Литературный портал

Современный литературный портал, склад авторских произведений

День благоденствия

  • 20.07.2017 21:00

den

Воскресенье.

Я вышел из своей квартиры с предчувствием, что сегодня у меня будет отличное настроение. Весь день!

Закрыл дверь на ключ, прекрасно помня, что закрыл, тогда, как раньше это делалось машинально, в спешке. И потом уже на работе донимали мучительные мысли: а выключен ли газ, не течёт ли вода, закрыта ли дверь?..

На улице светило яркое солнце. Воробьи устроили весёлую перекличку. Была чудная осенняя пора, у которой есть ещё одно название – бабье лето.

 Местная шпана с гитарами и мотоциклами, постоянно оглушавшая двор криками и рёвом моторов, испарилась куда-то.

Троллейбус, который вёз меня в центр, попался какой-то нестандартный. Водитель объявлял все остановки, напоминал пассажирам, что они являются пешеходами, и популярно объяснял правила перехода улицы. Перед отправкой троллейбуса от стоянки водитель тёплым голосом, а не как попугай, предупреждал: «Осторожно! Двери закрываются!». В ответ на это пассажиры, все до одного, клацали компостерами, пробивая проездные билеты.

В общем-то, протекала обычная жизнь, но меня она насторожила некоторой идеальностью. «Сегодняшний день какой-то особенный, совершенно не похожий на предыдущие дни, – отметил я. – Однако ещё не вечер, ещё неизвестно, что может меня ожидать…».

Бывает, многое зависит от неожиданного случая, после чего  жизнь резко меняется в лучшую сторону. Ну, например, на твой лотерейный билет выпал крупный выигрыш – автомашина, или пошёл сходу на повышение по служебной лестнице – стал начальником главка, или влюбился с первого взгляда в писаную красавицу – и тогда всё кажется в розовом свете. Вокруг всё радует, острые углы сглаживаются… Но ведь я-то ничего не выиграл, в карьерном росте не преуспел, ни в кого не влюбился и даже немного не выспался. Вчера лёг позднее обычного из-за того, что остался работать во второй смене. Не пришёл мой напарник, Вася Чудик. Очевидно, выпил лишнего на каких-то радостях, загулял. А план есть план, и чувство коллективизма во мне развито здорово. Я пахал и за себя, и за того парня, то есть за Васю Чудика, как в старорежимные времена – все шестнадцать часов. Так что не из-за чего быть хорошему настроению, а оно всё-таки было, несмотря ни на что. Будто невидимый дух вселился в меня и переродил так, что я стал совершенно другим, сам себя не узнающим и до конца не понимающим.

Иду по проспекту, и ни одного пьяницы не попадается. И вдруг навстречу мой напарник – Вася Чудик. Чудик – он Чудик и есть. Переборщит спиртного, несёт всякую ахинею. Эх, пропал я! Сейчас начнёт забавлять рассказами о вчерашней пьянке-гулянке, а потом предложит в пивную зайти, после в кафешку – и пошло-поехало!..

Но я ошибся. Вася вместо этого принялся извиняться за вчерашний прогул и добавил, что отработает следующую смену за меня.

– И пить я завязываю. Сколько можно впустую жизнь прожигать? Только сейчас до меня дошло, какая интересная штука – жизнь…

«Что за день непонятный?! Сон, наверное», – решил я. Но, ущипнув себя за бок, убедился, что нахожусь в самой что ни на есть реальной действительности.

– Нелегко носить бремя положительного человека, – вздохнул Чудик. – Вот я таким был раньше. Не пил вовсе. А как всё началось? Стоял в очереди на квартиру столько лет, что жена бурчала: «Неудачник ты, Васька! Другие давно и себе, и детям-внукам квартиры заимели, а ты до сих пор чешешься, для собственной семьи жилья добиться не можешь!». Я ей: «У меня блата нет, а очередь есть очередь». В общем, развелась жена со мной. За другого замуж вышла, у которого в наличии были и квартира, и машина. Мещанский у неё, конечно, подход к житию, неправильный – через вещи да сытость. А человек совестью дышать должен, одна совесть может быть мерилом всему. Но любил я её, жену свою. И после расставания запил с горя. Короче, попал в сплошной негатив. Но совесть, по-моему, ещё не всю пропил. Вот буду пробовать жить по-новому…

Мы по-доброму разошлись с Васей Чудиком. Теперь я был за него спокоен.

«Ну и денёк! Заставил переродиться Васю, проявил в нём его лучшие качества», –  размышлял я, направляясь в парк.

Там на груди деревьев, как ордена, висели редкие жёлтые и красные листья. Остальная листва ковром устилала землю.

Почему-то захотелось влюбиться. Соседская девчонка, тайная моя мечта, не знала, что рядом с ней жил рыцарь без страха и упрёка. Нежданно-негаданно она вышла замуж и уехала с мужем в другой город, а я остался ей верен в душе…

И тут мимо прошла девушка. Мне она показалась необыкновенной, как всё необычно было в этот день. Но девушка даже не удостоила меня взглядом. И, о боги! Платочек идиллически выпорхнул у неё из кармана белым голубком и приземлился возле моих ног. Это был невероятно банальный повод для знакомства, неоднократно описанный в старинных романах. Я бережно поднял беленькую «пташку» и кинулся к девушке со словами:

– Постойте! Минуточку!

Она оглянулась и ускорила шаги. Современные девушки не очень-то доверяют современным парням.

– Простите, вы уронили платок!

Она снова оглянулась и, увидев в моих руках находку, сказала:

– Мерси!

Мы пошли рядом.

– Я хочу, чтобы все люди были счастливы! – вырвалось у меня. – И чтобы вы тоже!

–  А почему вы решили, что мне плохо живётся? И разве у вас так много счастья, что вы им разбрасываетесь налево-направо?

– Это моя мечта. Неужели она вам не нравится?

– Да нет, замечательная мечта! – улыбнулась девушка. – Впервые в своей жизни встречаю человека с такой широкой натурой.

– Я всерьёз… Почему мы боимся делать людям добро? Чтоб не выглядеть смешными? Это абсурд, и противоречит человеческой природе. Интересно, какими мы чаще выглядим в глазах других – добрыми или злыми?

После этих слов я ненароком испугался, что девушка может воспринять меня, как зануду. Но обошлось.

Она спросила:

– Вы – философ?

– Сегодня я сам не знаю – кто я? А вы не почувствовали в себе перемен?

– Вот сейчас что-то почувствовала. Мне, кажется, стало хорошо и весело. Вероятно, сказалось ваше влияние.

– Я здесь ни при чём. Просто день сегодня какой-то волшебный.

Так я познакомился с девушкой. Ксения, которая сначала торопилась домой, теперь шла неспешным шагом.

Город, состоящий из лабиринта старинных узких улочек и новых светлых проспектов, как бы заново раскрывал нам свои тайны. И нам было интересно познавать его.

На одной из безлюдных улиц из-за угла появился квадратный верзила. Увидев нас, он скорчил недовольную мину.

Поморщилась и Ксения.

– Как он мне надоел! Нет от него прохода!

Амбал выглядел внушительно по весовой категории, да и ростом его Бог не обидел. «С таким вряд ли справлюсь, раздавит, как козявку…» – подумал я. Но духом не пал, вероятно, сказалось влияние особенного дня в моей жизни.

В одно мгновение передо мной промелькнули образы Брюса Ли, Чака Норриса, Сильвестра Сталлоне, Арнольда Шварценеггера, которые лихо расправлялись со своими противниками. И я понял, что у меня тоже есть шанс.

– Отвали от девушки! – угрожающе потребовал амбал. – Она – моя!

– Иди, куда шёл! – небрежно бросил я сопернику.

Тот, больше не говоря ни слова, нацелился правой рукой в мою голову. Мне была бы хана, однако я вовремя увернулся. И тут же, не теряя реакции, врезал ногой ему в пах. От боли парень согнулся вдвое, и мне оставалось лишь спокойно, вложив всю силу в кулаки, вырубить его жёстким ударом по кумполу. Верзила рухнул, будто мешок с мусором, потеряв сознание. Я приложил пальцы к сонной артерии и произнёс громко:

– Жив курилка!

Да, мне крупно повезло, что я вышел победителем из непредвиденной стычки. Победу, естественно, я записал на счёт удачливого дня, который воспринял как подарок судьбы.

Ксения прижалась ко мне, прошептав:

– Какой же ты ловкий и сильный!

С наступлением вечера я проводил Ксению к её дому, мы сердечно попрощались. И обменялись телефонами – для новых свиданий.

И вот этот необыкновенный, насыщенный впечатлениями, день подходил к концу.

«А что тут такого? – ближе к ночи размышлял я, лёжа в кровати. – Ну, чудесный, превосходный день моей жизни. Прошёл как по нотам… Мне просто повезло… Повторится ли подобное в последующие дни? И если это – будни, то какие дни считать праздниками?».

И тут меня словно током ударило. «А ведь СЕГОДНЯ было подарено мне неизвестно кем! Но жизнь творится людьми, и только от нас самих зависит, каким будет наше ЗАВТРА. Возможно, этот день благоденствия был подарен свыше как образец: вот смотри, ты же можешь ТАК жить, и сравни, КАК ты на самом деле живёшь».

И в памяти почему-то высветились слова одного умного человека: «Тревожнее всего живётся тому, кто жаждет благоденствия».

С этими мыслями я и заснул.

А на следующий день будто кто-то посмеялся надо мной. Всё выглядело иначе, чем вчера. За окном моросил осенний дождь. От бабьего лета след простыл. Нахохлившиеся воробьи выглядели сердитыми на окружающий их мир.

Я еле втиснулся в салон троллейбуса, чтобы добраться до завода. Люди, которые в нормальную погоду прошлись бы пешком, теперь прятались от дождя в общественном транспорте, толкаясь, наступая друг другу на ноги и чертыхаясь при этом.

Возле проходной меня поджидал Вася Чудик – с глубокого похмелья.

– Отобрал охранник пропуск! – пожаловался мой напарник. – Сказал: иди от греха подальше домой, проспись!

– Но ты же вчера зарёкся пить! – Я был ошарашен его состоянием.

Вася отмахнулся:

– Не вышло на сей раз! Нечаянно вспомнил свою благоверную, и тошно жить стало. А выпил сто грамм, сразу полегчало…

– Да уж наверняка больше выпил, – не поверил я.

– Ну, сам понимаешь: поймал кайф, а дальше уже и не помню…

В обеденный перерыв я позвонил Ксении, чтобы договориться с ней о встрече на вечер. Но и тут произошёл облом!

Ксения заверещала в трубку:

– Что ты натворил, чудовище!? Чуть не отправил на тот свет моего Федю! Мы с ним с первого класса знакомы, и он мне все годы в любви признавался. А я, дура, пренебрегала им… Что ты натворил, животное!? Федя лежит в реанимации, и я его люблю! А ты мне никогда не попадайся на глаза! Я тебя ненавижу!

Ошеломлённый, я долгое время находился в ступоре. Какие-то обрывочные мысли очумело прыгали в сознании: «Вчера… день благоденствия… сегодня… пожинаю горькие плоды его… вчера и сегодня – какой контраст!.. рай сменился  адом…». Ощущение было такое, словно у меня отобрали красивую картинку и разорвали её на клочки со смехом: было и нет теперь!

А мысли по-прежнему метались в голове: «Как жить дальше? Как удержать птицу удачи за хвост?..»

То ли глас сверху, то ли внутренний голос принялся успокаивать: «Да не убивайся ты так! Порадовала белая полоса – огорчила чёрная. Пройдёт и она… «Всё проходит» – сказано давным-давно ещё царём Соломоном. Помни: тревожнее всего живётся тому, кто жаждет благоденствия». 

Яндекс.Метрика