Литературный портал

Современный литературный портал, склад авторских произведений

Готем: Начало

  • 09.11.2017 22:11

Начало светлеть. Фонари еще горели, но уже было ясно, что они не единственное спасение от непроглядной, холодной и зловещей темноты накрывшей город. Вершины зданий, чинно возвышавшихся над мокрыми от дождя улицами и отражающимися в них бликами, были не видны из-за сильного тумана, повисшего над городом еще в воскресенье. Светившиеся плакаты рекламы и вывески сообщали о последних новостях, как всегда, не имеющих смысла, тоскливых, как погода. Шум улиц сливался с общим потоком дождя, который, как и туман не прекращался уже целую вечность, и холодного ветра, наполненного каким-то небывалым запахом грусти, навеянного общей картиной, которую представлял город в этом году.

Бруклин в 1978г. представлялся приезжим не в лучшем свете. В те годы многие уехали из этого города в поисках счастья, которого так и не нашли. Город стал умирать. Начали разрушаться дома, местные мальчишки расписали все стены рисунками и выбили стекла. Дороги, некогда цветущие и покрытые пышной травой, поплыли, от количества дождей и грязи. Сама природа начала умирать, да и не только природа, люди которые не могли уехать из города говорили, что по улицам начали бродить маньяки. И действительно, в то время нападения на прохожих были не новостью, а даже в порядке вещей. Полиция ничего не могла с этим сделать, потому что численность населения была меньше, чем численность людей, начавшая разбойные нападения. Что уж говорить о полиции в то время, ее численность была еще меньше. Связанно это было с тем, что почти у всех милиционеров были семьи, которых нельзя было оставлять в гниющем, богом забытом городе. Остались лишь те, у кого, либо не было семьи, либо те, кому терять было нечего. Последние люди оставшиеся в городе старались не выходить из домов. Сначала нападения происходили лишь ночью, но потом люди просто перестали выходить по вечерам из квартир, и в какой-то день, если не ошибаюсь, в газете “Время” напечатали:

“Сегодня в 6 часов по местному времени, на улице Симлидер, было убито 4 человека, полиция ничего не смогла сделать.”

Город охватила паника. Никто не знал, что делать. Все готовились к худшему. Начали закрываться последние магазины, банков вообще к тому времени в городе не осталось. Точнее остались пустые здания.

Готэм  1978г..

Смерть Уэйнов не принесла ничего, кроме хаоса. Крупные корпорации,  лежавшие на плечах этой семьи, начали закрываться.   Лишившись самых влиятельных людей, Готэм начал тонуть в какой-то необъяснимой и не понятной суматохе. Приступный мир вновь ожил. Не то чтобы его не было, нет, он был, но при жизни Уэйнов преступники особо не выходили на свет и решали свои проблемы самостоятельно.  Вообще, это город всегда славился своей преступностью  и по статистике, которая отклонялась в большую сторону, каждый год в нем происходили масштабные события, отражающиеся не только на Готэме, но и на Бруклине. Связанно это с тем, что это самые близкие города, и хотя Готэм славился своей неопрятностью, он, по сравнению с Бруклином, считался просто райским местом.

Мафия под предводительством Фальконе, который строил из себя слишком много, но в приступном мире его уважали больше всего, ибо на то время у него были самые большие связи, и через него можно было уничтожить целый город, вопрос лишь в том пойдет он на это или нет, была на пике возможностей. Ему было не выгодно заключать контракты, даже на тех условиях, которые были выгодны ему. Он понимал, что заключить контракт — это значит поделиться властью, чего он делать не собирался.

Фальконе было на тот момент около 67, и он больше смахивал на злобного ворчливого старикашку, который в автобусе любит обсуждать молодежь, чем на того, кто водил за нос, на протяжении 10 лет, весь черный рынок. Никто не знал откуда он появился и куда исчезал, когда понимал, что его помощь мафии больше не нужна.

Не дай бог, чтобы вы попали к нему в черный список. Это человек достанет вас из могилы, только ради того чтобы придушить  своими руками, собственно поэтому он всегда был один. Просто никто из его окружения долго не задерживался на этом свете. Конечно, у него были и хорошие качества, но их было не много, и просыпались они в нем крайне редко, когда у него было хорошее настроение, а это бывало не часто. Как-то раз он ничего не сделал одному из своих людей за то, что он оставил машину с деньгами копам, а сам скрылся, вот шуму то было…  зато на следующий день у него не состоялась одна крупная сделка, по которой он должен был получить Аркхем, и настроение у него было ужасное. В итоге после этого всем было не смешно и все даже упоминать забыли о том, что когда то Фальконе не убил… и так далее. Короче,  скверный человек на глаза которого лучше не попадаться, мало ли что он может о тебе подумать.

До смерти Уэйнов Аркхем не претендовал на раздел и считался собственностью семьи.  Земли Аркхема славились не только знаменитой и самой крупной в городе лечебницей, в которой лечились психи и иногда даже преступники, которые   по  постановлению суда должны были не отправится в тюрьму ко всем, а пройти курс лечения в больнице, во избежание ненужных беспорядков в тюрьмах.

Лечебница  Аркхем была основана Мартой Уэйн в 1954г. Она стала символом города и остается в им и по сей день. Лечебница была построена на краю города на холме, что делало ее месторасположение стратегически очень выгодным местом. Так же к ней прилегали огромные не заселенные территории, что делало ситуацию еще более привлекательной. Изначально больница была обыкновенным местом для всех людей которым нужна была медицинская помощь, но из-за того, что Аркхем располагался далеко от города, проект закрыли и территория пустовала до 1959. Именно тогда было принято решение перестроить больницу и сделать из нее психиатрическую лечебницу. После  смерти родителей 10 летний мальчик остался один и конечно же не мог управлять такой территорией в столь юном возрасте. Аркхем продолжал существовать и продолжал работать, но земля окружавшая его оказалась, можно сказать, ничьей и на нее положил глаз Фальконе. Он давно хотел совершить переворот в Готэме и занять место мера, но до этого не выпадало шанса. Старшие Уэйны ни за что бы не подписали контракт о передаче собственности этой земли главе Мафии, потому что знали чем это закончится. Теперь же Брюс Уэйн оставшийся без родителей и не представляющий что его ждет, под соответствующим давлением подпишет бумаги, в этом Фальконе не сомневался. Ему оставалось лишь подождать,  пока мальчик подрастет, а ждать он умел.

Фальконе хотел получить земли Аркхема не только из-за стратегического положения, но и из-за самой клиники. Только представьте, что нужно для глобального переворота? Неразбериха и суматоха в которой будет ничего не понять. Для этого ему надо было всего на всего вбить в голову больных то, что ему было надо и выпустить их на свободу. Вот и все. Психи на свободе, правительство занимается ими. Гениальный план.

Брюс Уэйн тяжело пережил смерть родителей.

Представьте себе, как бы вы себя чувствовали, если бы у вас не стало родителей в 10 лет, конечно же- это травма на всю жизнь. А дело было так….

Это было 16 сентября 1978 года. Семья Уэйнов возвращалась из театра, мило беседуя о представлении. Несколько часов назад прошел сильный дождь и на дорогах были огромные лужи. Брюс смеялся бегая по лужам и стирая с ровной глади воды отражающиеся в них блики фонарей. Был вечер, около 10 и ничего не предвещало беды. Мальчик знал эту дорогу, ведь именно по ней они с отцом возвращались домой, когда старший Уэйн брал мальчика на работу. Работа у него была довольно скучная, хотя дел было много, но Брюсу и этого было достаточно. Они шли по широкой улице заполненной машинами и людьми. Человеческие массы и дороги сливались в общий поток и представляли собой карусель, несущуюся в одном направлении и не знающую, как остановиться. Среди этого потока шли, никем не замеченные Уэйны…

— Марта, как тебе сегодняшний концерт? Мне показалось, что он был скучен, обычно мне больше нравятся данные мероприятия.

-О дорогой, только не начинай, я знаю, что походы в театр тебя утомляют, но зато ты проводишь время с семьей. Мне же нужен повод вытащить тебя из работы, хотя бы ради сына.

Марта была высокая, красивая девушка с белокурыми волосами, которые развивались от малейшего ветерка. Ее тихий, спокойный нрав, определенно привлекал, наверное, ни разу Брюс не слышал, как она кричала на отца или говорила повышенным тоном.

Ее зеленые глаза всегда ярко сверкали, и в них всегда отражалась любовь к людям. Она понимала, что на свете бывают разные люди и, что некоторым нужна помощь. Именно поэтому она основала больницу. Марта верила, что, спасает людей и в каком-то смысле, это было действительно так. Хотя есть и подводный камень. Она полагала, что помочь можно всем, но это далеко не так. В этом вскоре убедился весть Готем.

— Да и тем более…- продолжала она- Брюсу понравилось- она посмотрела на мальчика, который бежал впереди и прыгал по лужам. Она улыбнулась.

-Согласен, но все же, все могло было быть гораздо короче. Да и вообще, зачем мы взяли с собой мадам Мей? Она на столько стара, что могла не дожить до конца спектакля, и что мы бы с ней делали? Как бы мы доказывали, что она сама откинулась, а не мы во время арии про Лошадь не подсыпали ей в чай яда…..- с ухмылкой сказал старший Уэйн

-О боже, не говори так. Она хорошая женщина…ее надо баловать, хотя бы просто потому, что она сидит с твоим сыном…

— И печет вкусные пироги- добавил Брюс

— Ну ладно с этим не поспоришь- засмеялся Уэйн

Они шли по дороге и весело болтали. С каждой минутой по дороге им попадалось все меньше и меньше людей. Они свернули в переулок. Там было темно

-Странно, обычно тут всегда горит свет…- сказала Марта, осторожно осматриваясь.

Уэйны шли практически в полной темноте. В мусорных баках, до верху наполненных мусором, возились кошки. Увидев путников, они с визгом разбегались в разные стороны. Они дошли до половины переулка и даже было выдохнули с облегчением, но не тут то было. Дорогу преградил человек с маской на лице. Среднего роста, в меру упитанный мужчина явно не собирался х пропускать. Все, что Брюс помнил о нем- это глаза, полные злобы и ненависти…в руке он держал пистолет. Все произошло слишком быстро и только через несколько часов мальчик смог в деталях объяснить полиции, что произошло. Он помнил, как отец закрыл их собой, выстрел, еще один. И вот силуэт убегающего преступника и два тела, над которыми повисла смерть.

Именно в тот день все началось, началась история Готема.

Именно в 1978 году Харлин появилась на свет. Уже в то время Бруклин стал тем местом, которое я уже описывала, мрачным и жестоким.  Надо сказать, что с родителями ей не повезло.

Мама о ней не заботилась, считая, что ребенок должен делать все сам, но на самом деле ей просто хватало старшего сына, который вечно попадал в какие-то передряги. На тот момент ему было примерно 15..паршивый возраст, не правда ли? Он был фантазером и его фантазия очень часто работала не в том направлении. В эти годы он решил, что он рок звезда и с того момента не менял свою точку зрения. Он настаивал чтобы с ним разговаривали, как со знаменитостью. Мальчик мечтал о гастролях и в какой-то момент уехал. В Бруклин впервые, наверное, за последние лет 5, приехал цирк и не смотря на то, что цирк очень отличается от эстрадной площадки, он поехал с ними по городам. Через 2 года цирк разорился и мальчик, уже  юноша, вернулся домой ни с чем.

Отец- это отдельная книга описания всех его ужасных качеств. Вот знаете, говорят, что в каждом человеке есть что-то хорошее? Так вот…в этом человеке ничего хорошего не было. Это был высокий, упитанный мужчина со злобными белесыми глазами, некогда бывшими серыми. Не то чтобы у него было плохое зрение, нет. Просто «Глаза- зеркало души!» и по его глазам все сразу было понятно. Злоба и ненависть абсолютно ко всему, желание кого-нибудь ударить или убить, сала богу до убийства не доходило. В 1970 году он работал на большой промышленной фабрике и  неплохо зарабатывал. Но, компания разорилась и в 1975 завод закрылся. Сейчас же это просто груда камней. По легенде мальчишек, в руинах все еще живет призрак директора, который погиб под обломками. Не думаю, что это правда, хотя иногда от туда доносится приглушенный смех и треск падающих кирпичей. Так вот. После увольнения, отец Харлин спился и отказался работать. Не знаю на что семья жила в те годы, но положение было скверное.

Девочка росла без внимания родителей, полагаясь только на себя. Местные мальчишки провожали ее в садик, потому что считали, что все же маленьким надо помогать. Они привязались к девочке. На протяжении 5 лет они приходили к ее дому, а потом шли все вместе на другой конец города. Некоторые уезжали. В какой-то момент правительство начало выдавать квартиры в Готеме и многие уехали, но продлилось это не долго. В итоге из всей оравы мальчиков осталось всего 3. Все так же они заботились о Харлин, но риск становился все больше. Они взрослели, а террористы не трогали мальчиков, только если они дети. Именно они научили ее говорить. Эти мальчики стали ее семьей. К 5 годам девочка довольно бодро говорила и умела считать до 15.

Замечательное детство не правда ли? Да, конечно не позавидуешь, но куда деваться? Вот сами посудите, что делать ребенку в таком возрасте? Она ведь даже думала, что это нормально…

Все изменилось в один миг, в один день! И ,ох, лучше бы не менялось… Это произошло 13 ноября 1983 года. Харлин, как всегда ждала Марка, Кевина и Тома, чтобы они отвели ее в садик. Дул сильный ветер и с каждым порывом он становился все холоднее, предвещая начало зимы. Холодные капли дождя обжигали лицо, девочка жмурилась каждый раз, как очередной поток капель падал на ее лицо. Разноцветные листья кружили в танцах, устроенных непогодой. Голые стволы полу-умерших деревьев поскрипывали, раскачиваясь в разные стороны, напоминая маятники старых часов с ходиками.  Мокрые дороги, отражавшие строения рекламных конструкций покрылись разноцветными листьями. Яркие цвета осени раскрашивали город , и казалось, что он ожил. Они закрывали собой унылость нежилых, обшарпанных домов, привлекая внимание к себе.

Было утро и ночной туман еще стоял над городом. Харлин ждала мальчиков 20 минут, но они не приходили. Девочка решила не терять времени и побежала к садику сама. Сжимая в руках плюшевого мишку, подаренного братом, она весело прыгала по лужам, и детский смех разносился по всей улице. Харлин преодолела последний поворот и оказалась на пороге старого трехэтажного дома. Девочка вошла внутрь, вбежала по шаткой прогнившей лестнице и зашла в одну из комнат. В ней было пусто. Как же так, ведь она не могла перепутать дверь. Вот игрушки, стол воспитательницы…а где все? Харлин стояла посередине комнаты и смотрела по сторонам. Вдруг она услышала шаги за спиной, обернулась и увидела мужчину. Это был высокий, поджарый молодой человек, в боевой экипировке, с автоматом и натянутой на лицо повязкой. Девочка хотела бежать, но человек ее остановил.

— Стой, не бойся, я тебе ничего не сделаю, смотри..- он снял маску и убрал за спину автомат- Видишь? Я такой же, как ты- он улыбнулся

-Нет- робко ответила девочка- Вы не как я, вы людей убиваете…

-Ну….с чего ты взяла? Я вообще первый день на этой работе…если так можно сказать. Кстати, мня зовут Сем- парень улыбнулся и немного отошел.

— Меня Харлин.

— Хм…а где твои родители? Ты что, одна пришла?- он посмотрел на Харлин , та кивнула- Вот дела, как так? Ну ладно, да что ты так боишься то? Я ж сказал, что ничего тебе не сделаю…

— Предположим, я не верю- сказала девочка, еле выговорив слово «предположим»

— Ух ты, какие мы слова знаем- удивился юноша- Хорошо- он сел а корточки и вытащив из кармана маленького плюшевого котенка протянул Харлин- На…все равно моя дочь уже не играет в это…

— Спасибо- Девочка взяла игрушку и улыбнулась — А она не расстроится, когда узнает, что вы ее мне отдали?

— Конечно нет- он помрачнел- Уже никогда не узнает… Ну ладно. Что мы все о плохом да о плохом, пошли. Тут делать нечего- он встал и протянул Харлин руку. Девочка подошла и взявшись за руку, почувствовала, что рука теплая .

— У вас рука теплая

—   Ну конечно теплая, я ж это, живой все таки.

Вдруг в дверях появилась группа террористов. А за ними шел, пухлый, точнее в меру упитанный, мужчина, лет пятидесяти. Одет он был не как остальные. На нем не было ни бронежилета, ни  маски, ни перчаток. Он был одет в черный костюм, а лакированные ботинки сверкали. Казалось, что в них можно увидеть свое отражение. Он строгим взглядом окинул комнату и остановил свой взгляд на Харлин державшую за руку юношу.

— То-есть — прорычал он- Того, что я вырезал твою семью тебе не хватило? Я же поступал так с благими намерениями. Я думал. Что это сделает из тебя человека, ценного и незаменимого в моих рядах- он скорчил рожу, как будто ему грустно, но вскоре, разразился ужасным, злым смехом- Видимо не получилось, что ж мне жаль.- он перевел глаза на девочку- Что это?- он посмотрел на нее таким изумленным взглядом, как будто только что стоявший перед ним человек превратился в гризли и начал ездить на велосипеде, жонглируя кольцами.

-Знаете- начал юноша- Может быть, вы и вырезали мою семью, в надежде, что я стану частью вашей банды, но этого не достаточно. Не убыли вы тем самым во мне человека, не могу я начать убивать людей, только зная, что так надо. Я понимаю,  что убивая кого-то. Я причиняю другим людям боль. Она такая же, как та, которую причинили вы мне, понимая то, что кто-то будет плакать, я не могу этого сделать- он смотрел на мужчину и видел, как меняется выражение его лица.

— Хорошо- неожиданно сказал тот- Он прав! Мы больше так не будем делать! Складывайте оружие, я иду сдаваться властям. Он говорит правду, нельзя так делать- он развернулся лицом к выходу- Моя душа. Она наконец то поняла, что я наделал, наконец то я понял!- он резко повернулся и выстрелил в парня. Его лицо изменилось и он засмеялся- Я понял, не надо было давать тебе шанс. А что касается тебя- он посмотрел на Харлин- Мир ужасен, в ем много боли и страданий, а люди. А что люди? Мы давным-давно думаем только о себе. Ищем во всем выгоду. Не доверяй им, ты еще мала, но со временем поймешь- он вышел из комнаты, остальные за ним. Девочка осталась стоять одна, посередине комнаты. Она смотрела на Сема, лежащего на полу. Его лицо застыло, руки похолодели и над ним нависла тень смерти. Она смотрела на тело и на глазах наворачивались слезы. Неожиданно из шкафа выскочила напуганная воспитательница, схватила Харлин и побежала прочь из здания.

Несколько недель девочку не выпускали на улицу. Воспитательница рассказала обо всем произошедшем маме Харлин и та, в свою очередь, посчитав, что у ребенка психологическая травма, запретила ей общаться с мальчиками. Хотя может быть это бы и пошло ей на пользу. Девочка целыми днями сидела в своей комнате и думала о Семе, о том что произошло и вспоминала слова: «Не доверяй людям». Они настолько глубоко запали ей в душу, что она не могла от них избавиться, хотя одновременно и не верила им.

Через три недели мучений в дверь ее квартиры постучали. Это были несколько милиционеров. И зная крутой нрав отца девочки сразу начали с главного. Прослышав о том, что случилось, мер города немедленно выделил семье девочки квартиру в Готеме. Конечно же, как упускать такой шанс? Через четыре дня они собрались и уехали из города. Харлин еще долго вспоминала мальчиков с которыми так и не успела попрощаться. Именно так и именно поэтому у девочки началась новая жизнь, жизнь в Готеме.

Готем: Начало

  • 09.11.2017 22:11

Начало светлеть. Фонари еще горели, но уже было ясно, что они не единственное спасение от непроглядной, холодной и зловещей темноты накрывшей город. Вершины зданий, чинно возвышавшихся над мокрыми от дождя улицами и отражающимися в них бликами, были не видны из-за сильного тумана, повисшего над городом еще в воскресенье. Светившиеся плакаты рекламы и вывески сообщали о последних новостях, как всегда, не имеющих смысла, тоскливых, как погода. Шум улиц сливался с общим потоком дождя, который, как и туман не прекращался уже целую вечность, и холодного ветра, наполненного каким-то небывалым запахом грусти, навеянного общей картиной, которую представлял город в этом году.

Бруклин в 1978г. представлялся приезжим не в лучшем свете. В те годы многие уехали из этого города в поисках счастья, которого так и не нашли. Город стал умирать. Начали разрушаться дома, местные мальчишки расписали все стены рисунками и выбили стекла. Дороги, некогда цветущие и покрытые пышной травой, поплыли, от количества дождей и грязи. Сама природа начала умирать, да и не только природа, люди которые не могли уехать из города говорили, что по улицам начали бродить маньяки. И действительно, в то время нападения на прохожих были не новостью, а даже в порядке вещей. Полиция ничего не могла с этим сделать, потому что численность населения была меньше, чем численность людей, начавшая разбойные нападения. Что уж говорить о полиции в то время, ее численность была еще меньше. Связанно это было с тем, что почти у всех милиционеров были семьи, которых нельзя было оставлять в гниющем, богом забытом городе. Остались лишь те, у кого, либо не было семьи, либо те, кому терять было нечего. Последние люди оставшиеся в городе старались не выходить из домов. Сначала нападения происходили лишь ночью, но потом люди просто перестали выходить по вечерам из квартир, и в какой-то день, если не ошибаюсь, в газете “Время” напечатали:

“Сегодня в 6 часов по местному времени, на улице Симлидер, было убито 4 человека, полиция ничего не смогла сделать.”

Город охватила паника. Никто не знал, что делать. Все готовились к худшему. Начали закрываться последние магазины, банков вообще к тому времени в городе не осталось. Точнее остались пустые здания.

Готэм  1978г..

Смерть Уэйнов не принесла ничего, кроме хаоса. Крупные корпорации,  лежавшие на плечах этой семьи, начали закрываться.   Лишившись самых влиятельных людей, Готэм начал тонуть в какой-то необъяснимой и не понятной суматохе. Приступный мир вновь ожил. Не то чтобы его не было, нет, он был, но при жизни Уэйнов преступники особо не выходили на свет и решали свои проблемы самостоятельно.  Вообще, это город всегда славился своей преступностью  и по статистике, которая отклонялась в большую сторону, каждый год в нем происходили масштабные события, отражающиеся не только на Готэме, но и на Бруклине. Связанно это с тем, что это самые близкие города, и хотя Готэм славился своей неопрятностью, он, по сравнению с Бруклином, считался просто райским местом.

Мафия под предводительством Фальконе, который строил из себя слишком много, но в приступном мире его уважали больше всего, ибо на то время у него были самые большие связи, и через него можно было уничтожить целый город, вопрос лишь в том пойдет он на это или нет, была на пике возможностей. Ему было не выгодно заключать контракты, даже на тех условиях, которые были выгодны ему. Он понимал, что заключить контракт — это значит поделиться властью, чего он делать не собирался.

Фальконе было на тот момент около 67, и он больше смахивал на злобного ворчливого старикашку, который в автобусе любит обсуждать молодежь, чем на того, кто водил за нос, на протяжении 10 лет, весь черный рынок. Никто не знал откуда он появился и куда исчезал, когда понимал, что его помощь мафии больше не нужна.

Не дай бог, чтобы вы попали к нему в черный список. Это человек достанет вас из могилы, только ради того чтобы придушить  своими руками, собственно поэтому он всегда был один. Просто никто из его окружения долго не задерживался на этом свете. Конечно, у него были и хорошие качества, но их было не много, и просыпались они в нем крайне редко, когда у него было хорошее настроение, а это бывало не часто. Как-то раз он ничего не сделал одному из своих людей за то, что он оставил машину с деньгами копам, а сам скрылся, вот шуму то было…  зато на следующий день у него не состоялась одна крупная сделка, по которой он должен был получить Аркхем, и настроение у него было ужасное. В итоге после этого всем было не смешно и все даже упоминать забыли о том, что когда то Фальконе не убил… и так далее. Короче,  скверный человек на глаза которого лучше не попадаться, мало ли что он может о тебе подумать.

До смерти Уэйнов Аркхем не претендовал на раздел и считался собственностью семьи.  Земли Аркхема славились не только знаменитой и самой крупной в городе лечебницей, в которой лечились психи и иногда даже преступники, которые   по  постановлению суда должны были не отправится в тюрьму ко всем, а пройти курс лечения в больнице, во избежание ненужных беспорядков в тюрьмах.

Лечебница  Аркхем была основана Мартой Уэйн в 1954г. Она стала символом города и остается в им и по сей день. Лечебница была построена на краю города на холме, что делало ее месторасположение стратегически очень выгодным местом. Так же к ней прилегали огромные не заселенные территории, что делало ситуацию еще более привлекательной. Изначально больница была обыкновенным местом для всех людей которым нужна была медицинская помощь, но из-за того, что Аркхем располагался далеко от города, проект закрыли и территория пустовала до 1959. Именно тогда было принято решение перестроить больницу и сделать из нее психиатрическую лечебницу. После  смерти родителей 10 летний мальчик остался один и конечно же не мог управлять такой территорией в столь юном возрасте. Аркхем продолжал существовать и продолжал работать, но земля окружавшая его оказалась, можно сказать, ничьей и на нее положил глаз Фальконе. Он давно хотел совершить переворот в Готэме и занять место мера, но до этого не выпадало шанса. Старшие Уэйны ни за что бы не подписали контракт о передаче собственности этой земли главе Мафии, потому что знали чем это закончится. Теперь же Брюс Уэйн оставшийся без родителей и не представляющий что его ждет, под соответствующим давлением подпишет бумаги, в этом Фальконе не сомневался. Ему оставалось лишь подождать,  пока мальчик подрастет, а ждать он умел.

Фальконе хотел получить земли Аркхема не только из-за стратегического положения, но и из-за самой клиники. Только представьте, что нужно для глобального переворота? Неразбериха и суматоха в которой будет ничего не понять. Для этого ему надо было всего на всего вбить в голову больных то, что ему было надо и выпустить их на свободу. Вот и все. Психи на свободе, правительство занимается ими. Гениальный план.

Брюс Уэйн тяжело пережил смерть родителей.

Представьте себе, как бы вы себя чувствовали, если бы у вас не стало родителей в 10 лет, конечно же- это травма на всю жизнь. А дело было так….

Это было 16 сентября 1978 года. Семья Уэйнов возвращалась из театра, мило беседуя о представлении. Несколько часов назад прошел сильный дождь и на дорогах были огромные лужи. Брюс смеялся бегая по лужам и стирая с ровной глади воды отражающиеся в них блики фонарей. Был вечер, около 10 и ничего не предвещало беды. Мальчик знал эту дорогу, ведь именно по ней они с отцом возвращались домой, когда старший Уэйн брал мальчика на работу. Работа у него была довольно скучная, хотя дел было много, но Брюсу и этого было достаточно. Они шли по широкой улице заполненной машинами и людьми. Человеческие массы и дороги сливались в общий поток и представляли собой карусель, несущуюся в одном направлении и не знающую, как остановиться. Среди этого потока шли, никем не замеченные Уэйны…

— Марта, как тебе сегодняшний концерт? Мне показалось, что он был скучен, обычно мне больше нравятся данные мероприятия.

-О дорогой, только не начинай, я знаю, что походы в театр тебя утомляют, но зато ты проводишь время с семьей. Мне же нужен повод вытащить тебя из работы, хотя бы ради сына.

Марта была высокая, красивая девушка с белокурыми волосами, которые развивались от малейшего ветерка. Ее тихий, спокойный нрав, определенно привлекал, наверное, ни разу Брюс не слышал, как она кричала на отца или говорила повышенным тоном.

Ее зеленые глаза всегда ярко сверкали, и в них всегда отражалась любовь к людям. Она понимала, что на свете бывают разные люди и, что некоторым нужна помощь. Именно поэтому она основала больницу. Марта верила, что, спасает людей и в каком-то смысле, это было действительно так. Хотя есть и подводный камень. Она полагала, что помочь можно всем, но это далеко не так. В этом вскоре убедился весть Готем.

— Да и тем более…- продолжала она- Брюсу понравилось- она посмотрела на мальчика, который бежал впереди и прыгал по лужам. Она улыбнулась.

-Согласен, но все же, все могло было быть гораздо короче. Да и вообще, зачем мы взяли с собой мадам Мей? Она на столько стара, что могла не дожить до конца спектакля, и что мы бы с ней делали? Как бы мы доказывали, что она сама откинулась, а не мы во время арии про Лошадь не подсыпали ей в чай яда…..- с ухмылкой сказал старший Уэйн

-О боже, не говори так. Она хорошая женщина…ее надо баловать, хотя бы просто потому, что она сидит с твоим сыном…

— И печет вкусные пироги- добавил Брюс

— Ну ладно с этим не поспоришь- засмеялся Уэйн

Они шли по дороге и весело болтали. С каждой минутой по дороге им попадалось все меньше и меньше людей. Они свернули в переулок. Там было темно

-Странно, обычно тут всегда горит свет…- сказала Марта, осторожно осматриваясь.

Уэйны шли практически в полной темноте. В мусорных баках, до верху наполненных мусором, возились кошки. Увидев путников, они с визгом разбегались в разные стороны. Они дошли до половины переулка и даже было выдохнули с облегчением, но не тут то было. Дорогу преградил человек с маской на лице. Среднего роста, в меру упитанный мужчина явно не собирался х пропускать. Все, что Брюс помнил о нем- это глаза, полные злобы и ненависти…в руке он держал пистолет. Все произошло слишком быстро и только через несколько часов мальчик смог в деталях объяснить полиции, что произошло. Он помнил, как отец закрыл их собой, выстрел, еще один. И вот силуэт убегающего преступника и два тела, над которыми повисла смерть.

Именно в тот день все началось, началась история Готема.

Именно в 1978 году Харлин появилась на свет. Уже в то время Бруклин стал тем местом, которое я уже описывала, мрачным и жестоким.  Надо сказать, что с родителями ей не повезло.

Мама о ней не заботилась, считая, что ребенок должен делать все сам, но на самом деле ей просто хватало старшего сына, который вечно попадал в какие-то передряги. На тот момент ему было примерно 15..паршивый возраст, не правда ли? Он был фантазером и его фантазия очень часто работала не в том направлении. В эти годы он решил, что он рок звезда и с того момента не менял свою точку зрения. Он настаивал чтобы с ним разговаривали, как со знаменитостью. Мальчик мечтал о гастролях и в какой-то момент уехал. В Бруклин впервые, наверное, за последние лет 5, приехал цирк и не смотря на то, что цирк очень отличается от эстрадной площадки, он поехал с ними по городам. Через 2 года цирк разорился и мальчик, уже  юноша, вернулся домой ни с чем.

Отец- это отдельная книга описания всех его ужасных качеств. Вот знаете, говорят, что в каждом человеке есть что-то хорошее? Так вот…в этом человеке ничего хорошего не было. Это был высокий, упитанный мужчина со злобными белесыми глазами, некогда бывшими серыми. Не то чтобы у него было плохое зрение, нет. Просто «Глаза- зеркало души!» и по его глазам все сразу было понятно. Злоба и ненависть абсолютно ко всему, желание кого-нибудь ударить или убить, сала богу до убийства не доходило. В 1970 году он работал на большой промышленной фабрике и  неплохо зарабатывал. Но, компания разорилась и в 1975 завод закрылся. Сейчас же это просто груда камней. По легенде мальчишек, в руинах все еще живет призрак директора, который погиб под обломками. Не думаю, что это правда, хотя иногда от туда доносится приглушенный смех и треск падающих кирпичей. Так вот. После увольнения, отец Харлин спился и отказался работать. Не знаю на что семья жила в те годы, но положение было скверное.

Девочка росла без внимания родителей, полагаясь только на себя. Местные мальчишки провожали ее в садик, потому что считали, что все же маленьким надо помогать. Они привязались к девочке. На протяжении 5 лет они приходили к ее дому, а потом шли все вместе на другой конец города. Некоторые уезжали. В какой-то момент правительство начало выдавать квартиры в Готеме и многие уехали, но продлилось это не долго. В итоге из всей оравы мальчиков осталось всего 3. Все так же они заботились о Харлин, но риск становился все больше. Они взрослели, а террористы не трогали мальчиков, только если они дети. Именно они научили ее говорить. Эти мальчики стали ее семьей. К 5 годам девочка довольно бодро говорила и умела считать до 15.

Замечательное детство не правда ли? Да, конечно не позавидуешь, но куда деваться? Вот сами посудите, что делать ребенку в таком возрасте? Она ведь даже думала, что это нормально…

Все изменилось в один миг, в один день! И ,ох, лучше бы не менялось… Это произошло 13 ноября 1983 года. Харлин, как всегда ждала Марка, Кевина и Тома, чтобы они отвели ее в садик. Дул сильный ветер и с каждым порывом он становился все холоднее, предвещая начало зимы. Холодные капли дождя обжигали лицо, девочка жмурилась каждый раз, как очередной поток капель падал на ее лицо. Разноцветные листья кружили в танцах, устроенных непогодой. Голые стволы полу-умерших деревьев поскрипывали, раскачиваясь в разные стороны, напоминая маятники старых часов с ходиками.  Мокрые дороги, отражавшие строения рекламных конструкций покрылись разноцветными листьями. Яркие цвета осени раскрашивали город , и казалось, что он ожил. Они закрывали собой унылость нежилых, обшарпанных домов, привлекая внимание к себе.

Было утро и ночной туман еще стоял над городом. Харлин ждала мальчиков 20 минут, но они не приходили. Девочка решила не терять времени и побежала к садику сама. Сжимая в руках плюшевого мишку, подаренного братом, она весело прыгала по лужам, и детский смех разносился по всей улице. Харлин преодолела последний поворот и оказалась на пороге старого трехэтажного дома. Девочка вошла внутрь, вбежала по шаткой прогнившей лестнице и зашла в одну из комнат. В ней было пусто. Как же так, ведь она не могла перепутать дверь. Вот игрушки, стол воспитательницы…а где все? Харлин стояла посередине комнаты и смотрела по сторонам. Вдруг она услышала шаги за спиной, обернулась и увидела мужчину. Это был высокий, поджарый молодой человек, в боевой экипировке, с автоматом и натянутой на лицо повязкой. Девочка хотела бежать, но человек ее остановил.

— Стой, не бойся, я тебе ничего не сделаю, смотри..- он снял маску и убрал за спину автомат- Видишь? Я такой же, как ты- он улыбнулся

-Нет- робко ответила девочка- Вы не как я, вы людей убиваете…

-Ну….с чего ты взяла? Я вообще первый день на этой работе…если так можно сказать. Кстати, мня зовут Сем- парень улыбнулся и немного отошел.

— Меня Харлин.

— Хм…а где твои родители? Ты что, одна пришла?- он посмотрел на Харлин , та кивнула- Вот дела, как так? Ну ладно, да что ты так боишься то? Я ж сказал, что ничего тебе не сделаю…

— Предположим, я не верю- сказала девочка, еле выговорив слово «предположим»

— Ух ты, какие мы слова знаем- удивился юноша- Хорошо- он сел а корточки и вытащив из кармана маленького плюшевого котенка протянул Харлин- На…все равно моя дочь уже не играет в это…

— Спасибо- Девочка взяла игрушку и улыбнулась — А она не расстроится, когда узнает, что вы ее мне отдали?

— Конечно нет- он помрачнел- Уже никогда не узнает… Ну ладно. Что мы все о плохом да о плохом, пошли. Тут делать нечего- он встал и протянул Харлин руку. Девочка подошла и взявшись за руку, почувствовала, что рука теплая .

— У вас рука теплая

—   Ну конечно теплая, я ж это, живой все таки.

Вдруг в дверях появилась группа террористов. А за ними шел, пухлый, точнее в меру упитанный, мужчина, лет пятидесяти. Одет он был не как остальные. На нем не было ни бронежилета, ни  маски, ни перчаток. Он был одет в черный костюм, а лакированные ботинки сверкали. Казалось, что в них можно увидеть свое отражение. Он строгим взглядом окинул комнату и остановил свой взгляд на Харлин державшую за руку юношу.

— То-есть — прорычал он- Того, что я вырезал твою семью тебе не хватило? Я же поступал так с благими намерениями. Я думал. Что это сделает из тебя человека, ценного и незаменимого в моих рядах- он скорчил рожу, как будто ему грустно, но вскоре, разразился ужасным, злым смехом- Видимо не получилось, что ж мне жаль.- он перевел глаза на девочку- Что это?- он посмотрел на нее таким изумленным взглядом, как будто только что стоявший перед ним человек превратился в гризли и начал ездить на велосипеде, жонглируя кольцами.

-Знаете- начал юноша- Может быть, вы и вырезали мою семью, в надежде, что я стану частью вашей банды, но этого не достаточно. Не убыли вы тем самым во мне человека, не могу я начать убивать людей, только зная, что так надо. Я понимаю,  что убивая кого-то. Я причиняю другим людям боль. Она такая же, как та, которую причинили вы мне, понимая то, что кто-то будет плакать, я не могу этого сделать- он смотрел на мужчину и видел, как меняется выражение его лица.

— Хорошо- неожиданно сказал тот- Он прав! Мы больше так не будем делать! Складывайте оружие, я иду сдаваться властям. Он говорит правду, нельзя так делать- он развернулся лицом к выходу- Моя душа. Она наконец то поняла, что я наделал, наконец то я понял!- он резко повернулся и выстрелил в парня. Его лицо изменилось и он засмеялся- Я понял, не надо было давать тебе шанс. А что касается тебя- он посмотрел на Харлин- Мир ужасен, в ем много боли и страданий, а люди. А что люди? Мы давным-давно думаем только о себе. Ищем во всем выгоду. Не доверяй им, ты еще мала, но со временем поймешь- он вышел из комнаты, остальные за ним. Девочка осталась стоять одна, посередине комнаты. Она смотрела на Сема, лежащего на полу. Его лицо застыло, руки похолодели и над ним нависла тень смерти. Она смотрела на тело и на глазах наворачивались слезы. Неожиданно из шкафа выскочила напуганная воспитательница, схватила Харлин и побежала прочь из здания.

Несколько недель девочку не выпускали на улицу. Воспитательница рассказала обо всем произошедшем маме Харлин и та, в свою очередь, посчитав, что у ребенка психологическая травма, запретила ей общаться с мальчиками. Хотя может быть это бы и пошло ей на пользу. Девочка целыми днями сидела в своей комнате и думала о Семе, о том что произошло и вспоминала слова: «Не доверяй людям». Они настолько глубоко запали ей в душу, что она не могла от них избавиться, хотя одновременно и не верила им.

Через три недели мучений в дверь ее квартиры постучали. Это были несколько милиционеров. И зная крутой нрав отца девочки сразу начали с главного. Прослышав о том, что случилось, мер города немедленно выделил семье девочки квартиру в Готеме. Конечно же, как упускать такой шанс? Через четыре дня они собрались и уехали из города. Харлин еще долго вспоминала мальчиков с которыми так и не успела попрощаться. Именно так и именно поэтому у девочки началась новая жизнь, жизнь в Готеме.

Яндекс.Метрика