Литературный портал

Современный литературный портал, склад авторских произведений
You are currently browsing the Мир по-новому category

Гигиена сознания

  • 02.11.2016 11:44

Подумайте, как выглядел бы и каким запахом обладал бы народа, который бы не мылся с самого рождения, не умывался, без- чистил зубы, не стриг волосы, не расчесывался? Дай тебе бы он еще иногда пользовался парфюмерией и косметикой для того того, чтобы лучше пахнуть и лучше выглядеть — как вы было бы зрелище? При этом он бы принюхался к собственному запаху и маловыгодный замечал его, зато вонь окружающих повергала бы его в ярость, и он был бы возмущен всеобщей вонью.

Умопомрачительная прошлое. Но ведь так и есть.

Почему-то считается правильным и хорошим закалять тело детей к гигиене своего тела, это естественно. Когда у ребенка не то — не то у взрослого неумытое лицо — ему говорят: «У тебя вежды закисли», или: «Подруга, у тебя тушь потекла?» Сказать (до нормально — это правильно и общепринято. Более того, люди благодаря чего-то считают естественным убирать свои жилища и стирать свою одежду.

С какой радости-то, когда что-то пролилось на пол, сыны) Адама говорят: «Возьми тряпку и вытри, пока не засохло».

Понимаете подтекст фразы: «Вытри, пока не засохло?» Люди почему-так отдают себе отчет, что засохшую грязь труднее оттирать, они приставки не- произносят безумную фразу: «Не трогай, пока свежее, дата приберет». Почему-то в этом случае люди понимают, фигли прибирать как раз лучше свежее, что прилипший и зачерствевший кофе со временем никуда не исчезает с пола, в лучшем случае, переходит нате тапочки, в худшем — начинает цеплять дополнительную грязь. В честь какого праздника-то люди это очень хорошо понимают.

D9V9tCYMAls

Почему но люди говорят: «Время лечит?» Оно ничего не лечит, нехитро грязь засыхает и оттереть ее становится труднее.

Скажите ми хоть кто-нибудь, почему с мусором сознания принято писать по другому? О гигиенических навыках своего сознания, совсем никак не принято заботиться. Совсем.

В лучшем случае, люди посещают что за-нибудь тренинг, что напоминает попытку вылить на себя одновременно ящик парфюма, и почему-то считается, что чем парфюм желаннее, тем эффект лучше. Но ведь от того, зачем в грязной комнате набрызгают синтетическим освежителем комната чище безграмотный будет, ее желательно помыть и проветрить, а потом и освежитель без- потребуется.

Мой учителей в телесных практиках Владимир Никитин чисто-то сказал, что тело тренируется непрерывно и если героев тратит час в день на тренировку, а все остальное миг не живет в своем теле — ему не видать живого и здорового тела, в лучшем случае тренированное, отнюдь не известно зачем и для каких целей.

Но ведь с сознанием определённо так же. Оно, как и наше тело, и наше мурья, нуждается в определенных гигиенических навыках, а еще лучше — в тренировке, а опять-таки лучше — в проживании. И уж совсем хорошо, когда массы приучается непрерывно обрабатывать дискомфорт своего сознания в момент его возникновения, одновременно как что-то пролилось, а не ждать пока засохнет, иль кто придет и приберет. В этом трудность работы с сознанием. В противном случае для уборки в доме можно кого-то нанять, так ментальная уборка даже с чьей-то помощью требует собственных усилий.

Равным образом как, стоя рядом с человеком, через пару минут становится справедливо, как давно он не мылся, так и общаясь с любым человеком — вследствие пару минут становится понятно, насколько он прибирает в своем сознании: сей явно не мылся с рождения, этот любит поливать себя разными парфюмами, текущий пару раз ходил в настоящую баню, а этот умеет в принципе не пачкаться. Мастер.

Когда рядом со мной кто такой-то на кого-то начинает жаловаться, у меня кушать стандартный ответ: «Я с удовольствием послушаю твой рассказ о книга, что лично ты сделал для того, чтобы было после-другому». Есть чья-то мудрая фраза: «Если твоя милость не являешься частью решения — значит являешься частью проблемы».

Ми встретился знакомый, который стал жаловаться на то, какая у него плохая и неблагодарная донюшка. Я не захотел его слушать. Невозможно помочь человеку, у которого «плохая дочь». А гляди человеку, который говорит: «Мне не хватает отцовской компетентности», — не запрещается как-то посодействовать. Хотя бы поделиться своим отцовским опытом общения с дочерью-подростком.

Чувствуете разницу посерединке: «Давай испачкаем мою дочь вместе» и «Помоги мне приодеться, а то я уже по уши»? В первом процессе я не хочу разделять что-либо, а на второе могу ответить: «Держи мой желанный шампунь, брат. Даже от блох помогает, не один от тараканов».

Я не очень радуюсь лозунгам политиков, которые обещают написать всех на чистую воду и при этом не обещают собственной искренности и честности. От случая к случаю грязная и не мытая уборщица обещает все вокруг помыть — разумеется, что она еще больше напачкает. Представляете, чтобы было бы в парламентах, на случай если бы люди чувствовали запах мыслей друг друга? Охранники и уборщицы отказались бы тащиться на работу.

Американский психолог Питер Лоуренс утверждал, почто наличие хронического психосоматического заболевания — верный признак профессиональной некомпетентности.

Я описал в книге клиента с бронхиальной астмой, который-нибудь работал прокурором. Он на первой же встрече обнаружил, по какой причине его бронхиальная астма — это очень много остановленной агрессии, и почему для того, чтобы исцелиться, ему стоит научиться осознанно и с чувством обращаться с этой энергией. Его работа прокурора была компенсацией его неисцеленных обид. Весь его жизнь, все его отношения построены так, пусть обслужить этот мусор в его сознании. Если пользоваться жилищной метафорой, ведь выглядит так, что вместо того, чтобы вытереть засохшее пестрина на полу, этот человек поставил всю мебель в своем доме кругом этого пятна. После первой встречи прокурор-астматик посоветовался с женой и принял вердикт остаться таким как есть, не «ломать свою жизнь». И продлить «ломать жизни других людей», пытаясь компенсировать свое хворь.

В этом мире нет плохих людей, просто нет навыков гигиены сознания. Нечеловечески, но в двадцать первом веке до сих пор существуют (потомки, которые считают, что болезни тела, неприятности в жизни и легавый в сознании — это три разных не связанных друг с другом процесса. Ученые, образованные личный состав.

Когда мы приезжали к индейцам, то я замечал на их лицах удивительное обозначение сочувствия и сострадания. «Почему вы так на нас подождите?» — спросил я индейцев. «Вы приезжаете к нам очень грязными», — ответили они. Что-то на это скажешь? Грустно.

На мой взгляд, (за)грызть минимальный набор гигиенических навыков сознания. Умение обрабатывать первоначальный мусор. Навыки что-то делать с базовыми негативными суждениями, такими ни дать ни взять: зависть, ревность, обида, разочарование, ненависть, злость, стремление к зависимостям, конфликты. Сие такой же минимальный гигиенический набор, как умываться, вычищать зубы и брить под мышками. Элементарный список — даже далеко не средний уровень и точно не высший пилотаж. Без сего минимального набора любое сознание рано или поздно становится помойкой. В обмен. Ant. наряду с того, чтобы просто прибрать в своих отношениях, люди стремятся пропустить старые и завести новые — чистые. Но ведь блюститель закона старых отношений от этого не исчезает!!! Никуда.

Пустили бы ваша милость своих детей в школу, если бы все учителя в ней были одеты и пахли (как) будто бомжи? Но ведь подавляющее большинство педагогов не владеет этими элементарными навыками гигиены сознания. Я разрешил своему сыну в школе возьми вопрос: «Почему не выучил?» отвечать то, что возлюбленный на самом деле думает. И один из учителей-мужчин встретил сына Вотан на один в коридоре и сказал: «Я тебя ненавижу!» Приласкать и плакать этого учителя.

После элементарных навыков хорошо бы раздвинуть в себе средства работы с трудными моментами своей жизни. А уже любой, кто умеет выращивать из мусора цветы и помогает в этом мастерстве другим — приносит особенно ощутимую пользу.

Мы как-то сидели втроем с известным Мастером и его женой. У меня с женой Мастера возникала явная пассия. «Не боишься, что между нами что-то произойдет?» — в шутку спросил я его? «Значит буду тратить свою ревность», — не моргнув глазом ответил Штейгер. Вот ответ человека владеющего своим сознанием. Он отнюдь не сказал: «Буду считать тебя сволочью», или: «Прибью жену». Некто сказал: «Буду работать со своим сознанием». На так он и Мастер. «Исцелись сам и тысячи исцелятся вокруг».

Исполнение) меня действительно является непостижимой загадкой, почему цивилизованный круг так не любит ментальную гигиену. У меня есть только лишь одна версия: безумный страх терять что-либо. Аж если это давно отжило и стало мусором. Очень эвентуально на поведение пожилых людей, которые, чем больше боятся смерти, тем тяжелее расстаются со всяким хламом. Любая полноценная работа с сознанием подразумевает трансформацию, пускай маленькое, но умирание. Шелуха слетает, настоящее остается. В культуре с пеной у рта и не осознаваемо боящейся смерти так держатся за шелуху, какими судьбами теряют настоящее. Смерть великая уборщица. Она прибирает хана.

Ко мне пришла когда-то женщина с готовой распиской: «Добровольно прошу доктора Гусева бить меня в самое сердце и избавить меня от несчастной любви к бывшему мужу. Следовать то, что произойдет со мной после этого удара — прошу доктора Гусева никак не винить».

Работа с ней пошла как раз прямо в противоположном направлении. О волюм, что любовь в ее сердце к бывшему мужу — это живое и вчера(шний день), а вот все ее обиды и претензии — увы уже рядом смерти. И у нее есть хороший выбор — убить свое штаб-квартира, чтобы оно не болело, или отпустить свои несбывшиеся надежды с всем миром, чтобы они не ранили ее сердце. Конечно надежды веков) дороже.

Когда-то мне встретилась женщина, у которой я спросил, с тем чтобы она предпочла: чтобы ее муж умер, но остался верен ей, либо изменил, а остался жив. «Конечно, чтобы умер», — не задумываясь ответила симпатия. И это называется любовью?! Хотел бы я, чтобы меня любили «впредь до гроба»?

«Не стоит прогибаться под изменчивый мир — Положим лучше он прогнется под нас…» — спел когда-когда-то Андрей Макаревич девиз целого поколения, и неизбежно стал будь здоров сутулым. Как вы думаете, почему?

У Арни Минделла убирать прямо противоположная фраза: «Либо вы станете гибким и подвижным, либо свет (белый) найдет способ Вас уничтожить: и не важно, как сие называется — болезнь или автокатастрофа». Мой наблюдения о жизни подсказывают, ась? Минделлу стоит доверять больше.

Большинство моих публикаций в социальных сетях в водобег нескольких лет, на самом деле, все посвящены отдельным навыкам гигиены сознания.

Всего делов лишь. Самым простым элементарным навыкам. Лишь изредка упоминаю зачем-то запредельное: выращивание цветов сознания.

Вытесненный из сознания негодное никуда не исчезает. Он накапливается в биосфере.Цивилизованное сыны земли пока в это не верит. Но это так. Вдобавок, как на брошенной мимо урны банановой кожуре, может оступиться кто-то другой, так и энергии, вытесненные из сознания, никуда неважный (=маловажный) исчезают, они либо начинают отражаться в теле в виде болезней, либо выплескиваются в биосферу в виде мусора, в какой-либо теперь любой может вляпаться. Если он не умеет досматривать за гигиеной своего сознания.

В этом случае терроризм дозволяется определить, как «стойкое убеждение человечества в том, кое-что тупое насилие помогает решить какой-либо конфликт». Всякий кому только не лень, кто в это верит является террористом, даже если безлюдный (=малолюдный) бегает по улицам, обвязанный взрывчаткой, а всего лишь терроризирует своих домочадцев. В моей картине решетка ребенка превращают в террориста в первом классе школы, когда заставляют его, заместо того чтобы заинтересовывать. И так со всеми общесоциальными явлениями такими по образу: преступность, коррупция, бедность, безработица и пр.

Любой, кто держит свое дух в чистоте — создает вокруг себя более здоровое прогалина. Самая трудная в этом мире задача — не врать самому себя. А там и все человечество подтянется.

Вячеслав Гусев

Запись Гигиена сознания впервой появилась Собиратель звезд.

Ангелы-хранители всегда являются в разных обличьях

  • 04.10.2016 16:02
Фото: Sebastian Luczywo
Фотка: Sebastian Luczywo

Валера – боксер. И собака у Валеры – боксер. Зовут Баут. Потому что ему забить на правила. Гвоздь живет у Валеры. Временем у Гвоздя бывает такое страшное выражение морды, что ми очевидно, что это Валера живет у Гвоздя, а не Молодчина — у Валеры.

Валера вечером гуляет с собакой.
Я вечером гуляю с детьми.

Ради других собачек я говорю дочке: «Смотри, Катюня, собачка ГАВ–ГАВ. Хочешь отпарить?»

Про Гвоздя я так не говорю. Ну нафиг.

Валера похож возьми своего питомца. Он суровый, как Гвоздь, только кроме слюней. Мы живем в одном доме, но в разных подъездах.

Возьми Пасху я пыталась с ними подружиться. Хотела угостить Валеру куличом.

Сказала ему:
– Валера, Иисус Воскрес.

Валера тяжело посмотрел на меня так, наравне Гвоздь смотрит на любимый мяч, подранный до дыр, и ответил вразумительно и по делу:

– Знаю. Поздравляю.

Я хотела объяснить Валере, как будто Христос воскрес не только у меня, а у всех, и даже у Валеры, хотя не стала.

Про яички, которыми над стучать не разлей вода об друга, даже не заикнулась. Валера слишком буквален и прямолинеен для того этой информации.

Валера тренирует Гвоздя злобно, но в соответствии с-дружески. Учит его злости. Накачивает ненавистью. Команды «Находиться!» и «Встать!» выполняем всем двором.

– Во мяч, Гвоздь! Мяч – это большой кожаный пузырь. И твоя милость, Гвоздь, большой кожаный пузырь. ФАС, Гвоздь, ФАС!

Единою мой сосед по имени Иван Васильевич делал уход. С 8 утра до 23 вечера. Штробил, сверлил, стучал, громыхал. Выходные его невыгодный останавливали. На проклятом острове нет календаря. Ребятня и большие пропадают зря.

Я позволила себе сделать замечание Ивану Васильевичу. Встретила его кайфовый дворе и попросила шуметь в установленное законом время. У меня был махонький ребенок, и я боролась за право спать по субботам и так бы до 9.

Иван Васильевич громко и визгливо объяснил ми, что я – курица, мои цыплята для него – чужие, и мои проблемы ему никак не интересны, а деньги в своем кармане – интересны, поэтому если я невыгодный могу потерпеть, то могу смело переезжать.

Иван Васильевич громогласно и унизительно кричал на меня на пяточке двора, доступном в целях обзора всему дому. Я растерялась от чужой наглости, выпяченной неведомо зачем бесстыдно, и понуро молчала. Со стороны мы выглядели во вкусе будто отец орет на дочь, которая принесла в подоле.

Я отошла в сторону, присела получи и распишись скамейку, готовая заплакать. Меня оглушили наглостью, а муж получи работе и защитить некому.

– Хочешь, мы его накажем? – спросил Валера, резко возникший передо мной. У него играли желваки. Гвоздь сурово дышал рядом, готовый к мести.

У меня матка резко упала в коленки. Я испугалась, хотела произнести «Не надо», но Валера не стал ждать мой ответа.

К Ивану Васильевичу подошла процессия из Валеры и Гвоздя. Случилась картинность. Иван Васильевич сразу сменил профессию. И агрессию на депрессию. И всему вероятию конфессию, ибо стал молиться.

Я не знаю, что сказал ему Валера.
Может, некто сказал не ему, а Гвоздю. Сказал Гвоздю, что Иванюха Васильевич – большой кожаный пузырь. И что фас.

Не знаю, же с того момента я спала по субботам сколько хотела.

Минувшее вечером мы гуляли на площадке при свете фонарей. Вдосталь день мы были заняты, и только в девять вечера вышли держи променад.

Сын увлеченно бегал по площадке, сбрасывал перебродившую мальчишечью энергию. Я отвлеклась держи дочь в коляске, потеряла его из виду.

Вдруг я увидела, (то) есть к сыну приближается стремительная тень, и через секунду поняла: сие Гвоздь.

Сын бегал, чем дразнил Гвоздя, и тот бежал его штрафануть. У меня от ужаса пропал голос и здравый смысл, и я бросилась наперехват вместе с младшей спасать старшего.

То есть у Гвоздя могло фигурировать сразу три кожаных пузыря: огромный, нормальный и маленький пузырик.

И (в раздался стальной голос Валеры, четкий, командный, резкий:
– Близкие!

Гвоздь врезался в это слово, прям врезался и мгновенно выстроил вновь и маршрут, взяв влево. Я застыла на месте. Меня обдали ужасом, и я обтекала паникой. Ко ми сзади неслышно подошёл Валера и приказал в затылок:

– В этом районе безлюдно никогда не бойся!!! Никого. Никогда. Поняла?

Я кивнула и прошептала пересохшими губами: «Спасибо».

Ну-ка вот. Теперь я боюсь переезжать.

Ангелы-хранители всегда являются в разных обличьях.

Олюня Савельева

Запись Ангелы-хранители всегда являются в разных обличьях впервой появилась Собиратель звезд.

О разнице между добром и злом

  • 30.09.2016 11:27
Фото: John Wilhelm
Снимок: John Wilhelm

— Я уже умер? — спросил человек.
— Угу, — кивнул Ремесленник, не отрываясь от изучения толстой внушительной книги. — Умер. Понятное дело.
Человек неуверенно переступил с ноги на ногу.

— И что ныне?
Демиург бросил на него быстрый взгляд и снова уткнулся в книгу.
— Пока тебе туда, — он не глядя указал пальцем держи неприметную дверь. — Или туда,— его палец развернулся в сторону противоположный, точно такой же, двери.
— А что там? — поинтересовался люда.
— Ад, — ответил Демиург. — Или рай. По обстоятельствам.
Млекопит постоял в нерешительности, переводя взгляд с одной двери на другую.
— А-а… а ми в какую?
— А ты сам не знаешь? — слегка приподнял бровь.
— Да что вы?-у, — замялся человек. — Мало ли. Куда там мне пристало, по моим деяниям…
—Хм! — Демиург заложил книгу пальцем и в конце концов-то посмотрел прямо на человека. — По деяниям, следственно?
— Ну да, а как же ещё?

—Ну хорошо, нехило, — Демиург раскрыл книгу поближе к началу и стал читать громогласно. Ant. шёпотом. — Тут написано, что в возрасте двенадцати лет ты перевёл старушку черезо дорогу. Было такое?
— Было, — кивнул человек.
— Это благой поступок или дурной?
— Добрый, конечно!
— Сейчас посмотрим… — Сатана перевернул страницу, — через пять минут эту старушку получай другой улице переехал трамвай. Если бы ты безвыгодный помог ей, они бы разминулись, и старушка жила бы пока что лет десять. Ну, как?
Человек ошарашенно заморгал.
— Или — или вот, — Демиург раскрыл книгу в другом месте. — В возрасте двадцати трёх планирование ты с группой товарищей участвовал в зверском избиении другой группы товарищей.
— Они первые полезли! — вскинул голову действующих лиц.
— У меня здесь написано иначе, — возразил Демиург. — И, кстати, богатство алкогольного опьянения не является смягчающим фактором. В общем, твоя милость ни за что ни про что сломал семнадцатилетнему подростку двушник пальца и нос. Это хорошо или плохо?
Человек промолчал.
— А там этого парень уже не мог играть на скрипке, а как ни говорите подавал большие надежды. Ты ему загубил карьеру.
— Я непреднамеренно, — пробубнил человек.
— Само собой, — кивнул Демиург. — К слову возговорить, мальчик с детства ненавидел эту скрипку. После вашей встречи некто решил заняться боксом, чтобы уметь постоять за себя, и со временем стал чемпионом решетка. Продолжим?
Демиург перевернул еще несколько страниц.
— Изнасилование — добро или плохо?
— Но я же…
— Этот человек стал замечательным врачом и спаситель сотни жизней. Хорошо или плохо?
— Ну, наверное…
— Посреди этих жизней была и принадлежащая маньяку-убийце. Плохо иначе говоря хорошо?
— Но ведь…
— А маньяк-убийца вскоре зарежет беременную женщину, которая могла бы душа матерью великого учёного! Хорошо? Плохо?
— Но…
— Этот грандиозный учёный, если бы ему дали родиться, должен был выдумывать бомбу, способную выжечь половину континента. Плохо? Или мирово?
— Но я же не мог всего этого знать! — выкрикнул публики.
— Само собой, — согласился. — Или вот, например, на странице 246 — твоя милость наступил на бабочку!
— А из этого-то что вышло?!
Созидатель молча развернул книгу к человеку и показал пальцем. Человек прочел, и кудер зашевелились у него на голове.
— Какой кошмар, — прошептал возлюбленный.
— Но если бы ты её не раздавил, стряслось бы вот это, — Бог показал пальцем на противолежащий абзац. Человек глянул и судорожно сглотнул.
— Выходит… я спас космос?
— Да, четыре раза, — подтвердил Демиург. — Раздавив бабочку, толкнув старичка, предав товарища и украв у бабушки кошелёк. Отдельный раз мир находился на грани катастрофы, но твоими стараниями выкарабкался.
— А-а… — люда на секунду замялся. — А вот на грань этой самой катастрофы… его в свою очередь я?..
— Ты, ты, не сомневайся. Дважды. Когда накормил бездомного котёнка и от случая к случаю спас утопающего.
У человека подкосились колени и он сел нате пол.
— Ничего не понимаю, — всхлипнул он. — Всё, в чем дело? я совершил в своей жизни… чем я гордился и чего стыдился… хана наоборот, наизнанку, всё не то, чем кажется!
— Чисто поэтому было бы совершенно неправильно судить тебя согласно делам твоим, — наставительно произнёс Демиург.— Разве что сообразно намерениям… но тут уж ты сам себе арбитражер.
Он захлопнул книжку и поставил её в шкаф, среди других таких а книг.
— В общем, когда решишь, куда тебе, отправляйся в выбранную янус. А у меня еще дел по горло.
Человек поднял заплаканное лик.
— Но я же не знаю, за какой из них чистилище, а за какой рай.
— А это зависит от того, фигли ты выберешь, — ответил Демиург.

bormor.livejournal.com

Запись О разнице посередь добром и злом впервые появилась Собиратель звезд.

Душа не думает – она знает

  • 18.09.2016 00:51
Фото: balaa.deviantart.com
Отпечаток: balaa.deviantart.com

Люди воспринимают самих себя и внешние проявления таблица только в качестве материальных объектов. Все материальные объекты имеют одну общую энергоинформационную сущность, малограмотный поддающуюся восприятию. Это то, что находится в пространстве вариантов и определяет токование материальной реализации. Язык абстрактных обозначений, которым мы привыкли делать употребление из чего, описывает только внешние проявления энергоинформационной сущности. Саму эту изначальную сущность чертовски однозначно описать на языке обозначений разума, отсюда такое гибель философских и религиозных течений.

Наше восприятие сформировалось таким, какое оно глотать потому, что с детства нас учили концентрировать внимание сверху отдельных элементах. «Смотри, какая ляля! Это твои ручки, а сие ножки! А это твоя кашка! Вон птичка полетела!» Тюнинг восприятия происходит на протяжении всей жизни. Разум то и дело приводит любые внешние данные в соответствие со сложившимся шаблоном описания решетка.

Например, если мы никогда не видели энергетическую оболочку человека, в таком случае разум так просто не допустит, чтобы она открылась нашим глазам – сие не согласуется с привычным шаблоном. В детстве никто не обращал нашего внимания получи и распишись ауру, поэтому она не вошла в шаблон описания решетка. Теперь мы можем теоретически знать, что она (за)грызть, но практически ничего не увидим.

Механизм восприятия окружающего таблица до сих пор является белым пятном. Можно всего-навсе обсуждать его отдельные стороны. Муравьи, например, никогда безлюдный (=малолюдный) видели звезды. Они не видели и солнце, и горы, и хотя (бы) лес. У них просто зрение устроено так, что они с рождения имели круг обязанностей только с близко расположенными предметами. Их восприятие окружающего таблица в корне отличается от нашего.

А как выглядит мир получай самом деле? Это попытка задать якобы объективный риторический вопрос и получить объективный ответ. Однако данный вопрос сам безграмотный является объективным. Мир выглядит именно так, как да мы с тобой его видим, потому что понятие «выглядит» – тоже секция шаблона нашего восприятия. В шаблоне слепого крота, например, безвыгодный существует понятия «выглядит». Мир демонстрирует нам себя в соответствии с нашим шаблоном восприятия, и в в таком случае же время, он выглядит никак. Нет смысла изъявлять, что мир выглядит как обычно, или как скоп светящейся энергии, или как-нибудь еще. Имеет дух лишь говорить об отдельных его проявлениях, которые нам удается всосать.

Сознание человека – продукт социальный. Сознание базируется на понятиях и определениях долее) (того, что нас окружает. Душа (подсознание) есть у человека с рождения. Сознательность же приходит тогда, когда все окружающее определено понятиями и определениями нате человеческом языке. Но мир существует не потому, который люди описали его с помощью своих понятий. Душа человека в этом отношении навсегда остается безграмотной. Она не понимает человеческий язык. Симпатия понимает лишь то, что мы привыкли считать ощущениями. Раньше возникает мысль, а уж потом она оформляется в слова. Только и остается думать без слов. Вот это и есть язык, удобопонятный подсознанию. Первичны не слова, а мысли. С подсознанием бесполезно апострофировать кого на языке разума.

Далеко не все можно явить с помощью существующего набора понятий. Как вы заметили, ми так и не удалось внятно растолковать, что же такое (у)потреблять внешнее намерение. К счастью, у людей все-таки остался Водан способ универсального выражения – произведения искусства. Это то, чего понятно без слов. Язык души понятен всем – сие язык вещей, сделанных с любовью и охотой. Когда человек быть так к своей цели через свою дверь, то есть занимается справедливо своим делом, он создает шедевры. Именно так рождается ведь, что называется искусством.

Можно окончить консерваторию и сочинять бесцветную музыку, которая даже если не запоминается. Можно рисовать пустые картины, делая сие технически безукоризненно. Однако никому не придет в голову принимать за что их шедеврами. Если же о предмете можно сказать «в этом отчего-то есть», тогда его можно считать произведением искусства. Будто именно там есть, потом будут объяснять ценители и критики. Же это «что-то» понятно всем сразу и без слов.

Взять хоть, например, картину «Улыбка Джоконды». Это есть язык, какой-либо понимают все. Слова здесь не нужны. Слова бессильны сформулировать то, что всем понятно. А что именно понятно, сие даже не важно. Каждый понимает и чувствует по-своему. Только и остается, конечно, сказать, что улыбка ее загадочная, или кое-что в ней есть нечто неуловимое, и так далее. Все в равной степени, слова не смогут объяснить «то самое», что делает картину шедевром.

«Улыбка Джоконды» вызвала таковский оживленный интерес не только потому, что она будто загадочная. Вам не приходило в голову, что улыбка Джоконды и улыбочка Будды очень похожи? Считается, что Будда достиг просветления до сей поры при жизни. Другими словами, ему удалось, подобно капле, испытать свое единство с океаном. Улыбка Будды на всех изображениях радикально бесстрастна и в то же время выражает спокойствие и блаженство. Ее разрешается охарактеризовать как «созерцание вечности». Когда видишь улыбку Будды в первейший раз, появляется странная смесь недоумения и любопытства. Это оттого, что она напоминает капле о чем-то далеком и забытом – ощущении единства с океаном.

Что бог на душу положит напоминание о былом единстве задевает чувствительные струны души. Впоследствии возникновения собственно человеческого языка, язык души постепенно атрофировался. Слуги слишком увлеклись языком разума, поэтому он со временем вышел возьми первое место. Даже то, как это произошло, красиво в рамках обозначений разума искаженно, в форме легенды о Вавилонской башне, примирительно которой, боги разгневались на людей за то, почему те решили построить башню до небес, и поэтому смешали их языки приближенно, что все перестали друг друга понимать.

По сути, относительная мифов и легенд является правдой, но правдой в интерпретации обозначений разума. Видно, высокая башня служит метафорой, выражающей могущество, которое получили прислуга, когда обрели способность осознанно формулировать свою волю держи языке разума. Как уже говорилось, душа может ощущать заверть внешнего намерения, но она не способна поставить аксель, чтобы использовать этот ветер. Парус устанавливает воля разума. Напор является атрибутом осознанности.

Полет бессознательной души по ветру внешнего ожидание происходит спонтанно, неуправляемо. Именно осознанность разума дает (объективная) целенаправленно изъявлять волю. На начальной стадии, когда языки души и разума малограмотный были столь разобщены, единство души и разума достигалось усилий. Впоследствии разум увлекся конструированием мировоззрения в рамках своих обозначений, яко уводило его все дальше от понимания той изначальной сущности, лежащей в основе внешнего ожидание.

В результате колоссальных интеллектуальных усилий, разум добился впечатляющих успехов в технотронном мире материальной реализации, а растерял все, что относится к нереализованному пространству вариантов. Голова ушел слишком далеко в сторону от понимания всего, почему связано с внешним намерением. Поэтому многие положения Трансерфинга кажутся настоль невероятными. Но все же разум способен вернуть себя утраченное. Для этого необходимо наладить отношения души и разума.

Осложнение заключается в том, что душа, в отличие от разума, без- думает – она знает. В то время, как разум обдумывает полученную информацию и пропускает ее после аналитический фильтр шаблона своего мировоззрения, душа получает ученость из поля информации напрямую, без анализа. Точно (до же она может напрямую обращаться к внешнему намерению. В (видах того, чтобы сделать это обращение целенаправленным, необходимо волю разума и устремления души сообразовать, привести к единству. Если такое единство будет достигнуто, лисель вашей души наполнится ветром внешнего намерения и устремит вы прямо к цели.

Вадим Зеланд: Трансерфинг реальности. Ступень I-V 

Уравнение Душа не думает – она знает впервые появилась Библиофил звезд.

Жизнь подобна гирлянде

  • 08.09.2016 18:43

(юдоль, подобно реке, постоянно течёт и меняется; он течёт и струится, так за его течением, за его изменчивостью, за его густо должна скрываться некая нить, связующая всё сущее в единое все. Изменчивость невозможна без чего-то такого, что оставалось бы ни капельки неизменным. Изменчивость возможна лишь при наличии элемента неизменного: иным способом всё распалось бы на части.

Жизнь подобна гирлянде: по (по грибы) цветами вам не видна связующая нить, но возлюбленная есть, и именно она удерживает цветы в гирлянде. Если бы нити никак не было, цветы бы рассыпались; была бы груда цветов, да не было бы гирлянды. А существование не лежит грудой; оно свивается изысканным кружевом. Скарб меняются, но некий неизменный элемент — по ту сторону -навсего) — блюдёт космический закон. Этот космический закон называется вдобавок садашива, вечная божественность, неизменная божественность, божественное вне времени… И ебля медитирующего — найти связующую нить.

Есть только два вида людей: первые непомерно очаровываются цветами и забывают нить. В их жизни не может водиться никакой долговременной ценности или смысла, потому что по сей день, что они делают, исчезает. Сегодня они что-ведь делают; завтра сделанного не станет. Они строят замки изо песка и пускают бумажные кораблики. Люди второго вида ищут связующую жилка и посвящают всю жизнь тому, что остаётся вечным; они отродясь не остаются в проигрыше.

Ошо

Запись Жизнь подобна гирлянде впервинку появилась Собиратель звезд.

Тяжелая жизнь Маши Холодцовой — сказка от Эльфики

  • 08.09.2016 00:32

Утро было добрым. Оно ко време включило солнце, отрегулировало температуру и разбудило птичек, которые шелковица же стали приветствовать его оживленным чириканьем. Затем Утро сбрызнуло дары флоры свежей росой и направило в окно Маши Холодцовой пучок солнечных лучиков – где бы букета. Оно бы и букет с удовольствием преподнесло, но подходящего гонца почти рукой не оказалось. Доброе Утро легонько прикоснулось к будильнику: дай, мол, пора!

Маша Холодцова, не открывая глаз, до некоторой степени раз хлопнула рукой по ненавистному будильнику и уронила его в пол. Будильник поперхнулся и замолк на полутрели, а Маша чертыхнулась: невыгодный дай бог, придется в мастерскую нести, деньги платить, а этим) забирать еще…

Доброе Утро приготовило Маше одну изо своих самых лучезарных улыбок, но та, не открывая штор, в черном свете пошлепала в ванную. Доброе Утро вздохнуло и устроилось на кухне, воеже продолжить общение во время завтрака, но пообщаться который раз не удалось: Маша с ненавистью давилась полезной, но давно смерти надоевшей овсянкой и невкусным обезжиренный кефиром, и на Доброе Утро внимания невыгодный обращала. Ну то есть от слова «абсолютно».

Объединение дороге на работу Доброе Утро попыталось развеселить Машу смешным анекдотом устами дядечки в маршрутке, заронить зерно в ней женщину через знакомство с приятным молодым человеком и раздвинуть н подсказку от случайной бабушки, но Маша привычно отбрила всех:

— А впору травить анекдоты в другом месте?
— С незнакомыми не знакомлюсь!
— Ваша милость, бабуся, не учите меня жить, лучше помогите телесно!

Дисквалифицировав всех нахалов, остаток пути Маша привычно провела в полудреме, и в работе первые два часа еще была в таком смотри «полуразобранном» состоянии.

— Доброе утро! – приветствовал ее кто-ведь из коллег, когда она вошла в кабинет.

— Утро добрым маловыгодный бывает, — мрачно пробурчала невыспавшаяся Маша и с обреченным вздохом открыла записи.

— Зря ты так обо мне, — укоризненно шепнуло Доброе Утро, и его светозарность померкла.

В 11.00 в контору ворвался Добрый День.

— Вахту сдал? Вахту принял! – шутливо приветствовал он Доброе Утро. – Как наша сегодня?

— Сиречь обычно, то есть вяло. Все еще досыпает, — пожало плечами Доброе Утро. – Ну-кася, я ухожу, а тебе удачи!

— Будем стараться! – бодро пообещал Отзывчивый День. – До завтра!

Добрый День оценил состояние Маши и решил, точно пора подопечную хоть как-то взбодрить. С этой целью некто быстренько организовал вызов к начальству, где Машу так «зарядили», будто от сонного состояния и следа не осталось.

— Нет, твоя милость представляешь? – возмущалась Маша, отпиваясь чаем и валерьянкой. – Отчитал, (то) есть девчонку! Пообещал премии лишить! А за что? Я виновата, кое-что ли, что ничего не успеваю?

— Чего еще через начальства ждать? – сочувственно замечали сослуживцы. – Ничего, обойдется… Невзыскательно понедельник – день тяжелый.

Но Маше казалось, что благорасположение показное, а взгляды злорадные. Конечно, это же не их отчитали…

Душевный День тоже немного обиделся: хоть его дежурство и выпало для понедельник, но тяжелым его считали зря. Свою работу спирт честно выполнял в любой день недели, а как его воспринимали – туточки уж зависело не от него, а от человека.

Гипергедония Маши Холодцовой было безвозвратно испорчено, и день казался ей неудачным и занудным – прежде самого конца, когда ему на смену пришел Душа-человек Вечер.

— Как день прошел? – поинтересовался он.

— Как до скончания веков: я хотел быть для нее добрым, но она маловыгодный заметила. Была раздраженной и срывалась на всех. В каждом событии видела нищенство или искала подвох. И, к сожалению, больше переживала и жаловалась, нежели дело делала, так что опять часть срочной работы осталась «на потом».

— Ой ли? домой возьмет? – обеспокоился Добрый Вечер (так бывало ранее не раз, и ему это мешало исполнять свои ежевечерние замыслы).

Же, к сожалению, так и вышло: чтобы избежать начальственного гнева, Мария решила, что возьмет работу на дом и вечерком до сей поры добьет.

— А может быть, лучше прогуляемся? – интимно шепнул Отзывчивый Вечер. – Посмотри, какая чудесная погода!

Но Маша, озабоченная предстоящим трудовым подвигом, не менее рассеянно отмахнулась от такой крамольной мысли.

— Зажги свечи… Надень ведь шифоновое платье… Потанцуй – хотя бы для себя! – соблазнял ее Золотое сердце Вечер.

Маша сосредоточенно жевала кончик карандаша и игнорировала его призывы.

Добряк Вечер поднатужился, переговорил с Добрым Вечером Машиного приятеля Славика, и они вкупе организовали телефонный звонок с приглашением в кино, а потом в кафе. Вызов было принято, и Добрый Вечер возликовал. Хотя, конечно, заранее радовался…

Развлекаясь со Славиком, Маша разрывалась между чувством долга (труд(ы) же так и осталась недоделанной!) и желанием оторваться по полной (да н сколько можно лишать себя праздника!)¸ и эти разнонаправленные чувства крепко отравляли ей процесс отдыха. Букет ей показался вялым, агитфильм – нудным, еда в кафе – невкусной, да и Славик… Ее душевные метания-терзания и бери Славика повлияли: он тоже как-то быстро занервничал и заскучал. Через этого Машино настроение еще больше испортилось, а на Славика возлюбленная просто обиделась: ей и так плохо, а тут еще возлюбленный со своей кислой физиономией! Так что свидание якобы-то само собой сошло на нет, а Маша до сего часа подумала: «Более ужасного вечера у меня еще не выдавалось!».

(добро)сердечный Вечер только головой покачал: не так он планировал Машин оттяжка. Он пытался поднять ей настроение как мог, да изменить ее отношением к происходящему было просто не в его силах.

Возвратясь домой, Маша опять подумала о недоделанной работе, но со временем неудачного свидания чувствовала себя совершенно разбитой, да и отправляться на боковую ужасно хотелось.

— Дай-ка я подую тебе на лоб, детка, — прошептала Добрая Ночь. – Какая уже работа? Еще баиньки пора! Иди умывайся – и в постельку. А я приготовила тебе такие чудесные сны! Ну-кася-давай, я давно уже и звезды зажгла, и луну включила.

И Мария послушалась: действительно, какая работа, если котелок совсем никак не варит, а завтра снова рано вставать?

Добрая Ночь воистину приготовила ей волшебные сны. В одном из них Машу встречало Доброе Утро со свежим ветерком, поющими птицами и радугой для капельках росы, а за ним маячил Добрый День, который-нибудь привел с собой Бодрое Настроение, Приятных Людей, Доброго Начальника и Неожиданную Премию. У Доброго Вечера в свою очередь были спутники – Романтика, Ужин-при-Свечах и Предложение-ото-которого-невозможно-оказаться. Только Маша ничего этого ясно не увидела: волшебные сны постоянно перекрывались тревогой, неудовлетворенностью, обидами и недовольством на вывеску и миром. Маша ворочалась, стонала и даже во сне раздосадованно хмурила брови. Еще во сне то и дело всплывала Недоделанная Делание, ехидно помахивая папочкой с бумагами, и Грозный Начальник, нависающий по-над Машей, как могильная плита. Тонкое волшебство Доброй Ночи перекрывала суровая реалия, и Маше спалось неспокойно и неглубоко.

Когда зазвонил проклятый хронофор, она с трудом выплыла из объятий Морфея и с отвращением посмотрела нате Доброе Утро, не заметив ни лучезарной улыбки, ни солнечного букета, ни радужных перспектив. С тяжким вздохом Марианна Холодцова побрела в ванную, размышляя, почему жизнь такая брюхатая, а радостей в ней так мало.

Эльфика

Запись Тяжелая дни Маши Холодцовой — сказка от Эльфики впервые появилась Библиоман звезд.

Как изменить мир вокруг себя

  • 14.08.2016 09:49

В нашем подъезде скареда бабушка. Бабушка Люба. Ей было 97 лет. Милая, приятная старушка, спокон века в хорошем настроении, улыбчивая и приветливая.

Сначала бабушка Люба украсила подоконники получи и распишись нашем этаже и в нашем подъезде горшками с цветами. Красиво. В следующий день самые яркие цветы, те, что с бутонами, украли, и близ метро можно было увидеть прытких торговцев с горшками с бабушкиными цветами.

Соседи решили проставить замок и домофон на входную дверь. А она повесила в стены рамки с изречениями великих, пробуждающие совесть и действующие, наподобие заповеди. И снова поставила цветы на подоконник. Уютно.

В автоподъезд. Ant. отъезд стали проникать шумные подростки. Бабушка Люба вышла и… предложила им воды возможно ли чаю. Они долго смеялись. Пообрывали цветы, перевернули граница.

На следующий день она снова поставила цветы, вернула рамкам предыдущий вид и положила на подоконник книги. Классику. Пришли подростки. Галдели, шумели. Симпатия вышла и… предложила им чаю со своими плюшками, аппетитными и аппетитно пахнущими. Ребята не смогли отказаться. И даже уволокли с лицом книги с обещанием прочитать. Цветы они не тронули, предел тоже.

На следующий день она вынесла пластиковую бутылку с водою, чтобы каждый, кто решил позаботиться о цветах, смог намочить. И… новые книги. Вечером пришли подростки, обливали друг друга водным путем, хохотали и галдели. Бабушка снова вышла к ним и предложила чаю, плюшек, забрала бутылку, наполнила её вплавь и попросила их полить цветы.

Ребята стали приходить в парадное каждый день, соседи возмущались, даже как-то вызвали милицию, так бабушка сказала, что это мол к ней, её ученики пришли ради книжками, раздала при милиционерах книги растерянным подросткам и проводила милицию: «С богом!»

В подъезде появился формореал с книгами. И рядом объявление: «Просьба! Если есть у вас на родине интересные и важные книги, уже прочитанные вами, поделитесь! Будьте добры! А тетечка, кто взял почитать, пожалуйста, верните для тех, кому в свой черед это может быть нужно и важно!»

Шкаф заполнился книгами. Дары флоры появились на подоконниках на всех этажах. Красивые предел с цитатами тоже. Каждый вечер входную дверь в подъезд стали переставать открытой.

Вечером можно было увидеть на лестницах подростков, читающих книги. Бабуленька положила на подоконник несколько фонариков, чтобы им было удобнее отхватывать. Дети сидели в подъезде с включенными фонариками и в нем было светлее, нежели обычно.

Бабушка умерла. На первом этаже нашего на хазе открыли Клуб для детей и подростков. С библиотекой и цветами в подоконниках. Символом Клуба стал фонарик…

Ольга Плисецкая

Транскрипция Как изменить мир вокруг себя впервые появилась Набиратель звезд.

Говорят, в мире есть особенный человек

  • 08.07.2016 17:14

Чу, в мире есть особенный человек.
Он тот, кто садится плечом к плечу в маршрутке, когда твоя жизнь умудряется рухнуть за в один из дней, когда личный крест становится слишком тяжелым, чтобы переть его на спине. Когда твои руки трясутся – и глас, наверное, трясся бы, если бы камень в груди маловыгодный мешал говорить. Когда все мутнеет, становится вовсе далеко не важным; когда связи, как ниточки, рвутся, а смысл – почитай бы, найденный – кажется глупой выдумкой, оправданием собственной бесполезности. То-то и есть в этот момент особенный человек занимает сидение рядом с тобой. В полном молчании посматривает на тебя, а потом произносит что-то простое, а до боли, до благодарного смеха необходимое. То, какими судьбами дает тебе силы пройти еще несколько дней.

Твоя милость улыбаешься и даже шутишь. Стыдливо прикрываешь лицо обеими трясшимися пока еще недавно руками, желая скрыть свою неловкую, но явную изнеможение, так отчетливо увиденную соседом. Но в глубине души твоя милость знаешь, что тебя никто не осуждает. И тебе с этого легче.

Человек выходит с тобой на одной остановке. Случалось провожает до дома, но после, как полагается во всем творцам добрых дел, отправляется дальше по свету. Благоприятствовать остальным обреченным.

Вскоре его встречают где-то до сих пор. Он застает заплаканных и пустых, но решительных в собственном уничтожении. Выгоревших среди, забитых, наполненных болью до самых краев. Они в безмолвии мерят своими шагами дороги, слабовольно плетутся куда-то к концу пути.

Человек застает их у края. Сим краем является что угодно – высотное здание на окраине иначе дорожка в любимый парк, улицы Центра, двери подъездов… У каждого оный край – свой.

Но именно там им встречается куверта. Солнечный по природе, с приглушенным светом в глазах, он произносит:
– Могу ли я нежели-то помочь?

И люди не могут ему отказать. Враждебные изначально, замкнувшиеся в себя и собственном отчаянном несчастье, они вдруг отвечают, открывшись простому прохожему.
– Так точно, можете! – так часто говорят они. И многие, чуть затем, добавляют: – Сделайте… что угодно. Расскажите мне точно-то, коснитесь меня… Только не оставляйте меня одного. И, беда прошу вас, не окажитесь ни вором, ни сволочью, ни обманщиком. Неважный (=маловажный) окажитесь плохим. Мне не пережить еще и это.

И печаль выплывает наружу. Она накрывает огромной волной, и тела вместе с душами содрогаются – и дрожат. Обездоленные, (человеческое задыхаются в рыданиях и собственном безнадежном, поглощающем и беспросветном горе. И прижимаются к человеку. А симпатия, выполняя их просьбу, отчаянный крик мольбы, обнимает их теплыми, бережными руками и укачивает, безвыгодный отпуская, словно заблудших детей. Он не отпускает людей прежде тех пор, пока яркая боль, вдруг вышедшая открыто, не покинет измученные сердца. Пока спокойствие родом изо детства не окутает их сознание, унимая нервную холодок.

После этого человек прощается и прощает: за слезы и ради минутную слабость, за рассказы о жизни, за ненависть и вслед за боль. За все те пороки, которых мы беспричинно стыдимся, но которые есть у всех нас. И люди, принятые, успокоенные, сначала стараются жить. Если не ради себя, то при всем желании угодить моим критикам бы для тех, кто, как Человек, не бросил их в минута темноты. Они снова верят в добро – и, совсем капельку, в невидаль, ведь такие спасители – вроде подарка небес. Они верят в себя и, периодически, даже в то, что смогут стать таким же Человеком, небезразличным к не свой пустоте.

Ведь отчаянным людям безудержно нужен тот, который будет рядом, когда у них кончатся силы. Кто станется стеной перед самым концом пути, когда весь сфера поблек, а будущее – радостное, яркое – обрушилось карточным домиком.
Нам во всем очень нужен такой человек.
И подобных людей было бы в избытке, если бы каждый из нас решил сделаться им исполнение) других.

Елена Корф

Запись Говорят, в мире есть исключительный человек впервые появилась Собиратель звезд. Волшебство повсюду.

Миру необходим черный цвет, чтобы белый был заметнее

  • 05.07.2016 21:21
Фото: Katerina Plotnikova

Фотка: Katerina Plotnikova

– Добро пожаловать в мое царство, – говорит неяркий великан. – Я – Аид. Я отправил за вами посланников, чтобы они проводили вы ко мне, и надеюсь, они вас не побеспокоили.
Дьявол похож на Зевса, только моложе. И, честно говоря, красивее. Сие нормально, ведь они братья.

– Мы знаем, что наша сестра в аду! – говорит Эдип.
– В аду?
Аид улыбается.
– Это песенка спета примитивный взгляд на мое царство! Я думаю, что ваша сестра получили слишком много негативной информации обо мне.


– Ваш брат – 13-й бог, – говорит Эдмонд Уэллс. – 13-й аркан Таро, веревка смерти.
– А, вот, наконец, я слышу разумные слова. Я действительно связан со смертью… а разве в смерти не заложено возрождение? Посмотрите как долженствует на ваш 13-й аркан. На этой карте изображен кожа да кости, который срезает все, что появляется над землей, с тем чтоб молодая трава смогла прорасти. Так зима предвещает весну. Хотя, Персефона?
– Нужно принять смерть, как то, что слабит новую жизнь, – говорит женщина неожиданно пронзительным голосом.
– А однако эти люди, которых мы видели, плачущие и стонущие головы получай потолке? – спрашиваю я.
Аид качает головой.
– Они сами выбрали мучение. Удивительный парадокс… Ад – это понятие, изобретенное людьми, в надежде наказывать самих себя. Все, кого вы видели, охотно перешли Стикс и сами выбрали страдание. Когда им надоест, они смогут уковылять и вернуться к жизни как и где они захотят.
– Мы вас не верим! – отрезает Эдип.
– Как ни печально, сие правда. Единственное, что их здесь удерживает, – их собственная желание быть наказанными. Вы недооцениваете силу чувства вины.
– Я в свой черед вам не верю! – восклицает Афродита. – В человеческой душе маловыгодный может быть такого стремления к саморазрушению.
– Кто это сказал? Сие ты, моя дорогая кузина?
Аид встает и подходит к Афродите.
– По всем вероятностям, ты немного усохла? – И он дотрагивается до морщинок кругом ее глаз. Афродита отталкивает его руку.
– Здесь души испытывают физические страдания, а твоя милость заставляешь их страдать от любви, но ведь последствие один и тот же, правда? Люди страдают.
Афродита безвыгодный отвечает.
– Я повторяю: мы все свободны жить в мире сверх ада, но некоторые сами изобретают свой собственный дисгармония, потому что хотят страдать. Ад существует только в воображении людей. И по причине их страху, чувству вины и мазохизму.
Аид смотрит получай нас не моргая. Персефона кивает, словно и сама неважный (=маловажный) рада признавать, что ее муж прав.
– Вы хотите загнуть словцо, что они сами выбрали мучения, сами захотели (пре)бывать замурованными в потолок, так, чтобы только голова оставалась наруже? – недоверчиво спрашивает Эдмонд Уэллс.
Повелитель ада повторяет:
– Очевидно. У мазохизма много причин. Вы ведь сами писали об этом в своей «Энциклопедии», мастак Уэллс. Вот одна из этих причин. Пока вам страдаете, вы живете более яркой жизнью, сильнее привязаны к реальности, пуще чувствуете саму жизнь. Еще одно удовольствие для мазохиста – сожалеть себя. Пока страдаешь, можешь демонстрировать это своим близким, вкушать себя героем и мучеником, – продолжает Аид.

Он хлопает в ладоши, и вспыхивают факелы. Они плывут в воздухе, освещая картины, получи и распишись которых изображены христианские мученики: их пожирают львы, подвешивают после ноги, избивают бичами, четвертуют.

– Во времена раннего христианства пришлось опубликовать указ, запрещающий им самим доносить на себя. Они стремились разобщить мучения своего пророка. Не я придумал это. Это ваша милость придумали.
Факел освещает изображения бичующих себя шиитов, испанских католиков-интегристов, избивающих себя ремнями, утыканными гвоздями. В Индонезии челядь с безумным взглядом под звуки тамтама протыкают себе организм копьями. Дальше появляются более современные изображения: рокеры-готы с пирсингом, через которого на их лицах не остается живого места, панки, танцующие получи и распишись бутылочных осколках. Африканцы, которые делают себе ритуальные надрезы получи коже, человек на арене цирка, который запихивает себя в горло шпагу, люди, которые ходят по раскаленным углям подина одобрительные крики толпы.

Мы не хотим смотреть возьми шокирующие картины мира, который нам слишком хорошо известный.
– Вы хотите сказать, что зла не существует? А пожирать только недостаток любви к себе самому? – с интересом спрашиваю я.

Звук Аида становится все громче. Он чеканит каждое выражение, будто устал повторять одно и то же:
– В ваших несчастьях виноваты только-тол вы сами. Вы придумали их и осуществили собственными руками!
Спустя некоторое время, уже тише, продолжает:
– Вы так суровы к себе… Во всех отношениях, кто приходит сюда, я предлагаю проявить снисхождение к самим себя, простить себя за плохие поступки, которые вы совершили в прошлой жизни. Хотя они не слушают меня и не находят для себя никаких оправданий.

Получи лице Аида грустная улыбка, полная сострадания.
– Мне нравится вызвездить о моей миссии. Вы так привыкли судить все и всех, яко судите и меня, так называемого дьявола. Для вас я магистральный злодей, в то время как по-настоящему злы то-то и есть вы. Ну, задавайте вопросы.

– Почему весь мир мало-: неграмотный может быть добр? – спрашиваю я.
– Отличный вопрос. Вот и отгадка. Потому что если мир будет только хорош, никак не будет никакой заслуги в том, что и вы поступаете в кайф.
– Почему существуют серийные убийцы? – спрашивает Эдип.
– Замечательный вопросик. Потому что раньше (да и сейчас) у них была особая задание. Выслушайте меня, это, конечно, всего лишь точка зрения «дьявола», да и она чего-нибудь стоит. Человеческое общество устроено, по образу муравейник. У всех его членов вполне определенная задача. Выше государствам были нужны агрессивные и энергичные полководцы. Они вырастали изо злых, агрессивных «детей гнева», детей, которых били в детстве. Под стол пешком ходит, которого бьют, зол на весь мир, и все домашние силы он отдаст на то, чтобы отомстить. Другой раз он вырастет, то станет военачальником-чудовищем. И превзойдет жестокостью других полководцев, психику которых маловыгодный подорвали в детстве.
– Это значит, что общество порождает жестоких родителей, для того чтоб получить «детей гнева», которые нужны для того, в надежде воевать? – изумляется Эдип.
– Совершенно верно. Проблема в том, почто в современном мире уже не нужно сражаться за передел границ, одерживать новые земли. «Дети гнева», которые хотят убивать, еще не могут стать полководцами-завоевателями. Вот так появляются серийные убийцы.
– Однако не все же, кто получили в детстве травму, становятся убийцами! – замечаю я.
– Верно, энергия ненависти может находить разные выходы. Психозы и неврозы трансформируют моська таким образом, что человек становится способен на ведь, на что не способны другие, на то, о нежели нормальные люди даже помыслить не могут. Как ваша милость думаете, неужели Ван Гог отдавался бы с такой страстью поиску цвета, коли бы не был сумасшедшим?
– Это довольно своеобразная точечка зрения, – говорит Эдмонд Уэллс. – Стало быть, вы утверждаете, ась? только невротическая личность способна на смелые художественные эксперименты?
– В так.
– Но есть же нормальные, счастливые, спокойные сыны) Адама, которые создают необыкновенные произведения.
Аид удивленно поднимает брови.
– Ага? И кто же это?
– Ну, если брать примеры с Владенья-1, то Моцарт, например.
– Очень жаль, но вас не были с ним знакомы. А я был. Он был сполна чокнутый. В юности его подавлял отец, который превратил его в некое что-то вроде ученой обезьянки и заставлял выступать перед аристократами и монархами. Моцарт всю питание страдал от расстройства психики. Все свое состояние симпатия проиграл в карты.
– Леонардо да Винчи?
– В 19 лет его собирались нажечь на костре за гомосексуализм. У него тоже были старшие проблемы с отцом, который искалечил ему психику.
– Жанна Д’Арк?
– Религиозная фанатичка, ненормальная галлюцинациями.
– Король Людовик Святой?
– Святой? Да он был убийцей. Дьявол создал себе репутацию «доброго короля», наняв в официальные биографы монаха Эгеларта, напичкавшего приманка писания пропагандой. Людовик был животным, холериком, он устраивал бойни и резню, с тем грабить тех, чьему богатству он завидовал. Никогда маловыгодный путайте человека с легендой о нем.
– Бетховен?
– Властный отец превратил его в агрессивного параноика. После этого он украл сына у своей невестки и заставлял его начинать музыкантом, пока тот не попытался покончить с собой. У него случались чудовищные припадки гнева, симпатия был властным и деспотичным. Совершенно не выносил, когда с ним спорили.
– Микеланджело?
– Шизофреник. Больное место величия. По ночам он переодевался в женскую одежду, в силу того что что неуютно чувствовал себя в обличии мужчины.
– Ганди? Безграмотный будете же вы утверждать, что Ганди был невротиком?
– У него была ригидная метапсихика. Он считал, что только ему известна истина. Ни души и ничего не желал слушать. Тиранил жену, не выносил возражений.
– Инокиня Тереза?
– Заботиться о других — один из способов исчезнуть от себя. Я думаю, вы видели немало таких людей в Империи ангелов. Симпатия не только бежала от себя, но и, как ваша милость заметили, заботилась только о бедных. Проще решить проблемы с жильем и пропитанием интересах бедняка, чем возиться со сложными душевными состояниями состоятельных людей либо политиков.

Эдмонд Уэллс резко говорит:
– Все это речи дьявола. Ваша сестра хотите очернить белое. Люди, о которых вы говорили, святые.

Да Аид не дает сбить себя с толку.
– Большинство сих ваших «святых» явились сюда, чтобы очиститься от грязи, зато хорошо смертные, которые находятся на 3-м и даже 4-м уровне, считают их святыми. Я видел, в который ужас они приходили, обнаружив, что мы все знаем об их истинной жизни. Я пытался уговорить их в том, что им следует простить себя. У меня ни чер не вышло. И тогда я предоставил в их распоряжение пыточные залы, и они потребовали интересах себя самого жестокого наказания.
Бог ада устало машет рукой.

– Ваш брат судите. Я нет. Я совершенно ничего не имею против вам. Честное слово. Все эти истории о дьяволе — демократично клевета, басни, чтобы пугать детей и сохранить власть священников. Когда-когда же вы, наконец, это поймете?

Аид направляет принадлежащий скипетр на экран, и на нем появляются снятые скрытой камерой берега Стикса, идеже обнаженные люди истязают друг друга.

– Вы видите идеже-нибудь здесь дьявола, чертей? Видите палача? Если бы сие зависело только от меня, я давно бы уже простил всех сих грешников. До того, кто не желает слушать, докричаться нет возможности. Я мечтаю о том, чтобы этого места вовсе не существовало, с тем эти люди снова родились на свет, стали младенцами, с тем чтоб жизнь за жизнью учиться новому.

– Вы лжете!
– Ваша милость опять судите меня. На самом деле я мечтаю попятиться назад от дел. Но миру необходим черный цвет, для того чтобы белый был заметнее. Правда?
– Да, дорогой! Ты в таком случае даже один раз попытался забастовать!
– Да, один в кои веки. Я предложил закрыть это место страданий. Все на Эдеме были согласны, хоть Зевс. Но души мертвых возмутились: «И речи составлять не может о том, чтобы закрыть ад, он нам необходим». О, точь в точь снисходительны боги, как жестоки смертные!
Мы не можем отвратить глаз от экрана. Мы начинаем привыкать к тому, ась? видим. Ко всему можно привыкнуть.
– Все души находятся в этом месте по собственному желанию и в любой момент могут покинуть сие место, – напоминает Аид.
– Какое нас ждет испытание? – спрашивает Эдмонд Уэллс.
– Исследование?
– Да, что мы должны сделать, чтобы продолжить особый путь?
– Не будет никакого испытания. Пойдете по этому туннелю, дьявол приведет вас на вершину горы.
– Никакого испытания?
Гигант в черной тоге повторяет:
– Разумеется, никакого испытания. Я всегда считал, чего единственное испытание — это необходимость сделать выбор. Трендец получают именно то, чего хотят. Проблема в том, аюшки? все обычно ошибаются в выборе желания. Вы ведь заметили сие?

Бернард Вербер, «Тайна Богов»

Запись Миру необходим южанин цвет, чтобы белый был заметнее впервые появилась Коллекционер звезд. Волшебство повсюду.

Прежде, чем родились звезды…

  • 30.06.2016 11:51
Фото: Игорь Бурба

Фотокарточка: Игорь Бурба

Прежде, чем родились звезды.
Полная простор — это самый большой подарок, который ты можешь угостить кому-либо.
Свобода любить, смеяться, плакать,
чувствовать тревога, злость, неуверенность,
сомнения или радость.
Чтобы хранить их в этом надежном и священном пространстве.
Твоя милость не сможешь заставить кого-либо быть счастливым.
Хотя ты можешь присутствовать.
Присутствовать рядом с их несчастьем и волнением.
Пребывать рядом с жизнью, которая движется в них.
И ты можешь ангажировать их к более глубокому Счастью.
Счастью, которым является само Наличность.
Счастью, которое поддерживает их
точно такими, какие они трескать (за (в) обе щеки).
Ты можешь пригласить их к Счастью, с которым ты поддерживаешь их в ту же минуту.
Подобно тому Счастью, с которым земля поддерживает цветы, деревья, старшие горные массивы.
Тому, которое поддерживало тебя с самого вводные положения.
Прежде, чем родились звезды.

Джефф Фостер

Запись Напере, чем родились звезды… впервые появилась Собиратель звезд. Чарованье повсюду.

Яндекс.Метрика