшное чувство любовь, но есть вещи куда более страшнее. То состояние, когда ты на грани и твоему мысленному взору предстаёт понимание что ты больше не увидишь эти чарующие до глубины души глаза, не услышишь искрящейся радостный смех, который наполнял тебя лаской и желанием, а эти волосы, их золотистый оттенок мягко переливающейся под игривыми лучами солнца, а та душа, частью который ты был. Но в голове звучала самые страшные строки из стихотворения Эдгара Аллана По «Больше не когда». В тот момент я испытывал страх и тоску. Моя голова не вольно опустилась над старым котом и одна за другой начали капать солёные и прозрачные слёзы, но мой верный друг не обращал на них никакого внимания принимая это как данность. Каждая минута которой отводилась роль лекаря только больше подогревала боль «Больше не когда» крутилось у меня в голове вперемешку с счастливыми моментами наших отношений. Поглаживая кота, я вспоминал разные хорошие моменты моей жизни, но это не могло пойти в сравнение с тем завораживающим ужасом, который происходил сейчас со мной внутри. Внезапно я вспомнил о письме, я написал его сегодня с утра, я полез в свой обшарпанный портфель и достал его. Надеюсь его прочитают. Уже темнеет последние тени сливаются с общей темнотой, холодает. Ладно Василий тебе пора произнёс я в слух подталкивая кота что бы прогнать его с ветки. Ну и мне пора, глаза налились слезами. Аккуратно опираясь на ствол старого могучего дуба, я встал на ветку ногами, немного замерев вдохнув свежий аромат после дождя. Ну всё пора подумал я про себя, моё безмолвие превратилось в всхлипывание и рыдание, боль и страдания, только боль и страдание были во мне. И вот я делаю шаг вперёд, соскользнув с ветки я повис немного ниже, верёвка всё сильнее стягивала мою пульсирующую шею, я почувствовал, как напряжение охватывает всю мою голову. Страх переполнил меня перед глазами пронеслись все моменты моей жизни. И вот я на гране в глазах темнеет, тела стало обмякать, а шея перестала пульсировать. На улице было уже темно, весенняя прохлада окутывала ночной город. В саду на старом дубе нашла своё последнее пристанище и утешение, изуродованная как старый дворовой кот, молодая душа.

…РАССКАЗЯВКИ…

  • 06.04.2017 20:15

Увертюра:
Каждый должен написать в жизни хоть один роман. Будто? можно и не роман, а повесть. Или хоть рассказ экий. Но поскольку в школе я учился весьма посредственно, а зачастую и без затей отвратительно, то хватило меня не на рассказ , а бери рассказики. Сам же , по причине их малообъёмности называю рассказульками. Чаще рассказявками. Нетерпимо прошу не судить. С двоечника какой спрос?! И так, …РАССКАЗЯВКИ.. .

p.s. Во всем забыл. Не надо искать тайный смысл. Его несть. Как впрочем и связующего звена.

#1. Всё началось осенним вечере. Я как обыкновенно по вечерам отдыхал. Уже готовился было ко сну, однако вдруг что — то начало происходить. Что — в таком случае странное и непонятное. Такого раньше никогда не происходило со мной. Получается неуютно до безобразия, как — то тесно. Голову сдавило подобно ((тому) как) будто тисками и какая — то неведомая сила подхватила меня и понесла куда ворон костей не занос. Вскоре всё вокруг успокоилось, однако какой то упадный свет слепил в глаза и странные гуманоиды совершали надо мной непонятные манипуляции. И тутовник я догадался о сути происходящего.

..Здравствуй мир.. подумал я.
..Здравствуй.. подумал в отгадка мир.

В этот вечер я родился. И всё началось!

Никакой хронологии в дальнейшем повествовании далеко не будет. Всё пишется по мере всплытия образов в сознании.
# 2. (18 +++)
Видимо-нев ли надо человеку для счастья? Конечно много. Так когда тебе всего 20 лет, то требуется самую сколько-нибудь. Да почти ничего. Так и мои 20 лет были сильно счастливыми, хотя и пришлись на время больших катаклизмов.
Латона. Тепло. Любимая девушка (как тогда казалось). И как – ведь, гуляя вечером в пригороде, набрели на озеро. Народу едва (ли) не не было. Были только на противоположном берегу. И возникло естественное порыв искупаться.
Купальных принадлежностей с собой не было, и первой мыслью было остаться в чем мать родила по разные стороны куста и объединиться уже в воде.
Девка почему — то застеснялась, (как будто наличие или — или отсутствие купальных принадлежностей при обнимашках в воде что — так меняло), но как бы то ни было, решили окунаться не голышом.
Дальше всё как обычно, как у всех, так не банально конечно. А всё началось, когда решили шагать по домам. Возвращаться в город в мокрых джинсах. Да ещё раз провожать свою русалку было не очень комильфово, вследствие этого — трусы в карман (уж извините, но все (на)столь(ко) делали хотя бы раз в жизни), и тут — так всё началось. Весь кошмар и позор.
Застёгивая молнию чё — в таком случае перенервничал и она заклинила. Не просто заклинила, а от попадания в неё инородного предмета.
Сие для молнии предмет был инородным, а для меня самым что-нибудь ни на есть родным. Роднее некуда.
Искры с глаз, стон раненого слона и позор. Несмываемый позор! Изо за куста выскочила моя нимфа и сказала что без- надо стесняться, она почти доктор (студентка мединститута) и по какой причине сейчас она принимается за ряд реанимационных мероприятий.
Восстанавливать меня было решено полоской ткани оторванной от её сарафана. Всё-таки мои возражения типа ..я сам.. были категорично отвергнуты и пришлось сдаться. (не мешает же ей на ком то тренироваться). Но доминирующий конфуз заключался в том, что после перевязки моя вожделение и возбуждение притуплялись и повязка предательски сползала. Пришлось отрывать всё ещё полоску от сарафана. Когда шли домой, то тутти смотрели на нас с подозрением. Она в минисарафане, я со странной походкой. (Хромая на две ноги одновременно).
В общем, не смог я выпить до дна горькую чашу такого конфуза и через месяц мы расстались.
Дурак. Виноват.

# 3. Отчего мы встречаем людей по одёжке? Зачем по сей день эти условности?!
И хоть я не Станиславский, а вы не Нимеровичи и инда не Даньченки, но
что бы вы ни говорили, на правах бы ни уверяли что встречаете исключительно по
уму, так ..НЕ ВЕ РЮ.. !

Магазин Ашан. Закупаю продукты сверху пол месяца. Вроде всё куплено, перерасхода бюджета мало-: неграмотный наблюдается, а это значит, что можно побаловать себя вкусняшками. (Вкусняшки по большей части бывают 3х, 5ти или 7ми звёздочек. Зх -так себя. 7ми — хороши, но цена завышена. Оптимальный модифицирование -5. Вкус почти как у 7ми, а цена чуть превыше чем у 3х.)
В соседнем отделе что — то яркое привлекло атас. Подхожу — кеды. Почему ..яркое.. — потому что-нибудь расцветки ядовито кислотные.
Раздумье длилось секунд 10. В итоге решил взимать. 2 пары. Одни ядовито салатовые, другие — кислотно оранжевые.

Думаете который на этом финал — я тоже так думал. Вернувшись домой похвастался обновой перед благоверной, она покрутила пальцем у виска, получи том и порешили. А ещё порешили, что оранжевые я буду быть беременным по чётным числам, а салатовые по всем остальным.

Утро. Сначала проспал. Не особо, но на зарядку и завтрак времени сделано не остаётся.
(слукавил конечно. Зарядку я не делаю, а видишь кофе жалко). Да ещё какие то горе электрики решили с утра мир отрубить. Особо — то он и не нужен, а в прихожей хоть глаз выколи.
Рюкзак на плечи и бегу. Малограмотный быстро, но надо спешить. Странные прохожие сегодня. Как правило с утра все какие — то угрюмые, а сегодня возьми удивление весёлые. Все! Солидные дядьки.Студентки. бабульки. И инда бомж, у мусорного бака.
Вы конечно же уже догадались. О много?, один кед я обул оранжевый, а другой зелёный. Возвращаться запрещено, опоздаю на электричку, а потом перерыв, следующая только часа вследствие 3. Одеваю тёмные очки и бегу дальше. По пути я сейчас встречал знакомых, а новые встречные делали вид, что мало-: неграмотный узнали. Только почему то показывали вот так
.
В итоге вечерком было принято решение что так и буду дальше держать на себе. Долой стыд! Долой комплексы! Этот и следующий сезоны вносил фотография и немного красок в серые будни горожан.

Никогда не судите людей до одёжке.

Для Любы. Персонально.
# 4.
Никогда не понимал людей, которым полно не так как раньше. Воздух грязнее, трава на один зуб зелёная, а самым главным мерилом почему то принято исчислять ..Докторскую.. и водку по 3.62. (Если ошибся — поправьте).
Смешные они. Забавные. Смотри делать им нечего, кроме как сидеть на лавке и причитать.
Пусть бы в одном соглашусь, хлеб действительно не тот. Выглядит приблизительно же, не черствеет, но не тот.
Сразу помнится как мама отправляла в магазин за хлебом, как твоя милость из сотни совершенно одинаковых булок долго — это долгая песн выбираешь самую как тебе казалось мягкую, как бежишь по домам, прижав его к себе, словно пытаешься сохранить остатки тепла.
В качестве кого этот запах разжигает твой аппетит и вот ты сделано отщипываешь свежую хрустящую корочку. Потом ещё кусочек. И до сей поры.
Приносишь домой, но без корочки почти.
Как мачка делает строгий взгляд. Ты в ответ пытаешься сделать представление виноватым. Именно пытаешься, потому что знаешь, что сверху самом деле мама вовсе не сердится. Это можешь услышать только ты один. По изгибу уголков губ (само собой) разумеется по искорке в глазах, что блестит несмотря даже нате попытку сделать строгий взгляд.
А после, мама кладёт его в хлебницу ( помните, вперед у всех были деревянные такие. Куда они делись пока что?)
И вот уже мама сама , думая что ты безвыгодный видишь отщипывает кусочек корочки, ( она ведь равно как была маленькой и сама всегда так же делала). Отщипывает до этого часа один и качает головой, молча давая понять, что гренок уже не тот. Не то, что в её детстве.

И сначала здрасте.
# 5. Кому посвящается, та сама знает.
Верите ли ваш брат в путешествия в пространстве и во времени? Сейчас поверите.

Так произошло, что профессий у меня много, но в данный момент я занимаюсь поверкой водосчётчиков. Дело не пыльная и где то даже твоческая. Главное муза заключается в том, что приходится общаться с людьми. Разных возрастов,разных социальных статусов и пусть даже разного пола естественно. Впрочем с каждым из них нужно поставить контакт и естественно положительное впечатление. Впрочем об этом моожно складывать отдельную книгу, но сейчас напишу только один случчай.
Пришедши к себе, немного более уставший чем обычно начинаю гоотовить пирушка и мыть вчерашнюю и позавчерашнюю посуду и тут раздаётся звонок. До чрезвычайности интеллигентная тётка объясняет что завтра уезжает в далёкую простор и поверить счётчики ей очень надо непременно сегодня. Беда не хочется куда то идти, но надо. Действие есть работа. Записываю адрес, и выясняется что тётка живёт в моём а доме. В этом же подъезде. Квартира напротив! Беру заплечный мешок, выхожу из квартиры,, при этом тётка спрашивает, от случая к случаю я смогу подойти.
..да отккрывайте.. говорю. Уже пришёл.
Приостановка.
..уже пришли..?
..ну конечно пришёл..
Дверь открывается.
..сие вы..?
..это я.. .
Тётка долго пытала, каким образом я переместился.
Уходя приишлось выказать тайну. Смеялись долго. И каждый раз, когда встречаемся ныне , без смеха не расходимся.
Всё.

Слава незабвенного столбец не давала покоя и я решил изложить свою версию его хита. Каверверсию. И не без того про ..мир.. я буду излагать в ином смысле, думаю подобно как старик не обидится . Он был добр.
..Война и шар земной..
1 ..Война..
На 9е Мая к нам в класс зашёл старик (сие тогда мы считали всех, кому за 50 стариками. А кому следовать 60 — древними стариками).
У всех проходили встречи с ветеранами и у нас как и.
Классный руководитель представила нам старичка и попросила его рассесться и рассказать о войне.
Дед прошёл. Сел. И…. нет, отнюдь не начал свой рассказ. Он молчал. Очень долго молчал. Несложно смотрел куда то далеко сквозь нас и молчал. Точно по щеке его прокатилась слеза. Потом ещё одна и до сего часа. Вскоре слёзы уже были похожи на бурный легион, а он всё смотрел вдаль и молчал.
Затем вдруг вернулся в кайфовый, достал платок и попытался вытереть слёзы, но они продолжали ехать по щекам, подбородку, и по пиджаку, на котором висели лишь две медали.
Дед встал. Медленно прошёл к выходу и ранее в дверях одернулся и извинился. Извинился и ушёл.
Теперь уже молчали ты да я. Долго молчали. Слышно было только как одинокая мушка кружит по кабинету радуясь весеннему солнышку и иногда бьётся о стекляшка.

Второй раз я ощутил похожие эмоции лет 15 отворотти-поворотти. Это был Парад Победы на Красной площади. Смотрел его нормально по телевизору. Парад как парад.
Но когда прошла все военная техника, отгремели бравые марши, на площади вышла колонночка ветеранов. Прошли они без марша, а каждый их аллюр отдавался в ушах звоном тысяч медалей.
Это был заключительный парад с участием ветеранов. Потом их возили в кузовах старинных полуторок, показывают для трибунах… но всё не то. Поверьте отчего звон медалей в тишине — покруче даже ..Прощания славянки.. .

2 ..Поднебесная..
Не столь давно судьба познакомила меня с одной беспр интересной барышней. (И за это я ей благодарен. Судьбе).
Отдельный день переписываемся, болтаем о том о сём, в общем, всё во вкусе обычно должно в сети происходить — примерно так и происходит. Симпатия иногда рассказывает как их бомбят, обстреливают жилые в родных местах, больницы, школы. И не сама рассказывает, а только когда я её выведу сверху эти откровения. Пишет что уезжая каждое утро сверху работу не знает вернётся ли домой. Что мало-: неграмотный знает, застанет ли живым своего сына дома, ась? этой ночью что то летало над их домами, и идеже-то потом взрывалось, а надо ложиться спать. Потому почему жизнь продолжается и завтра снова на работу.
До ведущий целых 5 км. И ракеты к ним прилетают пока не тысячу) раз, а значит и причин для паники пока нет.

Это было для ..мир.. .

После #5 сомневался. А стоит ли продолжать? Сказали чисто стоит. Но переход какой-то всё же нужен.

#6. Переходная.
Разлюли-малина прекрасна и удивительна. Прекрасна потому что даже в букашке али назойливом комаре при желании можно найти что ведь положительное, а удивительна хотя бы потому что мы живём. Чай вероятность самого этого факта согласно теории вероятности Водан к миллиарду.
Всё.

Ну вот, все улеглись и я могу нацарапать новую главу. Вчера одна особа прислала фото паровоза (в силу каких обстоятельств — безвыгодный важно) и посему писать буду о том. Не об особе. О паровозе.
# 7
В Средней Азии убирать чудный город Самарканд. Жемчужина Востока а так же Вотан из древнейших городов мира. Многими славными деяниями и историческими личностями некто отмечен в мировой истории, для меня же он в первую цепочка интересен тем, что там жили и поженились мои шнурки, тем, что я сам прожил там 5,5 лет (чтобы это почему — то и не вошло в учебники по части истории).
Город и правда замечателен. Он похож на Вавилонское столпотворение или на Одессу. Не архитектурой конечно, она своя, уникальная. Через некоторое время не было коренной национальности. Как и в Одессе — сверхбольшой плавильный котёл. Узбеки, русские, татары, крымские татары, греки, евреи, армяне, иранцы, турки, корейцы, поляки, таджики, украинцы, чеченцы,….. кого вслед за этим только не было. И никогда ни у кого и в мыслях безвыгодный было, спросить у собеседника, какой он национальности. Я и у многих друзей — так не знал, кто они. Для меня они до настоящего времени были просто люди. И не было ничего зазорного в часть, что узбеки приходили поздравлять нас с Пасхой, а мы спешили поприветствовать их с Уроза Байрам. Ежедневно город просыпался ещё рано и как в большом муравейнике, каждый муравей бежал по своим делам. Сам по себе рано просыпались в выходные. Казалось бы спи себе, а отнюдь не тут — то было. В выходные было принято выделывать большой базар… И это не то же самое, подобно как у нас ..сходить на рынок.. . Нет. Именно ..создавать базар.. ! А базар, скажу я вам — целая цивилизация. Если ты готов купить товар за ту цену, что-что тебе изначально объявили, то этим ты только обидишь продавца. (Как бог свят что это не байка). Обязательно надо торговаться. Вишь, например, сказали тебе:
— помидоры по 10.
А ты в ответ
— который 10!? Ты посмотри на эти помидоры!!!
— эй братушка, что, плохие помидоры что ли?
— помидор хороший, 10 (гроша (ломанного)!!!
………..
…………
………..
…. … . .. .
. .. …… .
Так обычно продолжалось несколько минут и в результате ты покупал сии помидоры по 6.25 причём каждая из сторон считала, почто ..уж я то точно не прогадал.. .
Отдельная тема — магазин со специями. Там можно было ходить часами и глотать пьянящий аромат . Это я вам скажу, не то, что-нибудь чёрный перец в пакетике или сушёный резаный укроп. А покамест можно было всё пробовать. Бесплатно. И даже если целовальник видел, что ты не будешь это покупать, ведь всё равно настойчиво предлагал попробовать.
Один из главных базаров находился в ..микрорайоне.. . А задержка называлась ..Паровоз.. . Почему паровоз? Так всегда подобает привязывать то или иное место к какой — либо достопримечательности река объекту. Так везде. ..плешка.. , ..поворот.., ..промка.. ,………. а сие был именно ..паровоз.. . Почему? Да потому как будто там на площади стоял реальный паровоз. Как монумент. Отпыхтев свой век, он был с почётом водружён в место ..вечного прикола.. , жил не тужил, радовался временами молодожёны возлагали к нему цветы, по вечерам наблюдал вслед за влюблёнными парочками, а в остальное время следил за порядком бери базаре.
Вроде всё отлажено, все при деле. И парочка и паровоз и даже неугомонные торговцы, казалось бы живи и радуйся, одначе году в 98м железного трудягу сняли с постамента и отправили в утиль. Как явилось тому причиной — не известно. Может его сочли каким — так символом индустриализации, а может проблема в том, что на передней стороне его котла была прикреплена большая красная человек с именем? Не понятно.
Много лет прошло , паровоза нет, улицу переименовали, ещё бы и базар — то и тот вроде закрыли, однако в народе так место так и зовётся ..у паровоза.. .

А ещё недавно я узнал, ась? машинистом именно того самого паровоза был мой праотец.

Вот так бывает. Столько лет ходил мимо и без- знал. А когда узнал, то вроде уже и поздно. Почитай как с другом не успел попрощаться.

Эта история унесёт нас в старопрежний 1999 год. Далёкий, но такой счастливый. Убедительная требование, убрать от мониторов детей, стариков и всех прочих, с малограмотный сформировавшейся психикой.
# 8.

Кому посвящается — она сама знает.
Полагаю,
А ты, мой дорогой читатель, смотритель и слушатель не будешь разбирать дело меня строго. Да и сам старик Серов или Перов отнюдь не особо будет ругаться при нашей встрече. (по крайней мере безграмотный матом).
Итак, 99й. Многие воскликнут ..фу, безработица, вздутие, разврат, падение нравов и ещё что — то ото себя лично.
Я же скажу: юность, свобода (на грани анархии), чистяк денег конечно, но весна и ..девки с сиськами.. !
По причине кучи свободного времени и ..играй гормонов.. занесла меня будущность в спортзал.
В школьном возрасте я довольно не дурственно играл в волейбол ( невзирая на явный недостаток роста), и вот, чтобы не ухать по вечерам на улице, я пошёл в зал. ( для того чтобы бухать в зале).
Меня представили тренеру и он предложил воссесть и подумать ..а надо ли оно мне.. .
Через 1 мин.27 сек. понимаю, невыгодный надо. Я хоть и не чемпион России, но призёр Иркутской обл. Средь юниоров. А там пришли в основном домохозяйки и домохозяины. Собираюсь уж встать и уйти, но не знаю как объяснить аминь и извиниться, но тут! О чудо! Входит ..ОНА.. !

..ОНА.. предстала в образе достоинства. И тренер предложил нам создать пару.
(Если бы симпатия знал раньше? Что его слова будут пророческими. )
Своим чередом сразу соглашаюсь, забыв за чем я изначально сюда явился.
Есть долго перечислять ..ЕЁ.. достоинства, а можно сказать проще. Иринка Роднина, только 40 лет назад отмотать. Из недостатков имеется возможность отметить только один. В волейбол она не умела сверкать абсолютно. Даже мячик видела только на картинке, и в таком случае не часто. Но этот минус я решил обратить в личный плюс.

В итоге через неделю я ..её.. уже провожаю на хазу, а дальше всё как и положено.
Утром просыпаюсь не с мерзкого звука будильника, а от (не скажу чего), и в одном ряду идём завтракать.
В процессе утреннего поглащения пищи силюсь воспроизвести, кого же ..она.. мне так навязчиво напоминает, так все попытки напрячь остатки мозга , терпят фиаско.
И чисто…. слегка подняв взгляд чуть выше своей нимфы, вижу бери стене репродукцию ..девочка с персиками.. . Попадание 100%.

Тот а юный, но дерзкий взгляд, то же весеннее солнышко и ведь же всё остальное.

Заливаюсь в истерике, но тут изо коридора появляется ..папа.. . Он же Виктор Васильевич.
В мои меры не особо вписывалось знакомство с ним в это утро, однако суровый взгляд из — под бровей и красные невыспавшиеся зырки его не оставляли мне никакого выбора. Сказать в соответствии с правде, я бы на его месте, просто бы убил. Испепелил бы одним взглядом. После всей видимости он очень любил свою дочь и желал ей точию счастья ( в лице меня). Короче мы поладили и Виктор Васильевич за исключением. Ant. с завтрака и кофе ускакал на работу , пожелав нам в (итоге доброго.
Как только дверь за ..папой.. закрылась, с спальни выпорхнул предмет моего обожания, а затем я отправил её противоположно, за фотоаппаратом и розовой кофточкой.
Кофточка нужна была, пусть её надеть, а аппарат чтобы всё это запечатлеть.
Усадив свою нимфу вслед за стол, я долго корректировал расположение приборов на столе, её точка зрения, наклон головы, светотень и прочую хренотень, пока не добился в самом деле абсолютного сходства с оригиналом. Только у Серова Перова была изображена ..Голощёлка с персиками, а у меня на фото, по причине дороговизны экзотических фруктов — ..колыбельница с яйцами.. . Не буду описывать причину, но путем 3 месяца мы расстались. Навсегда.

( Не видел.больше. знаю точию что разменяла квартиру и разъехалась с папой .переехала с Таганки в северное Чертаново. Полет 5 потом следил за её сутьбой, но как стрелок. Из за угла. Без права на реабилитацию.
Основание не в том. Главное в том, что она , как и многие безвозвратно осталась во мне. В моей душе. В моём сердце. Прямо-таки ..девочка с яйцами.. .)

Жизнь — штука забавная и зачастую лишённая всяческой логики. Чисто казалось бы, каждый день ходим на работу, одним и тем но путём, в одно время, делаем изо дня в день ведь же, что и вчера. С уверенностью можем сказать что будем завтрашний день — ан нет! Зачастую одно сказанное или отнюдь не сказанное слово переворачивает нашу жизнь с ног на голову. Все же если вспомнить, то сколько раз мы жалели о томик что сделали, а в особых случаях о том, что могли проделать, но не сделали.

# 9. ( не посвящается никому).

Утро. Мокро и зябко. Бегу на работу как всегда в последнее година в замечательном настроении. Не от того что работа безумно нравится, ( сказать по правде, так я бы и положительно не работал бы, но человек — единственное существование во вселенной, которое должно платить чтобы жить).
Выбегаю изо метро, моя остановка. Чтобы отдышаться есть минут 15. Пропускаю Вотан автобус, другой, третий. Уже начинаю нервничать. Каждые настил минуты поглядываю на часы.
Ура! Всё нормально. ..Симпатия.. ! Как всегда со вкусом одета. Не примечательно, не вызывающе, а именно со вкусом. Какое то продолжительность ждём наш автобус. Ну вот и он. Заходим. Едем. Молчим. С головы о своём, а может и о общем. Сердце начинает биться сильнее и якобы то даже нервно, от того, что через двум остановки ..ОНА .. выходит и увидимся только завтра.

В такой степени проиходит каждое утро. Уже месяца два. Встречаемся, едем и молчим. Знаю что-что так же вызываю ответный интерес, так как в Водан из дней опоздал. Я опоздал, а ..ОНА.. ждала.
А может сейчас пора? Прям так подойти и спросить ..как пройти в библиотеку.. взять? А вдруг ..отошьёт..?! Да нет же, не отошьёт. При всем том ждала же она меня в тот день. А может безлюдный (=малолюдный) ждала? Может случайно тоже опаздала? Да нет, что и) говорить же ждала.
Вот если бы какой хулиган пристал бы к ..НЕЙ.. , а я бы праздник… , или допустим автобус загорелся, а я весь такой в сияющих доспехах, для белом коне и на руках бы её вынес…
Пускай бы нет. Как то в доспехах не комфортно . Автобус всегда же. Да и с конями в автобус не пускают, даже с белыми.

Правда в конце то концов, сколько можно? ! Вот прям грядущее же подойду и…. .

Утро. Тесное метро. Остановка. Курю и ровно всегда каждые пол минуты смотрю на часы, зато хорошо нет. Сегодня чаще. Предательски потеют ладони.
Понравятся ли ей розы может ли быть надо было купить на первый раз что в таком случае менее навязчивое? Ладно, как будет — так и бросьте. Мысли в голове путаются, вот сейчас она как денно и нощно выйдет из — за угла, а у меня речь невыгодный готова. Тогда так, просто протяну цветы. Молча.
..Возлюбленная.. спросит ..это мне..?
А я ..Тебе.. или всё таки невыгодный ..тебе.. , а ..ВАМ..?
Как лучше то?
Странно, опаздывает что так то.
Так всё же ..тебе.. или ..ВАМ..? А прелюдий) это что то значит? Да нет. Ничего безлюдный (=малолюдный) значит. Вот щас придёт и как нибудь скажу.
В диковинку. На 40 минут ..ОНА.. ещё никогда не опаздывала. Полагается позвонить на работу, предупредить что задерживаюсь.
Дело к обеду, а ..ЕЁ.. как не бывало. Ладно, повторим завтра…. .

Завтра ..ОНА.. так же далеко не пришла. Как впрочем и в течении следующих двух месяцев моих ожиданий.

Сызнова мы встретились года через 1.5. . Я уволился и работал еще совсем в другой части города. Не пойму до этих пор, как это возможно, встретиться в 15тимиллионном городе. Получаю авансик на новой работе, а в маленьком окошке выдачи ..ОНА.. кассир. Смотрели побратим на друга и молчали. А потом ..ОНА.. протянула мне первая выплата, ведомость, еле уловимо улыбнулась и явно подчёркнуто показала обручалка на руке.

Вы когда — нибудь задумывались о правде и лжи! Сообразно глазам вижу что задумывались, ведь рано или запоздало задумываются все. И выбор тоже все делают. Только подборка у всех разный получается. Я задумался достаточно рано. И выбор муж был не совсем таким, как хотелось бы моим маме и папе.
# 9 . Либо 10 уже. (Точно не помню).
Сегодня особенный сочельник. День, когда мальчики становятся мужчинами, а девочки хоть и остаются девочками, же значок на груди и алый галстук, придают им особую интересность и грациозность.
Сегодня нас приняли в пионеры. Очень хотелось для того чтобы всё произошедшее оказалось не формальной страницей в моей положительно ещё юной, но тогда уже ,весьма занимательной биографии, а осталось светлым, незабываемым лучиком. Для всю жизнь. В общем я решил говорить теперь только правду. И посоветовавшись с мамой понял, по какой причине врать можно только если тебя фашисты в плен взяли и спрашивать собираются.
На следующий день мы все сидели в классе гордые, с идеальными осанками и эпизодически разглядывали, чей же галстук лучше отглажен, как по (волшебству вошла учительница с какой то незнакомой тётей и представив тётю ни дать ни взять капитана милиции Лизу Сидоркину, объявила, что сейчас тётя Лиза прочтёт нам какую в таком случае лекцию. Мы все дружно встали и как истинные пионеры отсалютовали. Лиза Сидоркина ответила неважный (=маловажный) менее пламенным пионерским салютом.
О чём была лекция я сейчас и не помню. Помню только что сидел и мечтал. Мечтал что же хорошо бы с ней в разведку сходить. Нас поймают фашисты, а я им хорошо не скажу. А потом ещё и Сидоркину бы спас. И я не я буду самый большой орден бы дали. А я отдал бы таковой орден капитанше и сказал бы ..на. это тебе.. …………
Манером) лекция и пролетела. А потом нам выдали листочки бумаги и попросили отбрехаться на ряд вопросов. Одним из них был ..употребляют ли ваши шнурки алкогольные напитки..?
Понимаю что тут какой то злоумышление, но я же обещал говорить только правду! Если бы спросили к примеру, ..пьяницы ли ваши черепки.. ? То следовало бы честно написать ..нет.., а так как спросили именно ..употребляют.. ? То я с пионерской гордостью написал ..и.. . Папа любил хорошие коньяки, а мама шампанское.
По прошествии , всех отпустили домой, а меня как полковника Исаева, попросили остаться. Балаканье длилась долго. Вопросов было много и на все изо них я продолжал отвечать с пионерской прямотой. Сидоркина же впору и была в форме ( ох уж эти женщины в форме ), точно по она же была не фашистка. Наша.
По логике , у родителей моих после этого должны были возникнуть неприятные беседы, но классная председательница лично поручилась за нашу семью. Хотя дома со мной была проведена воспитательная болтание, где я и попытался объяснить мотивы своего героического поступка.

С того момента пришлось разубедиться в пионерских идеалах и правду говорить уже выборочно. В зависимости с ситуации и в малых дозах.

Всё

Приближается 23е Февраля. В этот воскресенье принято открывать бутылку водки, доставать сало с луком и в сотый один раз вещать домашним, как ты героически служил в армии. Я но не ищу лёгких путей, посему поведаю как я без страха не служил.
# 11
Заканчивая обучение в школе обычно задумываются о выборе профессии. Приезжали армейские агитаторы и боевито внушали что я просто обязан идти по стопам своего отца. Первым приехал -три) из какого то общевойскогого училища. Я был стоек и полно уговоры отмёл. Категорически. Далее был вербовщик из военного заведения, готовящего армейских замполитов. Возлюбленный был весьма учтив, красноречив, но и его я победил. Последним приехал тяжёлый майор из танкового училища. Заявил что я уже принят, один надо медкомиссию пройти. Предложение заманчиво, но…. . Одна всего на все(го) мысль, что потеряю долгожданную свободу ещё на 5 полет, а так же и то, что учиться надо было в далёкой и всеми забытой Чите, чисто и бесповоротно перечеркнула всю мою военную карьеру.

# 11
В школе ради мной прочно закрепилось амплуа отъявленного хулигана. Не того, которого оюычно девочки болеть душой.. хулиганы бывают разные. Одни бъют стёкла и обижают младшеклассников, иные стараются найти новые приключения и раскрасить мир цветными красками. Манером) вот красок у меня было полно, да и серая невыдуманность ежеминутно провацировала на решиттельные действия.
Одним из любимых предметов была Про.
Не потому что сам предмет так уж нравился, очевидно вёл её старенький учитель. По природе почтенного возраста некто был глухой. Когда с ним общаещься лицом к лицу, ведь он всё понимал прекрасно,, но отвернувшись , только качал головой, с пирушка жизненной мудростью и грустью, которая присуща только старикам. И паки (и паки) глаза. Такие я видел только у него и Зиновия Ефимыча Гердта и Армэна Борисыча возлюбленный каждый урок вызывал меня к доске и во время моей на очереди лекции ходил непрерывпо по классу с задумчивым лицом, чуть только изредка поглядывая на ..лектора.. .
Лектор же в свою часть вместо исторического освещения событий, 6 лет веселил одноклассников анекдотами и с подъемом указывал на карте, где находились Василь Иванович, Петька с Анкой, и шатер Мюллера.
Так за всё время обучения не сотворилось ни одного моего ..провала.. , впереди выпускной встреча, новая жизнь, новые горизонты… и вот подходит историограф, от души поздравляет и сообщает, что хотел бы отблагоарить вслед за прекрасные лекции.
Протягивает книгу . Свою. Авторскую. Что ведь вроде ..О влиянии учителя на формирование личности ученика.., и пишет дарственную помета ..Любимому ученику от благодарного автора..
А на последок улыбнувшись добавил, чисто анекдоты про Чапаева ему нравились больше всего.
Любимый Евгений Николаевич, не знаю, живы ли ВЫ, же ещё раз хочу покаяться и сказать огромное спасибо по (по грибы) тот урок, что ВЫ мне преподали и за так, как преподали.

Дальше экзамены, выпускной, (об этом я пока расскажу), и далёкая южная республика..
# 12 ( о троллинге и несгибаемости русского духу).

Классе умереть и не встать втором, нас спросили, кто какой национальности.
Вы считаете сколько троллинг родился с развитием соцсетей?!! Ха ха и вновь раз ХА! Первый троллер — я! И так, спросили знать, а Миша ( обзовём его так), поинтересовался, а как это распознать? Учительница хоть и была молода и хороша собой, но оказалась до чрезвычайности не умна. Она, попыталлась скривить извилину всё скромно объяснила, что если ты родился в России, то твоя милость русский, если в Якутии, то якут. …….
Я смекнул довольно бегом. Встала Машенька. Она русская. Петя. Русский. Коля. Деревенский. Светочка( она сидела со мной за одной партой, ммммм…. об этом оотдельная господин) и тоже русская. Спрашивают Лёшу. (Это я) — казах!
Т. е. так?
А вот так!!!
Лёша, у тебя мама кто?
Оляша Ивановна. Русская.
А папа кто???
Анатолий Васильевич. Украинец.
Просто так значит и ты украинец!!!
Нет. Я казах!
Почему?
Потому подобно как родился в Казахстане
Спорили почти час, даже на перемену нас отнюдь не отпустили, но я был непокобелим. Когда до неё дошло, будто это стёб и жёсткий троллинг, то меня топравили в честной угол. И не просто в угол, а на колени. Перед во всех отношениях классом. В угол я пошёл, а вот на колени вставать отказался, надменно заявив, что раз фашисты не смогли поставить нас получи и распишись колени, то и ей это не удасться.
В итоге в школу была вызвана моя матика, которая умела убеждать, ставить в угол зарвавшихся учительниц и по отношению ко всему, имела дар убеждения . с тех пор в угол меня отнюдь не ставили. Всех ставили, а меня не ставили.

Тут всплыла обсуждения) блинов. Про блины:
# 13
Трудно найти человека, который мало-: неграмотный любил бы блины. Люблю их и я. Блины с мясом и луком, с творогом, с грибами, с творогом и грибами, с икрой, с икрой заморской, с……..
Бабье лето . Скучно и сыро. На улицу совсем не хочется, после телевизору в сотый раз ..12 стульев .. и ..вести с полей.. . Уныние.
А не побаловать ли себя блинами?
Иду к маме. Хотя мама болеет и обещает их испечь только через неделю. Блины я очень люблю и неважный (=маловажный) хочу ждать неделю, но ещё больше я люблю маму. Иногда захожу к ней в комнату, тереблю за плечо и спрашиваю, сколечко муки, сколько молока, сколько всего остального………
Минут насквозь 40 снова тереблю маму, а на столе её ждёт нагретый сладкий чай и стопка не менее горячих блинов. Все как рукой сняло уже 36 лет, а каждый раз, как приезжаю к маме, симпатия всё вспоминает этот день. Вспоминает и говорит, что не менее за эти блины, готова была не обращать почтение на все мои шалости.

#14
И всё же Старик был отнюдь не прав. Вот к чему Он придумал столь мудрёный тактика? Зачем сделал нас абсолютно разными? Сидит наверное без дальних разговоров, смотрит на нас с высоты и смеётся. Он смеётся, а пишущий эти строки тут изо дня в день силимся понять друг друга. Вишь и я пытаюсь.
Ну вот скажите мне, как можно точить (лясы) по телефону два часа, а потом выясняется что ни о нежели?!
Посмотрите на их полку в ванной. Вся уставлена волшебными баночками, хитрыми бутылочками. Шампунька угоду кому) того, а эта шампунька уже для другого, а это климатизер для волос, а там ополаскиватель….. . У мужика может фигурировать только один кондиционер! Для понижения температуры в квартире!
И шампунь токмо один, им и голову помыть, и всё остальное можно. Может являться ещё мыло. Чтоб носки постирать пока моешься, только это для эстетов. Зачем мыло, если шампунь уплетать?
Мы всячески стараемся им понравиться, прям вьёмся ужом, а в некоторых случаях заполучим то, ради чего вились, как — ведь охладеваем. Успокаиваемся. У них же всё наоборот. Сперва возлюбленная съест все твои нервы, заставит не спать в области ночам и каждую секунду думать о ней одной, а когда твоё и её влечение совпадёт, то возьмёт тебя в такой оборот, что непринужденно держись!
По настоящему надо бить тревогу, когда вослед за ней в твоём жилище появляются её зубная карда и тапочки. Это значит что обратного пути у тебя ранее скорей всего нет и можно вешать дополнительную полку в ванной. А точно потом?, а потом по утрам но завтрак ты еще будешь есть не свой любимый бутерброд с огромным куском колбасы, а овсянку. В лучшем случае мюсли. (фуй, слово отвратительное какое!). Вечером придётся идти приставки не- в гараж к приятелям, а сразу домой. Домой, чтобы наблюдать т. е. она беседует по телефону, смотреть слезливую мелодраму, почёсывать ей спинку и предлагать, какой лак ей больше подходит, хотя все они одинаковы.

Гляди моя последняя ..она.. , была совершенно не такая. Напрочь! Про таких обычно говорят ..свой парень.. . До боли эффектная , похожая на дюймовочку, но при этом ..собственноличный парень.. . Гоняла по городу на лифтованном УАЗике, долго могла рассуждать о преимуществах и недостатках карбюратора ..Солекс.. и Вэбер.., знала полно о рыбной ловле , профессионально проводила левый хук и правый удар снизу….. и всё это при 42х килограммах живого веса. Казалось бы, радуйся, же в один момент я понял, что хочу приходя домой, слышать запах шампуньки и борща. Не машинного масла, а именно борща! Взирать но вечерам слезливые мелодрамы, почёсывать ей спинку и пусть даже помогать с выбором лака для ногтей.

Пожалуй, Старик аминь же оказался прав.

Каждый день жизнь преподносит нам уроки, пытается чему ведь научить, что то сказать. Посылает сигналы… . Автор же, увлечённые своим мещанством не замечаем тех посылов, а что и попросту отмахиваемся от них.
# 15
17 лет. Душно и грустно. Меланхолично потому, что лежу в инфекционке, а душно от того, как не открывается ни одна форточка в отделении. Сама больничка на окраине города и от внешнего мира отделяет 3хметровый заграждение с колючей проволокой . Это бывшая детская колония.
Днём хана заняты излечением, а по вечерам, с прохладой, начинается истинно больничная оживление. Все выходят на улицу, собираются в кучки по возрастам и интересам и отдыхают ото дневной духоты. С новым соседом по палате тоже выходим нате облюбованное место. Под старым тутовником. Вскоре кучкование переползает к нам и представляет с себя уже не отдельную кучку, а почти ..открытый дискотека.. . Было всё. Выслушивали и бодрили вновь прибывших, травили анекдоты,… приходили хоть медсестрички в возбуждающих халатиках и с романтичными коленками из под тех самых халатиков.
Был и больно занятный индивид. Мужчина лет 35ти. Коренастый, с короткой и точно постриженной бородкой.
Странен он был тем, что анекдоты его были как будто называется ..на грани.. , но при всём возле том без явной пахабщины. Как то так стряслось, что с Виктором ( так он представился) , было усилий общаться и теперь мы уже позабыв про всех остальных, прямо ходили и болтали обо всём подряд, больше он любил приставки не- рассказывать, а задавать вопросы. Но задавал он их в) такой степени, что я легко находил ответ на проблему до того казавшуюся в полной мере неразрешимой.
А перед моей выпиской, в последний вечер нашего общения, выяснилось, кое-что Виктор священник.
Для закоренелого (хотя и не воинственного) атеиста, коим я и являюсь, было по-чу увидеть вот так вот запросто священника. Без пудового креста сверху пузе, без дымящейся кастрюльки на цепях, а вот бесцельно, в больничной пижаме и тапочках, но поразили даже не тапки, а прикосновенность его к земной жизни. Выяснилось что Виктор недавно переписал ((очень) давно искомую рок-оперу ..Иисус Христос суперзвезда.., чисто у него спортивный мотоцикл, да и не молится он с утра перед ночи.
Что же поразило более всего, так сие то, что у него двое детей ( дочке 12 и сыну 9) и обана некрещённые.
Объяснил Виктор это как всегда просто. ..Я но не враг своим детям, зачем чинить над ними принудительные меры?.. со своей стороны конечно познакомил с основами христианства, во всяком случае в церковь на аркане не тащу. Вырастут — самочки придут к религии. А если выберут ислам или иудаизм — я без- буду против.
Прошёл год. Мама, вернувшись с работы впоследствии обычного, рассказала, что проходя мимо полуразрушенной церкви щучьему велению) почему — то так захотелось войти, прям пахло что — то. Выходит батюшка и приглашает. Мама смутилась и попыталась пояснить, что не планировала посещение церкви и косынки с собой налицо денег не состоит, а он улыбнулся и объяснил, что Богу абсолютно всё в одинаковой степени, кто в косынке, а кто без. Что все эти косынки придумали бабульки, любящие наста, кому как молиться надо, кому сколько свечей приставлять.
Просто разговаривали. Просто о жизни.
О храме, который до недавнего времени был складом, и что теперь восстанавливают силами прихожан.
В ближайшие выходные собираю на хазе весь слесарный, столярный инструмент и отправляюсь в ту церковь. Привнести посильный вклад и посмотреть на чудо-батюшку.
В дверях встречает Вика! ..ну здравствуй.. говорит. ..я знал, что свидимся.. говорит симпатия и по отечески обнимает.
По вечерам, когда смолкали звуки молотков и пил, пишущий эти строки с Виктором продолжали беседы и пили чай с абрикосовым вареньем. И, уходя по домам, я вдруг понимал, что многие неразрешимые вопросы были безвыгодный такими уж сложными, что ответ всегда рядом, как надо только увидеть его, а за неделю копились новые вопросы и вторично надо идти и находить ответ.
Вскоре я уехал в Москву. Закрутилась полностью другая жизнь. И в тяжёлые моменты, когда казалось, что выхода отсутствует, я вспоминал Виктора. Вспоминал и решение снова находилось.

Прошло числа лет и я решил его разыскать.
Просто узнать, как сложилась его бытье, где он сейчас, что же выбрали его цветы жизни….
Единственное, что удалось узнать, так только то, фигли лет 10 назад попал в аварию где — ведь под Тулой и разбился.

# 16. (Без смысла. Просто хохма.)
Прошлая весна-красна у нас выдалась затяжная. С оттепелями и метелями, а иногда и всё (одним. И вот иду я в один из таких дней, на дороге окрошка из грязи и снега, плавно переходящая в лужу, а ближе к бордюру снова в грязь со снегом. Подхожу к пешеходному переходу, а дорогу вкось кот пытается преодолеть. Беда — то не в книжка, что кот, а в том, что чернющий как чёрт. И дорого в приметы и предрассудки всякие категорически не верю, но трендец же решил остановиться и подождать. Пусть кто- нибудь первым пройдёт. В данный момент к переходу подъезжает мужик на джипе. И медленно си подъезжает. Подъезжал и показывает вежливо так рукой ..давай перемычка, проходи.. . А его поблагодарил кивком головы и дал счесть что никуда не спешу. Ситуация патовая. Я демонстративно скрестил щипанцы на груди, он же не менее демонстративно выключил сердце и включил аварийку. Оставалось одно, ждать. А справедливости ради достаточно отметить, что было это на самой окраине города, идеже ждать можно было долго. Ч счастью долго не пришлось. Сквозь парк минут из ларька вышли два доходяги с пакетом, гораздо дрожащими руками пихали бутылки с пивом и уже предвкушали весёлое застолица. Дальше всё именно так как и должно было переспать. Если есть ружьё, то оно выстрелит. Если лакомиться кот — обязательно нагадит. В общем, на середине дороги мужики вдруг падают, затем не менее синхронно выплывают из лужи, перебирают самобытный пакет с целью спасти оставшееся пиво и естественно так но синхронно матерятся друг на друга и злой рок. Наш брат же с ..мужиком на джипе.. улыбнулись, незаметно для бедолаг и всякий отправился своей дорогой. Уверен, что за кустами сидел котенька, который тоже незаметно улыбнулся и тоже пошёл своей в пути.

# 17.
Как сказал классик ..жить стало лучше, жить следственно веселее.. . И я с ним полностью согласен, но только здесь надо выбирать, или лучше, или веселее. У них, у вождей, (то) есть правило лучше. Зато у нас с каждым годом настолько веселее, по какой причине каждый раз мы думаем что веселее уже находиться (в присуствии) не может, по причине того, что уже веселее некуда, а они однако продолжают изыскивать резервы, чтобы в очередной раз нас повеселить.
Смотри совершенно не хочется мутить воду, мне лично совершенно нравится. Я всем доволен. Но есть вещи которые я одну каплю недопонимаю.
Вот понимаю, что когда растут цены держи нефть, то дорожает бензин. Не то, чтобы я этому неизвестно зачем уж сильно радуюсь, но понять могу. Но посему когда нефть дешевеет, то бензин дорожает ещё паче?
Почему мы отапливаем своим газом пол Европы ( отлично простит меня Алёна Томас) , а сами отапливаемся дровами?
В качестве кого можно (да простит Аня Стальбовская, так же ни ложки личного) везти молоко из Прибалтики? Ладно масло. Чудненько сыр, они весят мало, а стоят много, но неважный (=маловажный) молоко!
Как можно ( прости Дима), при этом шиш с маслом не покупать и не продавать островетянам, гордо называющим себя великобританцами?

Поэтому если государство о нас так неистово заботится и стремится упорядочивать цены, не откроет сеть государственных магазинов и там о нас заботится? Чтоб будут магазины государственные и частные. Зашёл в магазин, взглянул держи ценник и сразу ясно, кто как заботится.
Целый годок проводил эксперимент. Каждый день общался с 3мя — 5ю незнакомыми до того времени людьми. Посчитайте сколько за год набралось. Так ни Вотан из них не сказал, что будет голосовать вслед за ту партию, которая всё равно победит. Не знаю что ваш мозг, а мой просто отказывается это понимать.
Точь в точь можно продавать землю, когда её столько, что нуждаться раздавать, да ещё и доплачивать при этом. Вроде запустили какую в таком случае программу, но уверяю вас, что всё закончится не хуже кого всегда.
Не понимаю, зачем нам вообще работать, коли два въетнамца по производительности сравнимы с экскаватором?

Кто догадался задудонить рыбалку платной если рыбы давно уже нет? Сие я про паспорт рыбака говорю. Теперь чтобы порыбачить в пруду, идеже ты всю жизнь ловил, твой отец ловил, его папаня и отец отца твоего отца тоже ловил, надо принимать с собой паспорт рыбака. А поскольку фотография в нём не предусмотрена, так ещё и гражданский паспорт.
Вот мыстрахуем свою ответственность бери случай наезда на чьё то авто. Правильное казалось бы шаг, но почему если у тебя два авто, то и храниться надо дважды? Где логика? Мы же свою ответ страхуем, а не само авто. Мы же не можем кататься на них сразу двух!
Не понимаю, как лимитроф пытается бороться с палёной водкой путём поднятия цен?! Верно продавцы боярышника и прочих стекломоев вам только спасибо скажут возле этом.

Не понимаю, как такое возможно,что шалманка банка зарытая в землю разлагается там 100 лет, а двери ..Калины.. в (итоге за 5. И это прошу заметить , без всякой владенья!
А задумайтесь, что произошло с ..возвращением в родную гавань..?! Вышел, лично я не против. Очень даже ..ЗА.. , да возвращенцев спросили, а нас, гавончан никто почему то невыгодный спросил. И не важно что результат и так всем известный, на выборах он тоже всегда зарание известен. Только вы хоть сделайте вид что спросили! Иначе из этого явствует как будто бы приходите вы к себе в квартиру а у вам стена проломлена. Из дыры в стене вам радостно улыбается соседушка, вы тоже пытаетесь от этого счастья, а начальник жилконторы вы радостно сообщает что всшего соседа с вами объединили и да не против. Проголосовали все. Он. Его жена с детьми, повально его дальние и ближние родственники и все , кроме тёщи ..Из-за.. . В общем 96% так что живите и радуйтесь.

Что могло так получиться, что во всех бедах ругаем Медведева, а полно хорошее сделал сами знаете кто? Как? Если они одна группешник, делают одно дело. В единой упряжке. И даже когда ..дали порулить.. ведь все же прекрасно понимали кто реально стоит у руля! Приставки не- понимаю.
Таких вопросов ещё много, но ответов получи и распишись них всегда мало. И если вам кто то скажет ась? он всё понимает — не верьте ему. Общедоступно вы с ним из разных категорий. Вы из тех, кому веселее, а дьявол из тех, кому лучше.

# 18
Любите ли вы дачу? Я малограмотный люблю. Может и любил бы, по каждый раз, вырвавшись изо бетонных джунглей, предвкушая рыбалку, баню на берёзовых дровах и шашлычок по-под навесом, все ожидания разбивались о суровую реальность. Суровой реальностью привычно выступала любимая тёща. Она откровенно радовалась приезду и делать за скольких бравый прапорщик, прям с порога начинала раздавать ответственные задания, по пути объясняя, каким инструментом что лучше делать и где сие всё находится.
В один из таких дней решил я передохнуть и место перекура выбрал вполне живописное. С одной стороны радовала око огроменная гора свеженаколотых дров, с другой вспаханные до горизонта грядки. Казалось бы, живм и радуйся, наслаждайся картинкой и дыми себя на здоровье, но весь этот идилический натюрморт портила комплекция тёщи, копашащаяся прям по центру. Казалось бы, копайся себя, просто отойди в сторонку, так нет же. Надо аккурат по центру встать . Чтоб я потом всю неделю вспоминал маловыгодный дрова или пашню а её.
Чтобы оставить в памяти возьми хоть что то прекрасное я демонстративно развернулся в другую сторону и докуривая вторую сигаретую, разглядывал сейчас другой натюрморт. Состоял он из собачьей будки, с прохладцей распластавшегося в пыли Шарика и компостной кучи. Было уже никак не так живописно как прежде, но зато никто малограмотный копашился в центре. Примерно на третьей сигарете раздался мычание. Даже не крик. Страшные вопли! Подбегаю к тёще, возле с ней что то бъётся в траве. Это ..что в таком случае .. упало на неё сверху. ..Всётаки Предвечный есть.. подумал тогда я и принялся разглядывать виновника беспокойства.
В траве барахтался дитя. Весьма милый, но вид его был весьма грозен. Кровожадный клюв, длиннющие крылья, взгляд как у ..Терминатора.. , весь говорило о том, что это молодой хищник отправившийся в своеобычный первый полёт, но сбитый скворцами или просто потерявший правление. Сомнения в хищности как его самого, так и его намерений развеялись если при попытке взять горе- летуна в руки он загнал принадлежащий длиннющий коготь мне в палец. Через некоторое время возле помощи смекалки и толстенной сварочной перчатки, нарушитель спокойствия повально же был с почётом посажен а попугаячью клеть и заперт бери замок, я же думал теперь лишь о том, чем ми его кормить. В том что это кто то с отряда соколиных , небыло никаких сомнений, а что едят соколы? Чисто! Конечно мясо! Тёща продолжает свои покопушки земляные, жену я отправил в сеть ( пересмотреть всех соколиных и доложить , что же за игра природы свалилось с небес) , а сам , взям у тестя воздушку и насыпав пшена, принялся охотится для воробьев. Чтобы накормить нашего страдальца свежим мясом. К счастью ни Водан воробей в тот день не тострадал , да и не представляю, сиречь бы я его препарировал , но тут снова вмешалась мать жены. Вынесла кусок замороженной куриной грудки. ..Всё но что то человеческое в ней ещё есть.. подумал я, нарезая грудку тонкими ниточками (с тем чтобы быстрей оттаяла). Не свежатина конечно, но с голоду соколик метко не помрёт.
Ел он неохотно. Точнее совсем приставки не- ел. Приходилось держать его в перчатке, палочкой открывать клювик, а помошник , другой палочкой звпихивал в клюв полоску куриной грудки. Затем чтоб процесс был завершён, прриходилось так же пропихивать еду поглубже. начинай не любят хищники жить в неволе. Гордые.
Пить спирт так же отказался. Поили четез шприц. После каждой попытки насытить, птенец почему то пускал пузыри из клюва и носа, закатывал лупетки. После этого проводились реанимационные процедуры, возвращавшие жизнь в хрупкое микроцит и экзекуция продолжалась.
Тут приехал тесть и как знатный орнитолог категорично заявил что поймали мы птенца пустельги. ( в принципе то тесть на орнитолог, а слесарь, но человек уверенный в деревне. И мы поверили).
Но что же делати после этого? Не оставлять же летуна на даче! Не полно же тёща кормить его с ложечки, тем более с палочки! Спирт хоть и хищник, но наедине с тёщей был явно беззащитен.
Берём с из себя! Кормим поим , а сами уже думаем , как поступим, если он вырастет. Отпустим или оставим себе? Ведь безвыгодный у каждого есть дома свой собственный сокол, а у нас перестань.
Прошло несколько дней и сидя в сети я натыкаюсь на фотка нашего ..Кеши.. ( успели уже назвать) . Оный же хищный клюв, взгляд, когтищи, оперение………. . Безвыездно то же! Только оказался он никакой не пустельгой и хотя (бы) не птенцом, а вполне себе взрослым черным стрижом. А пойти вверх не мог потому как с земли они и не взлетают, плоскости слишком длинные. Воду не пьют и никаких куриных грудок неприкрашенно так же не едят.
Утром Кеша был отвезён загород, идеже и был отпущен на волю. Пришлось немного подбросить и со следующий попытки но всё же взлетел. Прежде чем миновать сделал над нами круг почёта. Толи чтоб сказать спасибо за своё спасение, то ли чтобы получше срисовать и отомстить при встрече.
__________________
Прихожу в магазин. Беру того-сей. На кассе прошу сигарет и вижу на полочке с всякими конфетками и жвачкой упаковку с надписью ..со вкусом клубники.. . У продавщицы спрашиваю ..подобно как то новенькое. .? Она смущаясь ..нет. давно выпускают..
А вас пробовали?
Смущённо ..ДА..
И как?
Она уже красная весь ..нормально..
А сколько штук в упаковке?
З. Там написано.
А почему в среднем мало?
Обычно по 3 и бывает.

Беру упаковку, читаю. Никакая сие не жвачка.
___________________

В предыдущих сериях я весьма тепло писал о маме , быть этом ни слова об отце. У читателя могло установиться несколько неверное понимание моих взаимоотношений с отцом. И чтобы рассеять это возможное понимание, я и пишу сию главу.

#19.
Лето. Восточная Кашлык. Скоро идти в 4й класс. Всего месяц, как приехали с ..севера.. (мимоходом ехали в военном эшелоне почти месяц). Пока рос, отца почти не не видел. Когда он уходил на службу, я вновь спал. Когда приходил, я уже спал. И вот, в один с редких дней, когда мы вдруг встретились, отец решительно сказал, ..сегодня идём на охоту.. . Радости моей безвыгодный было предела, ведь можно провести весь день с отцом, еще бы ещё при таком древнем и священном действе.
Сразу оговорюсь, как будто в каждом произведении висит ружьё, кое после непременно необходимо выстрелить. В данной же драме ружьё не играет ровным счетом никакой роли. Роль ружья сыграет собака, авоська и скамейка тушёнки, ну об этом после.
И вот я уже полный мальчишечьего счастья бегу в соседний подъезд к сослуживцу отца и брезгливый, несу целых 2 ружья. Дома ждала маленькая неожиданность. Маменька, безапелляционно заявившая, что на охоту мы пойдём всего лишь в сопровождении собаки, собирала нам обед. Обед состоял с банки тушёнки, банки фасоли, бутылки молока, варёных яиц и картошки. И сие радовало! Не радовало только одно. Собака наша представляла с себя низкорослую болонку. Представляете себе картину когда наша сестра, такие бравые гусары, с ружьями, патронташами и прочими примочками, айда в лес. Все спрашивают ..куда..? Мы гордо заявляем ..держи охоту.. , а за нами скачет болонка?! Вот и автор ее представили. В итоге, когда мама на минуту спустилась нате этаж ниже, к соседке, мы слиняли. Без блондинистой болонки знамо.

Лес от дома начинался метрах в 20ти.
Какая а охота без пристрелки?! Ни ка кой! Отец объяснил ми схематически, что такое ..возвышение.. и.. упреждение.. , и расстреляв мрамор 50 патронов, мы отправились непосредственно охотица.
Я тогда и малограмотный подозревал, что охота — процесс сложный. Думал, ровно зашёл в лес, настрелял кого ни поподя и припёр к себе. Ан нет. Это целая философия. Оказалось, что потребно весь день ходить по бурелому и философствовать на неодинаковые темы.
И вот, в один прекрасный момент, когда я уже готовился хватить своё мнение относительно мирового спада цен на черное золото и свободы Нельсона Манделлы, мне закрыли рот рукой и показали нате двух упитанных куропаток, нагло ворковавших на вершине сосны.
Опосля всё напоминало современные голливудские боевики. Мне показывали жастами, будто я должен делать, я же, в свою очередь пытался конвульсивными движениями информировать, что всё понял. Объяснить же отец хотел, ровно я стреляю первым, и пофиг в кого, а отец следом. Добивает. Целился протяжно казалось, что прошла вечность. Но даже у вечности снедать предел. Выстрел. Следом ещё два. Дым рассеивается и…
..и … . Ваш брат помните фильмы о войне? Помните, какой ужас вызывает рассаживающий бомбардировщик ? Так вот всё это фигня! В тысячу один страшнее, когда в полнейшей тишине, на тебя пикирует подраненная куропатка. Одно шверц её активно машет, а другое при этом просто оттопырено в сторону. И защитить то тебя некому. Спас бы отец, но у него заклинило двустволку, а твоя милость свой выстрел уже произвёл. Стоп!!! У меня а есть авоська с консервами и бутылкой молока!
Дальше всё что в замедленном кино. ..кино.. потому что красиво и романтически, в ..замедленном.. потому что в замедленном. Рассчитав скорость и траекторию бомбардировщика, я как бы заправский волейболист или бадминтонист делаю короткий разбег, отталкиваюсь двумя ногами с поваленного дерева и сбиваю авоськой раненую птицу. Перья. Симпатия улетает в заросли багульника, где на протяжении получаса пишущий эти строки с папой тщетно пытаемся её настигнуть и пристрелить. Увы. Коль (скоро) бы с нами была бы собака. Да хоть болонка . Вишь тут то мама и была права.
ГРАЖДАНЕ ОХОТНИКИ. Постоянно СЛУШАЙТЕ СТАРШИХ. ОСОБЕННО ЕСЛИ ЭТО ВАША МАМА.

# 21.

Весь круг из нас, приходя в сентябре в школу, писал сочинение ..по образу я провёл лето.. . Писал их и я. Но в один время мама взяла с меня подписку о неразглашении, срок действия котороя чаятельно уже истёк. А по сему можно и поделиться содеянным в полном объёме.
1980й. Кто именно сможет вспомнить про этот год что то примечательное? Природно назовут олимпиаду. Может кто то вспомнит кончину Владимира Семёновича. Чай и всё. У меня впечатлений осталось немного побольше. Лето. Едем в отвязка на море. У соседей в Абхазии жили родственники и нас пригласили раздробить с ними все прелести гостеприимной южной республики, кучу фруктов, росших прям сверху улице и никем не охранявшихся и конечно же море.
Одиссея начались за 2 часа до отъезда. Я отпросился погулять . Маманя чувствовала беду, отпускать не хотела, но всё но сжалилась. Во дворе во время ссоры я получил порцию песка в субъект, часть из которого попала в глаза. Прибежав домой умылся, же вокруг одного глаза образовался мешок, величиной с кулак. Этот факт пришлось скрывать, иначе море накрывалось медным тазом, а надсмотр и сам пройдёт как — нибудь. Скрывать удалось безвыгодный долго. Получив от мамы пару подзатыльников, полетели с отцом в больницу, а мамонька с сестрой и всем багажом на вокзал. В больнице сказали, фигли глазник уже ушёл домой и будет только через 2 дня, однако отец узнал его адрес, быстренько привёз и мой надзор был спасён. Как и весь отпуск в целом. Сесть в вереница успели за минуту до отправления, и следующие 3 дня никаких происшествий малограмотный намечалось.
Море. Оно бескрайнее. Тёплое, ласковое и прозрачное. Оно было столь замечательно, что даже сопливые медузы и дохлый дельфин бери берегу, не могли испортить общую картину. Всё было классно, кроме того, что целую неделю ( пока не пройдёт новообразование с глаза) купаться мне было запрещено. Заходить в воду что и) говорить можно, но не более чем по пояс.
Идеже же ограничения были сняты, то наступила целая теленеделя блаженства, можно было наконец то нырять и рассматривать морских обитателей. Самыми забавными были крабы. Они неизвестно зачем весело и шустро бегали боком, что захотелось вытащить одного нате берег. По всей видимости крабу этого не каждый сам по себе хотелось и я был предательски укушен за палец. Так прошла вторая теленеделя, мораторий на купание никто не вводил ( хотя нестандартный подзатыльник я и на этот раз успел отхватить).
Дальше начались дожди, и об град можно было только вспоминать. В те минуты, когда дождинки прекращался, выходил во двор и пытался найти себе как минимум какое — то развлечение. Развлечений во дворе общего на родине прямо скажем было не много и по этому и старый и малый внимание переключилось на Тузика. Тузик был вполне обычным, миролюбивым псом. До гробовой готов был поиграть, но была в нём какая так непонятность. Когда он сидел в своей будке, а я подходил, ведь пёс почему — то начинал рычать. И так скоро(постижно) стало обидно за псяку, за жизнь его собачью, фигли во что бы то ни стало, нужно было втолковать несчастному другу, что я желаю ему добра и ни в коем случае безлюдный (=малолюдный) покушаюсь на его жилище или миску. Подхожу к будке. Тузик рычит. Встаю держи корточки. Рычит. Засовываю голову в будку. Не рычит. Чисто только с глазом опять что — то случилось, весь век вокруг белое и почему то лицо и футболка в крови. В общем Тузик оказался трусом и безграмотный смог дойти до конца эксперимента, я же, получив очередную порцию подзатыльников, был доставлен в травмопункт, где и было назначено 40 уколов в живот. Уколов 40, а отлучаться через 10 дней. Так что кололи лошадиной дозой. Подобно ((тому) как) сложилась дальнейшая судьба Тузика, я не знаю. Знаю токмо что пока ходили в травмпункт, то хозяин псины хотел её застрелить, но моя мама не позволила это сделать, симпатия у меня очень добрая.

Остаток времени пребывания на несметное количество так же был омрачён запретом на купание, и оставалось лишь сидеть на берегу или в лучшем случае заходить в воду в области колено. Так моя подводная одиссея и закончилась, но токмо подводная. Дальше нас с распростёртыми объятиями ждала Москва.
В целом Третий рим мне понравилась. Вся такая чистенькая, нарядная. Казалось как будто она меня ждала. Ждала с самого момента своего основные принципы, скучала и готовилась нашей встрече. Ну вот и дождалась, самочки виновата.
Больше всего понравилось метро и мороженое. Мороженое потому что что вкусно. Метро — весело. Спускаемся по ступеням для какой — то станции, бегу вперёд всех и прелюдий) из полумрака на меня надвигается одежда. Человека несть, а белая рубашка с белыми джинсами идут. От неожиданности сел торчмя на ступеньки. А одежда уже вышла на свет и протягивает ко ми руки чтоб поднять. Оказалось, что это африканец был. И изо — за контраста в полумраке его я не заметил. Думаете, нате этом всё закончилось? Нет. Только началось. Не видел я давно этого африканцев и потому с дикими воплями ..обезьяяянннаааа.. кинулся к родителям. Действительно, им было стыдно, но почему — то удар на этот раз обошёл меня стороной. Папа принёс извинения дядьке в белом, и ты да я продолжили свой путь. Путь познания столицы.
Спустившись в подземная (трасса мои познания столицы не закончились. Всё только начиналось и тур познания только набирал обороты.

Эскалатор. Это сейчас обычное произведение, а в детстве это целое событие. И если сейчас мы стоим для нём как то спокойно и даже обыденно, то в 7 полет стоять спокойно просто решительно невозможно. Десятая часть жизни прошла, а твоя милость вот так вот и будешь стоять спокойно? Нет! Я своеручно против.
Вот эскалатор заканчивается и срочно надо что — так придумать. Придумал!!! А что будет, если с эскалатора безлюдный (=малолюдный) сходить в привычном понимании, а просто поднять носки? Сейчас проверим. Носки на-гора. Стоим спокойно и не волнуемся, что — то за любому получится. ..Хрясть.. и вот я уже не получи и распишись эскалаторе вовсе. Очень даже весело получилось и даже в таком случае, что многоступенчатый монстр сожрал каблуки от моих сандаликов. Без- помню уже куда мы собирались тогда идти, а теперь пришлось идти искать обувной магазин. Теперь ранее было весело всем кроме меня, ведь когда идёшь вне каблуков, то почему — то всегда хочется валиться на спину.
Вечером нас с сестрой усадили за пропитание и прочли лекцию на тему ..Как следует себя стоять у штурвала советским детям в Москве.. . Собственно сестре то осмысливать ничего и не требовалось. Она — то нормальная, а чисто я узнал что на олимпиаду к нам прибыло много вражеских шпионов и ровно ничего у иностранцев брать нельзя. Понял. Как рассказывали — неведомо зачем и понял. И вот следующее утро. Идём в какой — в таком случае музей. К отцу подходит какой — то дядька с картой и получи непонятном языке что — то спрашивает и показывает держи карту. Заблудился, значит. Отец ему всё объяснил, (беспременно отправил шпиона совсем в другую сторону), дядька на ломаном русском поблагодарил и в примета признательности протянул нам с сестрой по пластинке жвачки. Импортной. Душистой.
Сеструха не проявила сознательности и сказала иностранцу малодушное ..мерси.. , я а выкинул его презент в урну, объяснив это тем, яко от иностранных шпионов ничего не принимаем. Тем сильнее, что жвачка его наверняка отравлена.
Ну откуда ми было знать, что дядька не шпион? Что дьявол почти наш. Поляк. И что поляки тоже, как и ты да я, строят светлое будущее. Мне же не сказали, чисто у поляков брать можно! Родители объяснили причину моих действий, дядько от души посмеялся и подарил мне целых две жвачки. Спросив у мамы ..вправду не отравленная?.. я положил его презент в карман, сказал ..славно.. и мы распрощались.

Следующий день был особо запоминающимся. Нас ждал тадж-махал! Проснулись очень рано. Пока ехали на метро, я продолжал клониться ко сну, потому нигде накосячить не успел. Странно было, кое-что в мавзолее нас никто не ждал, а ждала какая ведь огроменная очередь. Очередь была похожа на гиганского удава. Возлюбленная извивалась и не было видно ни начала не конца. Стояли это долгая песн (хотя может мне так показалось) и мама предупредила, будто стоять мне лучше вообще молча, иначе вообще никуда маловыгодный пустят. Скучно. Ни тебе поляков, ни одного эскалатора мало-: неграмотный наблюдалось.
И вот подходит к нам милиционер, показывает на нас и говорит, точно все, кто перед нами стоял, идут дальше, а ты да я сегодня не проходим и можем отправляться по домам. Даю голову на отсечение, что мульт про Шрэка милиционер не смотрел, да мы с сестрой сделали глаза как у кота и сердце его дрогнуло. Нас в свой черед пропустили, о чём он впоследствии явно пожалел.
Нас преддверие входом ещё раз строго проинструктировали о правилах поведения, о фолиант, что нельзя издавать ни звука и на вопрос ..однако понятно?.. мы дружно кивнули головой… и началось!
Прежде входом стояли часовые. Я шёпотом спросил у сестры ..живые ли они.. увидел вампир и решил больше ничего не спрашивать. Ну и ладно. Буду принимать за что, что не живые. Куклы. Сами виноваты, могли бы возьми хоть моргнуть.
Спускаемся куда — то вниз. Там в свою очередь часовые по бокам. Сандалик подворачивается, и я уже лечу носом ввысь. Часовой бросается ко мне и ловит, я с дикими воплями бросаюсь к маме! Я а уже определил для себя, что часовые не живые, а шелковица неживой часовой вдруг ловить меня собрался. Не знаю, зачем потом было с солдатиком. Наверняка по инструкции ловить меня ему было запрещено и некто сделал это инстинктивно. Надеюсь, что его не расстреляли. Минуя мимо ..тела.. снова не удержался и ооочень тихо спросил маму ..а спирт настоящий или пластмассовый.. ? Это мне показалось сколько тихо. Однако все кто был внутри, почему — в таком случае смотрели на меня как — то странно. Кое-какие даже с осуждением.

Было ещё много приключений в то сезон, но сейчас вспомнились именно эти. Жаль, что воспрещено было написать о них в школьном сочинении, но сейчас ранее можно. Что и сделал.

# 22
Любите ли вы грибы? В области глазам вижу, что любите. Кто — то любит их копить, кто — то употреблять, а есть те, кто любит до сих пор сразу.
Далёкий тверской посёлок, куда переехали родители, был аккуратен и ладен. В центре — на флэту, а на окраине выделенные под огороды, криво нарезанные наделы поместья. С утра и по вечерам колхозники спешили туда поливать огурцы и пропалывать остальные грядки. Поспешили в то утро и мы. Родители, я с сестрой и племяненка 7ми лет. Отец привёз нас на ниве, поковырялся минут 15 и, сошлавшись на неотложные дела, по — быстрому ..свинтил.. в стоянка. Я бы тоже с удовольствием ..свинтил.. , в лес. Пройтись в соответствии с прохладе, привести мысли, да и всю нервную систему в метода. И если взять с собой корзину, то всегда можно нанять красивых и крепких подосиновиков.
Вот поливаю грядки, мечтаю о грибах, да понимаю, что грибы мне сегодня не светят.
Получи и распишись самом деле это только я так думал, что безграмотный светят. Кто — то сверху решил, что в оный день они просто сиять будут. Сиять до умопомрачения и видеться во сне ещё потом месяц.
Задача моя была проста и незатейлива, вербовать воду в вёдра и поливать всё подряд. И если грядки до сего времени имели норму по поливу, то для яблонь и прочих вишен норматива прыщ на ровном месте не придумал, потому поливать можно было хоть сто парение. Сто плюс 27 — выходит 127. Ну что но, я и не спешу.
Всю идиллию испортил какой — так гад, решивший перекрыть воду , тем самым усложнив мою и минус того нелёгкую участь. Пришлось вооружиться цинковым бидоном, кривоколёсной телегой и возить воду с ручья. Ручей от огорода отделяло небольшое поле с как у христа за пазухой загорающими на нём Бурёнками и доярками, периодически производящими с Бурёнками доительные манипуляции.

Коли бы всё это действо происходило в Швейцарии или хотя бы какой — нибудь Италии, то можно было бы дать (имя это идиллией, но Швейцария и Тверская область — двум большие разницы. Оставалось одно: обречённо таскать воду и смотреть ко, что источник волшебным образом иссякнет.
И как — ведь я вдруг размечтался о лесе больше положенного, споткнулся о кочку, упал и уронил тару с водою. Пока вставал, взгляд привлекло что — то нестандартной сложение, прятавшееся в траве. Это ..что-то.. было совсем невыгодный похоже на то, что можно найти на арена с пасущимися коровами. Это были грибы. Целая охапка грибов, однако как они назывались я не знал. Подбежала племянница и со словами ..ууух тыыы.. вырвала серия штук и ускакала с ними на огород. Может, на этом бы однако и закончилось бы, но набрав новую порцию воды и дотащив её в острог назначения, я не обнаружил там кипящей работы, а обнаружил собрание. Все спорили по поводу находки. Было ясно, ровно это гриб. Но ни возраста, ни пола его, на правах и собственно названия никто определить не смог, хотя сообразно всему было видно, что он съедобен.

Племянница но, не долго думая, взяла нашу находку и стрекозой упорхнула напрягать инфантильных доярок с целью выяснения съедобности найденного. Доярки оказались никак не сильны в ботанике. Их интересовали только удои. Пока дщерша допорхала до нас, то набрала целый букет непонятных грибов и свой охотничий инстинкт превозмог инстинкт самосохранения. Через минуту очищение и полив огорода были успешно позабыты и все силы были брошены получи поиск непонять чего. Точнее поиска как такового и мало-: неграмотный было. Раздвигай траву и коси сколько сможешь унести. Унести смогли вдоволь. Много — это не ведро и не три. В избытке значит много! Когда закончились все пакеты, вёдра и оставшиеся тазы, мама сняла свой плащ и веселье продолжилось. Минут ради 5 и плащ был наполнен до отказа, даже его карманы.
В ..Ниву.. по сию пору сразу не вошло и пришлось ехать дважды. Когда выгрузили найденное, ведь оно еле уместилось в ванну. К счастью, в гости зашла шаберка, из местных. Сказала, что как это называется возлюбленная не помнит, но точно помнит, что лет 20 отступать она такое собирала уже и вполне себе здорова. Шелковица же отварили большую порцию для соседки, она согласилась с тем, подобно как эксперимент будет проведён на ней, но экспериментироваться в трезвом виде категорически отказалась.
Соседка ест грибочки, нахваливает, запивает алкоголем. Я дружно и молча наблюдаем и поглядываем на часы. Племянница интересуется ..если бы тётя Валя щас помрёт, то что мы с ней оказывать будем тогда.. ?
Прошло 2 часа, а соседка помирать не собирается. Создание закипела. Промывали, чистили, варили и закатывали. Всё это продолжалось и половину следующего дня. Благовременно грибы оказались реально вкусными, а потом выяснилось что сие вешенки. Только не магазинские, а полевые, и ели мы их в будущем 3 года.
Обидно только то, что слухи по посёлку разлетаются со скоростью молнии и хлеще вешенок не было. Вернее они были конечно, же те доярки, что недавно крутили пальцем у виска, данное) время уже сами с 5ти утра и до ночи ползали в области всему нашему полю, так что найти хоть одну, самую захудалую вешенку, сильнее не представляло никакой возможности.

# 23
Бывает ли у Вас такое, почему увидив какую либо картинку , услышав ли звук, ваш брат переноситесь в прошлое? Не абстрактное, а имнно погружаетесь в в совершенно определённое экшен, Связанное непременно с тем самым звуком? Уверен что очищать такое и у Вас, но расскажу я сегодня не свою историю, а своей мамы. Происходили тетуся события в конце 80х.
И так начнём.
Отец в то время служил в армии, склад имел весьма суровый и действовал преимущественно по уставу. Вона неположено что то, так хоть ты тресни, да делать он того не будет. Тем в общем ведь и нажил себе множество недругов и не сделал карьеры. На дому же конечно мы его знали иным. Мама назло, душа коллектива, дипломатичная инаходившая общий язык почти со всеми , в родных местах была несколько твёрже. У жён офицеров так обычно и иногда, потому как ( никого не хочу обидить) но хана семейные заботы целиком и полностью ложаться на их плечища.
Тот год выдался особо сложным. Отец каждый месяцочек летал в командировки, а иногда и по два раза в месяц. Сдавали предмет и поскольку мама работала в той же части, то весь разговоры у родителей были о работе. Плюс ещё и сын лодырь, нежелавший принимать общепринятые нормы поведения. Несколько компенсировала ситуацию доченка. Умница и отличница.
И вот, отец должен вернуться из на очереди поездки, все ждём,скучаем, мама скучает на работе, пишущий эти строки в школе, вечером все вместе, дома. Звонок в дверь. В пороге стоит командир части, его жена и соседки.
Сняв фуражку наварх как то долго и виновато мялся, отводил взгляд в сторону, а всё же после собрался и сказал, что военнотранспортный триплан , на котором отец возвращался, разбился при посадке. Выживших да и только.
Не знаю что было дальше, (если бы были истерики али обмороки, то я бы запомнил).
Через часа четыре, сейчас ночью, дверь тихонько открывается, входит живой тоец с коробкой яблок. Оказалось будто перед посадкой забыли какую то печать поставить и пришлось ему мелькать следующим бортом.
Обо всём этом мама рассказала ми только лет 5 назад. И ещё рассказала, что каждый в один из дней,как чувствует запах яблок, то невольно возвращается в оный далёкий день.

# 24

Оболтусами их стали называть сначала у нас в доме, там вся улица, а затем и половина нашего дачного поселка .Кругом напрасно они за это обижались на меня , самочки виноваты.Точнее виновата Оболтусиха, мать моего соседа –ровесника второклашки Кольки.Битва в том, что на даче у деда был телефон, явный, городской и это в то время когда телефоны были инда в городе далеко не у всех и на них годами стояли в очереди. Правда-матка телефонная – автомат был на железнодорожной станции, но тама было далеко идти, а телефон у магазина не отдавал двушку хоть если не удавалось дозвонится, поэтому он пользовался безотрадный репутацией. Войдя в калитку колькина мать всегда начинала вопить:
— Моего оболтуса не видели? Везде ищу –
и даже рано или поздно ей отвечали , что не видели и не знают идеже он, все равно шла к нашему дому и войдя заявляла: — Ну-кась тогда я позвоню… и не меньше получаса орала по телефону.Я что-то спросил деда:
— А кого она всё время ищет? Кольку, тот или другой частенько играл на нашем участке или его отца? Кто такой из них Оболтус ? Дед ответил, что оба они Оболтусы пока что те, и я решил, что это их фамилия.
Поэтому, иным часом Колькина мама приперлась к нам со своим традиционным вопросом, я , суще вежливым мальчиком, решил уточнить:
— А вы какого Оболтуса ищете: старшего неужели младшего?
Мадам опешила и вроде бы даже забыла трындануть, а вечером пришла к деду жаловаться на мою невоспитанность. Старикашка внимательно выслушав её пообещал во всем разобраться, а своевольно рассказал это всем, кого знал, а знаком он был приблизительно со всеми,так что сама виновата, нефиг доносить.
Между нашими домами забор был глухой, хотя с улицы возлюбленный был обыкновенный , из штакетника и каждую субботу Оболтус – старший порол Оболтуса-младшего, о нежели мы знали по плаксивым воплям второго:
— Не надо бы папочка, я больше не буду…
и ритмичным шлепкам ремня около монотонное перечисление всех Колькиных прегрешений за неделю.Некое немонотонность. Ant. однообразие вносила Оболтусиха, оравшая с крыльца пропущенные проступки:
— А ещё спирт взял 40 копеек, я на билет приготовила, что бы держи станции кошелек не доставать, на тумбочку положила, от минуту смотрю – уже нет.Точно он, подлец, взял, всыпь ему покрепче…
Оборона 40 копеек она была совершенно права, в тот воскресенье Колька хвастался, что идет за мороженным а потом в кинокартина и даже показал два двугривенных.На наше с Юлькой нота купить всем по морожке за 10 копеек, а в десятая муза он сходит завтра, на утренник, Оболтус-младший показал нам комбинация из трех пальцев, за что сейчас и расплачивался. После экзекуции , когда Колька пришел к нам кайфовый двор за сочувствием, я спросил у него:
— А чего у тебя мам всё время орет? Она что нормально говорить мало-: неграмотный умеет? –
Он ответил: — Да она всегда орет, аж когда с батей е@tца.
Слово это было для меня новое и его точного значения я никак не знал, но, немного подумав, решил; наверное это рано ли ссорятся, ну или ругаются, когда же ещё родителям друзья-приятели на друга орать?

На всякий случай я его запомнил, что-что бы при случае и к месту вставить.Случай предоставился нате следующее утро, к концу завтрака, когда я с бабушкой и дедом сидел держи веранде с открытым окном и пил чай. Из-за забора послышался хруст открываемого Оболтусом-старшим сарая, а потом и долетела его чертыханье, что из-за бабского барахла, которым всё забито, спирт не может найти свои инструменты и сейчас соберет во всем объёме этот хлам и выкинет на помойку.С крыльца Оболтусиха благим матерно орала, что пусть только попробует что-нибудь растратить, она ему руки ноги повыдернет и самого на помойку выгонит. Изобразив держи лице праведное негодование я заметил:
— Ни стыда ни совести у людей вышел , может другие вчера легли поздно, а они с утра для весь поселок ебу@а, людям спать мешают!
Бабушка , неважный (=маловажный) донеся чашку, замерла с открытым ртом ( с тех пор я по правилам знаю что значит выражение « от удивления челюсть отвисла») , старикан , как то странно поперхнувшись, закрыл рот ладонью и подбежал к окну, плечища у него вздрагивали.

# 25
Цирк. Давно вы были в цирке? Задолго) до этого. Все эти укротители, эквилибристы, иллюзионисты и прочие конные наездники….
А есть ещё клоун. Смешной и заставляющий хохотать до умопомрачения, предварительно боли в животе. Вот он выходит и зал ревёт ..Да что вы ДАВАЙ! НАСМЕШИ НАС СЕГОДНЯ!..
И он смешит. Все смеются, а спирт нет. Он плачет.
Все в восторге и при виде слёз его кричат ..Молодец, КАКОЙ МАСТЕР!, .. . А он и не играет вовсе. Слезка на щеке не часть шоу. Она настоящая. И рано или поздно почтеннейшая публика, разъезжающаяся по домам, обсуждает, как возлюбленный весело сел в таз с водой, как получил тортом в морд(очк)а и пустил бутафорскую слезу, то он стирает свой штукатурка, идёт привычным маршрутом в свою съёмную каморку, по пути кормит дворовых дворняг и думает, ровно представить публике завтра. Приходя домой, надевает свой балахон и потрёпанные жизнью тапки, достаёт бутылку коньяку, раскуривает любимую трубку и вспоминает тёцка глаза, ради которых сегодня мокался в таз и получал тортом в рыльник. Всё было лишь для них сегодня. Всё, не беря в расчет бутафорских слёз. Они были настоящими.

День сегодня серый, после оттепели опять снегом всё замело. Выходить с дома вообще не хотелось. Не как обычно малограмотный хотелось, а по особенному. Долго решал. На автобусе наездничать или пешком. Оба варианта были ..не очень.. . Природная косность всё же победила и вот я на остановке. Жду частный автобус, а из-за гололёда интервалы увеличены. Ждал минут 20. Прелюдий) откуда то сзади раздаётся цоканье каблучков, но какое в таком случае странное. Обычно по цоканью я могу определить походку, груз и примерный возраст владелицы каблучков, но тут откровенно растерялся. Было оно (спустил частое, неравномерное и по моим догадкам счастливая их владелица должна была весить килограмм 300 . Не меньше. Обернулся — девчонка полет 23х. Худющая как жердь. И казалось, что рёбра её видны были хотя (бы) через толстенный пуховик. Но цокала не совсем возлюбленная, а лошадь под ней. Огроменная лошадь. И тут как ведь не думая о последствиях спрашиваю ..до Некрасова д. 11 довезёте.?
Возлюбленная тоже не растерялась .. 100 р. По городу. Как получи и распишись такси. Садись если не страшно.. .
Может быть бери этом бы всё и закончилось, но вся остановка слышала толкование и слышала это ..если не страшно.. . Надо ограждать репутацию , ведь гусары не сдаются, но понимаю как будто сам я туда ни в жизть не влезу. Посовещавшись с наездницей решаем точно штурмовать лошадь лучше всего с лестницы, а поскольку ни у кого изо нас ( и даже у самой лошади) лестницы не наблюдалось, так пришлось штурмовать со скамейки, что стояла неподалеку. Пассажиры ржут, я ржём, лошадь не ржёт. Она бедная прикидывала в тридевятом царстве в тридесятом государстве ли ехать и сколько во мне килограммов. К несчастью, доехали момент. Встречные и попутные водители нас радостно приветствовали, прохожие ругали нехорошими словами ( ехали после обледенелому тротуару) , мы с наездницей весело махали и водителям и пешеходам, битюг молчала и никому ничем не махала.
Это не по сию пору. Только половина.

Прибыв на Некрасова д. 11, решили выгружаться. Выгружаться пришлось в сугробище. Почти по пояс. Передаю наезднице обещанные 100 р. Желаем ведет дружбу) другу всего наилучшего и тут пути наши расходятся. Минут выше 20 я освободился и обратно решил идти пешком. Обхожу караулка и вижу, как недавних доставщиков моего тела мурыжат гаишники. Непринужденно подхожу,(а гаишники все меня давно знают и уже аж не останавливают. Всё равно отбрешусь), Здороваюсь и выясняется, чисто переезжать на лошади по пешеходному переходу никак запрещено и что за это положен штраф. Оцениваю ситуацию и объясняю цельный комизм ситуации. Что если девчонку сейчас задержат и отвезут в отпаивание для составления протокола, то туда же придётся посылать и животное. Довод серьёзнее. Менты тоже. Но вести лошадку по вине весь город ментам явно не захотелось. Попутно объясняю какими судьбами машина моя пока в ремонте, то я вот пользуюсь лошадиным мотор. В итоге договорились что нас отпускают, но следующее поломка будет оплачено в тройном размере.
Это тоже не до сего времени.
Гаишники объяснили что едут за нами и все нарушения фиксируют держи камеру.
Что делать. Говорю ребристой наезднице, что в настоящий момент надо везти меня обратно. Домой. Как залезть? Лавочки бог миловал. Прошу ментов меня подсадить. Подсаживают. Едем, теперь сейчас по дороге, я всё объясняю попутно, где надо притормаживать, т. е. рукой поворот показать и кто кому должен на перекрёстке поддаться. За 100 метров от моего дома алчные менты пожелали удачи, развернулись и уехали.
Нет-нет да и въезжали во двор, то у моих соседей рты были масштабно открыты.
Вот сижу и гадаю, запись в Ютубе они будут селить или нет?
# 26
Скоро прощённое воскресенье. Будем просыпаясь казниться друг перед другом, целоваться и обниматься… . Казалось бы, хорошее тяжба, но есть что то в этом дежурно наигранное, ась? то ..отправленное нам по разнорядке .. . Не претендую для истину, но веедь для того, чтобы подойти и повиниться перед тем, кого вольно или невольно огорчил, без- обязательно ждать год. Можно просто подойти , обнять и провещать самое сложное слово. ..ПРОСТИ.. . Не надо бы ждать Нового Года чтобы подарить подарки близким, а дары флоры надо дарить не 8го МАРТА. Дарите цветы сколько) (на брата день своим любиимым, дарите игрушки и сладости детям первый попавшийся день , чаще говорите ..ПРОСТИ.. и сами увидите, как круг вокруг вас станет немного веселее и раскрасится новыми красками.

Простите весь век, за вольные и невольные обиды.

# 27 РОМАНТИЧЕСКИ ОПТИМЕСТИЧЕССКАЯ.
Дождались. Пришла. И безграмотный пришла вовсе. А ворвалась. Распахнула ворота и въехала, безальтернативно и без зазрения совести, настолько нагло, как могла себе позволить только симпатия. ВЕСНА.
Ночь стала заметно короче, а это значит, аюшки? в 7 утра, как ты не прячься, но нагловатый и хамоватый чревный заяц непременно будет светить тебе именно в глаз. Безусловно хоть весь ты залезь под одеяло, да даже если если с ногами, непременно в глаз. И если тёмными зимними по вечерам и не менее тёмными днями ты только и мечтал о скорейшем приходе весны, в таком случае теперь понимаешь, что могли бы быть и более разумные пожелания.
Выходишь нате улицу. (Ну иногда и выходить надо. Чтобы заработать в хлеб насущный).
Долой подштанники и ..да здравствует весна.. новая оживление. Новое всё. Новая любовь в конце концов, но подскользнувшись нате первом же попавшемся гололёде и угодив со всего размаху в огроменную лужу, бежишь перестраивать джинсы, а вместе с ними и подштанники.. .
Переодевшись и продолжив свой приступ замечаешь, что ночью по твоей улице прошёл грейдер и со льдом сгрёб в кучу остатки асфальта. Не хуже кого то не радостно. Но это только тебе. Потому-то что кучка таджиков с лопатами и квадратноколёсым асфальтоукладчиком очень пусть даже радуются. Кажется, они всегда радуются. Белые вошли в городище, либо красные — им всегда радость. Асфальт нужен постоянно. При любой власти.
И вот, переодевшись, ты снова спешишь получи и распишись автобусную остановку. Обычная остановка. Как и другие 80 остановок в городе, хотя сегодня что-то не то. Не так. Паки ..ОНА.. . Но не в бесформенных джинсах как как правило. В юбке и в чём — то там ещё. (Что ведь там ещё пока скрывает куртка, но смена джинсов возьми юбку — это уже прогресс )
Ты раньше и пораздумать не мог, что …она.. оказывается симпатичная. Обаче с наступлением ещё большего тепла, длина юбки будет точию укорачиваться, и соответственно степень симпатичности увеличиваться.

И касается это не более чем ..ЕЁ.. потому что все, включая и тебя самого, одеты точно идиоты. И как бы ты ни старался, но насмотреть будешь именно так. Если ты оделся с утра сообразно погоде, то как в сказке про Золушку, после 12. 00 будет пойдёт дождь и ты в своей шубе точно будешь ..идиотом… . Либо но наоборот. С обеда всё засыпет снегом, и все, кто был идиотами до самого 12.00 , будут кататься по сугробам при виде тебя, одетым примерно по — летнему.

Вот кто бы что отнюдь не говорил, но автосервисы бы я обложил дополнительными налогами. Им совершенно в прибыль. Снег тает — прибыль. Сыплет — до сих пор большая прибыть. Это такая каста, что хуже дантистов и хоть страховых агентов. А весной так вообще озолотиться могут.

У многих зимцерла ассоциируется с первыми цветами. Подснежниками. И это не только у сельских жителей. У нас близкие ..подснежники.. . С первыми лучами майского солнышка из сугробов появляются (съестные) припасы жизнедеятельности братьев наших меньших. И пусть их период полураспада чуть-чуть меньше, чем у Урана 235, но бед они могут дать никак не меньше, а зачастую даже и больше. Уже нет возможности так беззаботно скакать по сугробам. И даже просто чревато вступить на сугроб, иначе рискуешь просто ..вступить.. . А разве что шёл к любимой и ..вступил..?! Катастрофа.

Кто — так предлагал добавлять в корма для животных фосфор. Вроде хорошее бизнес, но представьте что получилось бы. По ночам держи улице весной, было бы светлее, чем днём.
Между тем уж не только с утра не поспать, но и всю нокаут глаз не сомкнуть. При такой то иллюминации.

Весь век же, что бы вы не говорили, а собак я люблю с огромной форой больше, чем кошек. Особенно больше чем котов. Сии блохастые менистрели любви, весь день отсыпаются в своих подвалах, а впоследств собираются под твоим окном. Ночью. И именно под твоим. На первый взгляд они гадят там, а затем заводят свои серенады. И держи этот дикий вой приходят все кошки. Все! Со -навсего) города. И все непременно под твоё окно! Далее начинаются ..рыцарские турниры.. и самый циничный и голосистый получает священное ..право первой ночи.. . Нет-нет их разгоняют дворовые псы, но это всё без- надолго. Коты снова выползают из подвалов, спускаются с деревьев и продолжают специфический шабаш. ( псы конечно не менее блохастые, отлично и блохи их не сильно отличаются от блох кошачьих, а за те редкие минуты или секунды тишины, огромное им ..спасибочко.. ).

Особая каста — соседи по дому. У них сколочен еда и лавочки во дворе. Добротные такие. И как снег терпимый и период полураспада перейдёт в стадию двух третей распада, соседи произвольный вечер собираются за этим столом. И нет у них никакого ..психологического портрета.. тама все. Без пола и возраста. Просто соседи. Вроде безграмотный дебоширят, но смеются очень уж громко, и не пьянствуют дополнительно, так что жаловаться участковому нет смысла. Да дьявол и сам иной раз заглянет, посидит и посмеётся в голос. Холдинг только при этом сделает вид что убрала шалманка под стол, а он сделает вид, что никакого пива и без- видел. Всё очень весело. Даже душевно. Особенно так, что завтра всем на работу с утра. Невыспавшимся. И тебе также. И даже участковому.

В общем, от весны одни расстройства. Мигрени, давления, инфаркты (взад. Ant. прямо пропорциональные степени длины юбок проходящих барышень), но лупить и плюс. Один, но он есть.
Возвращаясь с работы, я что вижу безусого юнца у подъезда. С букетом цветов. Он ждёт ..ЕЁ.. который ..ОНА.. — я не знаю, не видел, да сие и не важно. Может однокурсница, или вообще одноклассница. И одна нога здесь всего ничего — то у них не срастётся в жизни, хотя и это не важно. Главное, что сейчас им в кайф вместе, что вспоминать они это будут потом всю свою разлюли-малина. Каждый свою жизнь.
Весна….

#28

Каждому из нас долголетие даёт хоть один шанс. Один большой шанс до сих пор исправить, изменить. Но не все им пользуются. Просто-напросто единицы. И помимо этого большого шанса есть куча маленьких шансиков. Они безграмотный такие глобальные, но они бывают каждый день.
Взамен авантюризма мы выбираем тихую спокойную жизнь, скучную, хотя главное что не хуже чем у остальных. Ничем никак не лучше, но главное, что не хуже. Мы перестали вытворять великие открытия, отправляться в плавания, не зная при этом, вернёмся ли инверсно победителями и вернёмся ли вообще. Не сражаемся на турнирах следовать благосклонность любимой дамы, не поём ей серенады перед балконом, не карабкаемся на этот балкон по отвесной стене….. и единаче много чего ..НЕ.. . Всё как у всех, тривиально и скучно. Скучно, но надёжно. Родился, учился, потом женился, нарожал детей, набрал кредитов…….. и в итоге втихомолку помер. А кто про тебя вспомнит через год вне несчастной вдовы и детей? Да никто. И дети твои будут как бы и ты, выращивать фикус и смахивать пыль со слоников, будут (на)столь(ко) же ходить на нелюбимую работу и подсчитывать размер будущей пенсии. Они что и ты не полетят в космос, не отправятся открывать Америку, маловыгодный найдут Трою и самое обидное, что не споют числом балконом.
И если глобальный шанс даётся один раз (наибольшее количество два), то маленькие шансики ежедневны. Да здравствуют авантюристы и романтики!

# 29
Любонька была хороша. Не просто хороша, а нимфа. Богиня, вышедшая изо пены морской на наш грешный берег, только чтобы того, чтобы окончательно лишить разума мужскую половину посёлка, и в частности меня и соседа Пашку. Её ажно в программе ..ВРЕМЯ.. показали, правда на общем фоне, только это не мешало её любить и вожделеть. Любил я её начиная с 4го класса, во вкусе только приехал в тот военный городок и увидел 1го Сентября возьми линейке. Пашку я не любил. Он был другом, однако вот окончание 10го класса и новая жизнь, новые планы на будущее, Я, Любка и Пашка. Классический треугольник. Благо, что у нас с Пашкой хватило ума маловыгодный бить друг другу морды, как это заведено в Сибири, а прийти к выводу джентльменское пари. С кем Любка будет танцевать в субботу нате дискотеке — тот и будет ею обладать на ревность проигравшему.

Представляете, какой стресс для 10тиклассника. Всё достоит быть просто безупречно. И хотя в своей победе я нисколько малограмотный сомневался, но нет предела совершенству. Всё должно перестать не просто хорошо, а идеально. Пашка хотя и КМС сообразно лыжам, но брейкданс я танцую гораздо круче. И даже петля назад умею крутить, а посему Любка сегодня будет моей. Моей на всю жиз.

До конца жизни. ( каким пророческим было сие джентльменское соглашение).

До дискотеки ещё час, а у меня нничего отнюдь не готово. Выпросив у отца адидасовские кроссовки, я был уверен в своей безоговорочной победе. Же джинсы не поглажены! Странно, но просить отца о помощи до бесконечности не пришлось. Только он как то хитро заметил, почто на танцы небритыми не ходят и что в ванной меня ждёт замечательная бритвочка. Опасная.
Это только в кино бриться опасной бритвой без поблажек. В реальной же жизни опасно. Один взмах, другой, и получи обеих моих щеках две кровавые дорожки. Не дорожки хотя (бы), а дороги. Шоссе!

Ладно. Время есть. Кровь остановится, в конце концов целоваться уж давно пора не в щёчку, а в губы. Выхожу из ванны, а джинсики уже поглажены. Не просто поглажены, а отпарены. Со стрелками.
И вдосталь бесполезно было объяснять отцу, что на джинсах стрелки безлюдный (=малолюдный) наводят. …Если это бруки, то должны лежать и стрелки.. . (Потом отец ещё долго и болезненно привыкал к штатской жизни). Вслед за тем я пытался вывести стрелки, мочил и даже замачивал, но всё-таки было тщетно. В общем, поразмыслив, что джинсы со стрелками в сочетании со сбритыми до самого челюстей щеками явно не комильфо, я решил на дискотеку никак не идти, втайне надеясь, что Пашка тоже облажается.
Пашка без- облажался. Всё у них с Любкой сложилось весьма удачно, и третьим лишним оказался вот-вот я.

Можно было бы конечно..приударить.. за Веркой, сестрой близняшкой Любки, а это же была не Любка!

Вскорости были выпускные экзамены, за) один (приём после них я уехал. Уехал навсегда.. а через год у Любки с Пашкой была благодатная (70 лет).

Года 4 назад в ..Одноклассниках.. на меня вышла Любка. Кризис миновал бы она этого не делала. Всё, всё ведь, что я считал идеалом совершенства, превратилось в нечто бесформенное и ни в коей мере не аппетитное. А Пашка умер. Спился и умер. Может находиться (в присуствии) меня тогда спасла отцовская опасная бритва, а может и стрелки держи джинсах. Не знаю. Только в друзьях у Любки я нашёл её сестру двойняшку Верку. Симпатия и сейчас так же хороша и свежа, как будто безлюдный (=малолюдный) было этих 20ти с лишним лет.

# 30
Случается так в нашей жизни, по какой причине мы долго и страстно хотим каких либо перемен, однако ничего не меняется. А бывает и так, что и перемен ведь вовсе и не желаем, а судьба за какой-то пора выворачивает нас мехом вовнутрь. Вот про один этакий час из собственной жизни я и решил поведать. Но начнём вдоль порядку. Сперва было утро…
Утро было морозным, т. е. обычно бывает в конце сентября в Восточной Сибири. Часам к 10ти ранний иней на траве конечно растает и будет даже пламенно. Но сейчас мы спешим по нему, хрустящему, в школу. Спешим точно никогда радостные.. радостные потому что сегодня почти в ей школой едем ..нате картошку.. .
Старшей над нашим раздолбайским классом была назначена биссектриса Любовь Николаевна. В простонародье Люба. Для особо приближённых несложно Любаня.
Любаня была хороша собой, весёлая и, что важно, ненамного старше нас самих. И если в школе хоть словно то приходилось соблюдать субординацию, то за стенами школы повально рамки приличия стирались, до неприличия конечно доходило самобытно, но были что называется ..на одной волне.. .
Предварительно посадкой в автобусы наш 9й А, почти как Штилица попросили остаться. Построили в строй и предложили предъявить к осмотру рюкзаки и сумки на предмет выявления алкоголя. Началась фигня. Тогда Любаня первая показала нам пример и вытряхнула нестандартный рюкзак. Во время её вытряхивания, к нашему удивлению и негодованию, хорошо не звякнуло и не пролилось, что мы в тот минута расценили почти как предательство и с кислыми мордами начали достигать запрятанные бутылки вина и складывать их в заранее заботливо предоставленную коробку. Отдали бессчетно. Всё! Оставалось только пропадать или рассчитывать на диво.
Доехав до колхозного поля мы поняли, что чуда си и не произошло. Мы в знак протеста отказались собирать картошку, быть этом согласились на капусту и чтобы не усугублять столкновение, руководство решило пойти навстречу.. консенсус как говорится найден, а обсчитывание-то был весьма прост, на каждый класс была установлена установление сбора, 2 машины чего-нибудь. Но либо снарядить 2 машины чистой, лёгкой и самое главное большой капусты, либо абортировать в земле и пытаться найти там картоху.
В общем, свою норму автор с лихвой выполнили ещё до обеда и с чистой совестью отправились получи и распишись пикник. Единственное, что портило настроение, так это позднейший арест контрабанды и назойливая комсорг, летающая словно муха и взывающая к комсомольской совести. (малую поразмыслив, пришлось ей объяснить, что комсомольцев среди нас два, что пропаганда не пройдёт и вообще, свой план наша сестра уже выполнили.
(..план.. . Слово то какое. До тех пор оно означало одно. Сейчас совсем другое. А всё действо происходило в оный самый переходный период, когда новое значение ещё было малоизучено, а вчерашний день с успехом ..канутое .. в ..лету.. ).
Обед. Обед на ..картошке.. — богослужение. Радость наша преумножалась от осознания того, что аминь пообедают, подурачатся совсем чуток и снова пойдут искать бекфиллер для закромов Родины, а мы свою лепту уже внесли с лихвой.
Осознавали сие и они. Завидовали и смотрели с грустью и тоской. От этих понуро-завистливых взглядов становилось ещё более радостно.
Сидеть нетрудно так на уже прогретой, но уже осенней земле было никак не комфортно. Нужен костёр. Нужен — значит будет. Полено? Которые удалось собрать в относительно ближайшей полосе оказались сырыми, ну да и количество их не оставляло надежд на долгие вечерка. Немного поразмыслив, друг Серёга предложил топить пожухшей травой, который росла в пребольшом изобилии.
Сказано — сделано. И вот сейчас 5 огроменных охапок дружно отправляются в костёр. Тепла от них бедно, но зато горят долго. Через 5 минут половину полина окутал приторно — сладкий дым. Дальнейшее развитие событий напоминало Тарантиновский содержание. Помните ..От заката до рассвета..? Когда до сих пор чинно, штатно, но по какому — то неведомому сигналу без (слов (дальних превращается в бесовщину. Коротко опишу как вдруг всё изменилось.
Географичка Литературы, которая всегда ходила с палочкой и здорово прихрамывала манию) (волшебного) жезла стала прыгать через костёр. Её примеру последовали кой-какие одноклассницы. Долетали почти все.
Физрук, выискав самый ахинейский качан капусты, возомнил себя Пеле и неистово колотил голы в невидимые вражеские пайлоу. Трудовик сидел в сторонке. Он вырезал из картошки неодинаковые похабные фигурки и спрашивал у сидящих рядом, похоже ли получилось. Творческого апогея спирт достиг, когда добрался до морковки. Некогда политсознательная комсорг одноглазка отплясывала и пела матерные частушки, некоторые даже были политическими.
Серёга но? Неизвестно каким образом добыл мышку полёвку и проникновенно читал ей Есенина. Сообразно всей видимости, Есенин не был её любимым поэтом. Мышка вырывалась, кусалась, же Серёгина настойчивость была очень настойчивой. Единственными нормальными людьми остались как я и Любаня. Сидя на вёдрах друг против друга ты да я просто смотрели друг другу в глаза и играли в ..ладушки..
И было до тех пор здорово, что вместо ..Ласкового мая.. из магнитофона на хренищ то слышался ..ПинкФлойд..
Всю идиллию испортил председатель колхоза с нашим директором. Появились минута в минуту, иначе ещё бы совсем немного и Бахус сдал бы домашние позиции Вакху.
В чувства приходили долго и все по — разному. Ми лично было очень плохо, как и Любаше. Единственное, почему она позже спросила: что это было и не перешли ли да мы с тобой границу дозволенного?
Я её твёрдо заверил, что границ никаких в оный день не нарушал, (хотя точно не помню), а чисто это было я и сам не знаю.
Потом уж по части — секрету мне поведали старшие товарищи, что упихивать такая нехорошая трава, делающая мир цветным. Вот её — ведь в костёр и побросали. Жаль только, что Любаше об этом осведомить не успел. Вскорости она уволилась и уехала на Д.В., не без того полагаю,что ее попросили.
Примерно год назад эврика её в Одноклассниках, долго общались. Вспоминали разные истории. Вспомнили и эту.

С автора: продолжение следует

Яндекс.Метрика