Литературный портал

Современный литературный портал, склад авторских произведений

Путешествие по аду.

  • 03.11.2017 12:11

«Почему так темно? Я ничего не вижу», – раздался голос молодого мужчины, парящего в невесомости.
«Тьма… – прошептал чей-то голос, появившийся из неоткуда».
Внезапно на ладонях Годвина появились какие-то символы. Символы стали ярко святиться и ослепили его глаза. Годвин застонал от боли. Из его, уже ослепших глаз стекали капли крови прямо на ладони Годвина. Внезапно он проснулся и понял, что это был всего лишь кошмарный сон. Но, кровь на его ладонях была настоящей. Знаки во сне предвещали ему не благостные известия. Годвин не успел почувствовать страх, как что-то или кто-то пронзило его насквозь серебряным мечом. Он замертво пал и перед собой он видел лишь тьму, которая растекалась по пространству, заполняя пустоту. Адская боль не заканчивалась, она лишь усиливалась и продолжала разъедать его рассудок. Свежие рубцы на его теле, вырезанные самим адским слугой, ещё больше стонали. Годвин чувствовал невыносимый жар, который вызывал ещё большую боль его ран. Внезапно, кто-то поднял его из этого адского озера, в котором плавали грешники и посадил в веющую трупным холодом, лодку. Любопытство Годвина взяло вверх и он обернулся на своего спасителя. Унылые, чёрные глаза смотрели на Годвина, вызывая неимоверный страх. Перед Годвином стоял дух самоубийцы, обречённый на вечные скитания по раскалённой реке ада, которая тянулась вдоль всех тринадцати кругов. Оборванная одежда, растрёпанные волосы, вечно унылое лицо пугали бедного Годвина, но выбора у него не было. Дух поднял тяжёлое весло и лодка поплыла в пещеру грешников. Страшные крики людей преследовали на каждом шагу. Одна из душ протянула руку к Годвину, но беспощадный дух утопил, молящую о помощи душу грешника. Годвина разозлили действия этого духа: «Зачем ты сделал это? Мы могли бы помочь ему! » – с яростью промолвил Годвин.
– Глупец! – страшным голосом проговорил дух. – Грешники платят за свои грехи. Мы не должны им помогать. Это против правил ада.
– Грешники? Почему я не был брошен в раскалённую реку?
– Я не могу ответить тебе на этот вопрос… – дух продолжал грести и лодка еле-еле передвигалась сквозь вязкие души грешников. С каждым разом передвижение по реке доставляло большие трудности. Вязкие и скользкие души жалких и поддавшихся соблазнам людей, перекрывали пути, ища спасение от своих мучений. Обречённый на скитания дух самоубийцы продолжал плыть по раскалённой реке, оставляя за собой холодный туман, в котором грешники искали спасение от адской жары.
Дорога вела к первому кругу ада. Круг, где правил мудрый герцог Запада, обрёкший ненавистные души людей в вечные страдания. За ленивый образ жизни грешники прибывали в вечном учении и никогда не останавливались.
Мудрый герцог, чьё имя известно во всём аду носил голову льва. Как показатель высокой мудрости и власти. За свою лень в спасении своей матери от пожирательства, был обречён на вечную муку.
Граница первого круга тянулась вдоль раскалённой реки и кончалась у ворот второго адского круга, куда и направлялся Годвин.
Второй адский круг представлял собой тёмное и сухое место, где не было ни одного просвета. Злость и ненависть, поглотившая человеческие души блуждала здесь на окраинах земель, запинаясь в закоулках адского пламени. Великий барон Востока обрекал злые души людей на вечную муку в вязкой, чёрной, раскалённой смоле. Души, одна за другой тянули свои руки к Годвину, моля о Божьем спасении. Но лодка продолжала плыть по дороге, которая вела на третий круг ада.
Третий круг пылал ещё большим адским пламенем. Везде были слышны крики людей о раскаяние и о пощаде, но великая императрица третьего круга с ухмылкой смотрела на души людей, пытающихся выбраться из синего пламени. Красноволосая Богиня при жизни была женщиной лёгкого поведения, продавшая свою честь за большие деньги. На этом адском круге томились похоть и разврат. Души горели в синем пламени. Их похотливая плоть терпела адские муки и боль, которая пробирала до кончиков костей.
Услышав заветные шаги новых гостей, Красноволосая Богиня ринулась к воротам третьего круга. Её огненные и жаждущие боли глаза смотрели прямо на душу бедного Годвина.
Рот растянулся в большой ухмылке, а когти скребли по стенам пещеры.
«Не ликуй, это не твоя душа», – холодно промолвил дух путника.
Блеск в её огненных глазах быстро померк и развернувшись, она пошагала, сметая своим огненным плащом души жалких грешников. Она уже хотела закрыть врата третьего круга, как дух остановил её, вымолвив слова: «Душа принадлежит Царю тьмы, открой врата».
Императрица остановилась и обернулась с восторгом посмотрев на душу бедного Годвина.
В её глазах блеснула искра зависти.
– Как же прекрасны его глаза, – с завистью промолвила императрица. – Они ещё хранят в себе ту самую ценность, которой обладает человек.
– Душа…, – хриплым голосом промолвил дух.
– Да, душа является главной ценностью человеческой жизни и каждый, живущий здесь, мечтает вернуть её, – Императрица подошла к Годвину и указала на его правый глаз, – Здесь, хранится твоя ценность, береги её от чужих когтей, которые хотят забрать её.
Годвин с опаской посмотрел на Императрицу. Она внезапно остепенилась и её хитрые глаза смотрели прямо на Годвина. Она встала с тяжелого камня и скребя острыми когтями по стене пещеры, направлялась к сундуку, стоящему около котла. Оттуда она достала золотой слиток, и подарила Годвину. Слиток оставил ожог на его ладонях. Он посмотрел на свои ладони, из которых, как из ручья, лилась алая кровь, образуя на земле ада алмазные цветы. Свет от синего пламени отражал яркий луч, превращающий пещеру в астральный мир. Множество параллельных душ летало около Годвина, пытаясь захватить хотя бы кусочек его ещё чистой плоти, но что-то мешало им это сделать. Рубцы на его спине продолжали ныть и с каждым разом эта боль становилась всё сильнее и сильнее.
И вот, лодка двинулась и поплыла по красной реке, полной множества грешных душ, которые хватались за весло, как за последний шанс на спасение. Лицо духа путника, как и всегда было несчастно, а его голос отражал печаль. Печальная музыка стала доноситься из глубин ада. На подходе был четвёртый, адский круг, который таил в себе множество загадок. Музыка, играющая здесь вечно, сводила с ума грешников, они не могли найти покоя от этих прискорбных нот. Здесь таился эгоизм, забираясь в углы человеческих сердец и принося им муку осознания. Эгоистичный образ жизни наказывался самим великим музыкантом тринадцатого века, который волшебно играл на органе. Ноты этой мелодии отдавались печальным эхом, моля о страшном грехе. Множество рук Царя Севера воспроизводили завораживающую и гипнотизирующую музыку, которая манила души за собой. Путь тянулся по устью раскалённой реки, которое вело на пятый круг ада. Везде веяло трупным холодом и туман перекрывал все дороги, заполняя пустоты адской пещеры. Множество ноющих душ страдало от укуса чёрного змея, который обитал на этом круге, ожидая новых. Очень сильный яд растекался по всей плоти, медленно уничтожая её. Здесь обитали души жестоких убийц, которые яростно купались в тех же муках, что причинили своим жертвам. Из тусклого тумана послышалось чьё-то жуткое шипение, которое отдавалось эхом со всех сторон. Тяжёлые, глухие пошаркивания раздавались из глубин змеиной пещеры. Чёрная змеиная голова с ярко-зелёными и пылающими ослепительным светом глазами, медленно вылезала из огромной норы. Почувствовав страх, Годвин стал пятиться назад, но тяжёлый змеиный хвост окутал его раненное тело.
«Уже уходишь? – шипящим голосом произнёс змей. – Далеко ли собрался, несчастный грешник? Кого же ты лишил жизни, признавайся? Тобой двигала зависть или отчаяние? А может, злость или ненависть? »
Глаза змея смотрели прямо на Годвина, гипнотизируя его. В состоянии транса Годвин стал шептать молитву на латинском языке, которую когда-то слышал от своей матери. Яркий свет стал излучаться из его уст. На момент, свет поразил змеиный хвост, причинив ему боль. Змей заныл от ран, которые вырезал свет на его чешуе. Страшное шипение вперемешку с криками от боли заставили Годвина выйти из транса. Белое свечение тут же прекратилось и раны на спине снова стали болеть.
– Как противно. Чистая душа, уходи! – яростно промолвил змей.
Лодка снова поплыла вдоль по реке. Дорога тянулась по зеленым адским полям с золотыми цветами. На пути стояли золотые врата окутанные вьющимися алыми розами – путь на шестой круг ада, где правил Лесной Царь. Маленький человечек с розовыми цветами, вместо глаз. Везде были зелёные заросли и живые растения, которые окутывали грешников. Здесь обитали души самоубийц. Растения сжимали их тело и душили с такой же силой, с какой самоубийцы присваивали себе ложные страдания. Множество шипов пронзали тела грешников, что причиняло ещё большее страдание. Царь, ростом с лист сел на плечо Годвина, смотря в его чистые и полные света глаза. Они завораживали его своей красотой. Годвин ступил на туманную трапу, по которой ходили многие грешные души знаменитых людей, покончивших с собой. Лесной Царь слез с плеч Годвина и позвал за собой. Годвин чувствовал страх, проходя сквозь обычные растения. Они трепетали о тревогах душ, попавших на этот круг ада. Царившая здесь тьма, окутала золотые поля и адскую тропу, по которой с опаской шагал Годвин.
Правивший здесь Царь в порыве гнева задушил своих детей в саду. А после смерти был изгнан в ад.
Тропа Годвину казалась протяжённой и долгой. Проходя красивые сады, Годвин задумался: «Ад может быть таким красивым? » Лесной Царь засмеялся.
– Ад не был плохим творением. Люди истребили его красоту и чистоту, принеся в жертву веру. Тебе предоставилась честь побывать здесь и быть не тронутым и светлым – всё то, что не хватает нам. Грехи искусительны и разум затуманен, но красота ценности даётся не просто так. Добравшись до сердцевины ада, ты изменишь его ценность, но лишь на некоторую часть. Изменить ценность полностью не каждому под силу.
Долгая и утомительная тропа привела их к вратам седьмого адского круга, где правил Дух Югов. На этом круге обитали души, ворующих людей, которых карал Дух, заставляя сидеть под раскалённым дождём, обжигающим их тела.
Годвин снова сел на лодку и безмятежное течение понесло их вниз по реке, которая впадала в озеро утопленников. Тусклая вода, в которой не было видно собственного отражения, плавно перетекала на восьмой круг ада. Речной туман, вечная темнота и женский плач, который отдавался в уголках человеческих сердец.
На камне посреди озера сидела молодая девушка, склонив голову к тусклой воде. Слезы капали в озеро, образуя белые лилии, которые расползались по всему озеру. Под её белоснежными ступнями виднелись души, пытаясь забраться на спасительный камень. Водяная Принцесса топила их в озере, не давая шанса на спасение. Души заползали друг на друга от безысходности, но безнадежно падали в озеро, захлёбываясь водой. Самоубийцы от безответной любви плавали по холодному озеру, в надежде найти спасение. Но в наказание за свои поступки души были обречены на вечное прибывание в холодном озере, продрогшие до костей.
Принцесса медленно подняла свою голову, посмотрев пустыми глазами на Годвина. Яркое свечение от его глаз забавляло её. Сумасшедший взор самоубийцы заставлял Годвина чувствовать страх. Её злая насмешка ещё больше усиливалась, но в какой-то момент она остановилась. И пройдя по воде, она встала около Годвина, наблюдая за его действиями с безумной харизмой. Годвин опрокинул на неё жалостный взгляд и сел на камень. Принцесса же крутилась вокруг него, весело смеясь. Вода в озере стала выплёскиваться. Смех Принцессы сливался с болью и страданием. В какой-то момент весёлый и лёгкий ветер превратился в яростный шторм. Вода всё больше и больше выливалась из границ и затопила берега. Принцесса быстро поменялась в лице. Её улыбка сменилась яростью, а глаза стали заливаться слезами. Плач вперемешку со смехом сводили её с ума. Внезапно, всё прекратилось и вода снова влилась в свои берега. Холодная рука прикоснулась к волосам Годвина и закрыла его глаза.
– Что ты видишь? – спросила Принцесса, размахивая второй рукой над озером.
– Дыры на светлом полотне, заливающиеся разными красками. Но картины не получается, краска просочилась сквозь дыры. Всё перемешалось и полотно испортилось.
Принцесса убрала руку и Годвин взглянул на озеро, увидев перед собой множество белых лилий.
– Красиво было здесь, когда-то, – шепотом проговорила Принцесса, смотря на затуманенное озеро, – всё испортилось, как и полотно от краски. Черные пятна забрались в озеро и оно стало тусклым. Верни чистоту озеру, хотя бы на некоторую часть…
Принцесса пройдя по озеру, села на камень, и склонив голову, стала заливаться слезами. Всё вернулось на свои места, а лодка ринулась дальше.
Проплывая серебряные просторы адской пещеры, где томились души, пожертвующих своей жизнью людей, лодка остановилась около одной души, которая испуганно сидела в углу. Забрав эту душу, лодка поплыла дальше. Заблуждавшаяся душа, должна быть отправлена на девятый круг ада, где царил ледяной холод, замораживая сердца людей. Царство, где правил Царь льда, обрёкший души завистников на вечную зиму. Холод и зной преследовали души на каждом шагу. Ни единого тёплого места лишь белый снег и прозрачный лёд, в котором по пояс сидят грешники. А лодка, проплывая холодные места, двигалась дальше, пока не попала на десятый круг. Круг, где обитали люди, обманувшие невинных. Бестелесный дух – Принц ветров швырял души несчастных людей. Вой ветра, воспроизводящий завораживающую мелодию, был слышен в глубинах ада, призывая души. По кругу бешено носился дух, волоча души за собой. Сильный ветер Годвина сбивал с ног, идти становилось всё труднее. Но ветер затих и ярко-красные глаза, окутанные ветром и облаками, посмотрели на Годвина. Чёрная субстанция протянула руку и втянула его в своё логово. Ветер с песком забивался в раны и они стали ныть.
– Раны ноют, раны болят, но заживают… – прошипел Принц. Он протянул свою руку к ранам Годвина и они мгновенно затянулись. Годвин выпал из логова и плавно упал на землю. Лодка поплыла дальше.
Тяжёлые вздохи, стоны и крики преследовали их на пути к одиннадцатому кругу ада. Здесь правил безголовый рыцарь, жестокий палач, изгнанный в ад за свои грехи. Здесь же он карает жестоких насильников, заставляя метать друг в друга копья.
А лодка плыла всё дальше и забрела на двенадцатый круг ада, где правила скупость. Жадные души на века застывали в золоте, не имея права двигаться. Золотой граф, застывшим, сидел на своём троне, слушая журчание реки. Годвин с опаской подошёл к графу и посмотрев на его страшное лицо, остолбенел. Злые, завешанные золотом глаза, смотрели на Годвина. Хриплым голосом Граф спросил: «Луч? Просвет? Как назвать тебя, чистая душа? Или грязь?
– Друг…
Златые врата, украшенные множеством чёрных роз открылись нараспашку, откуда повеяло ледяным холодом. Туман и множество замороженных чёрных роз обвивали тринадцатый адский круг, где главой являлся Сатана. Он сидел на своём троне, распустив большие чёрные крылья. В его руках виднелся маленький светящийся шарик – чистая душа Годвина. «Яркий просвет и окутавшая его тьма. Чёрные, но замороженные прозрачным льдом розы. Белые перья, разлетевшиеся в суматохе. Ад, куда явился друг, предавший ближнего. С чистой душой и ослеплёнными глазами погрузился в глубины сердец. Покрытая туманом тропа, ведущая в сердцевину, опрокинутую ярким светом. Отражение в светлом и в чёрном, всё распределено. Граница зла, пересечённая лучами и чистая душа. Испорчено! Всё напрасно! Никуда не годится! Исправить – долг, проникнуть ввысь». Сатана поднял руку и из заживших ран Годвина, полилась кровь, из которой на земле распускались белые подснежники. Сатана посмотрел на Годвина и он упал, растворяясь в воздухе. Всё внезапно побелело и чёрный туман стал белым, озеро прозрачным, цветы живыми, а раны свежими.
Теплотой повеял ад, заперев душою чистой
Годвин был потехам рад, но отрёк землёю. Низко
Свет, просветы и лучи, пробираясь сквозь низину
Обернувшие в ночи, запахи святой пучины.
«Открытый адом благ не ищет, а пронзает ад лучом».

Яндекс.Метрика