Литературный портал

Современный литературный портал, склад авторских произведений

Байки добродетели

  • 18.02.2017 08:40

“Байки достоинства.”

Глава 1.

«Сияние плохой шутки.»

Солнце медленно выкатывалось изо-за горизонта, чтобы осветить своими лучами новый понедельник, а облака как бы наступали на только что проснувшуюся звезду, с целью отправить яркого гиганта обратно на восток. Деревья черепашьим шагом покачивались на легком ветерке, шелестя уже осенними листьями. Возьми небе, среди серых облаков, виднелся след пролетающего самолёта.

Я встал сперва обычного, смотрел на жизнь за окном. Старые стеклянные окна содрогались преддверие дуновением ветра. В углу окна билась бабочка, пытавшаяся встретить выход из этой стеклянной ловушки. Легким движением растопырки я открыл форточку, выпустив создание природы, сделал глубокий инспирация. Сирена.

-Подъём, девочки! – взревел лейтенант Кравченко, стоя среди казармы. – Подъём! Хотите пропустить незабываемое путешествие в тридевятое княжество, принцессы?! Пятнадцать минут на сборы всего барахла, по прошествии времени живо на плац! Ровно через час отбываем к периметру Чернобыльской зоны отчуждения!

***

Пятнадцать минут совсем, полное боевое построение. В ряд стояло десять человек рядом полном обмундировании, которое было наиболее приспособлено для нахождения в Зоне.

Литер Кравченко ходил туда-сюда по плацу, озираясь держи свежих вояк, стоящих в шеренге. О лейтенанте известно только так, что сам он был в Зоне много раз, только посредственно. В основном, это были сопровождения экспедиций учёных и гвардия научных комплексов. Это всё, что удалось узнать с разговоров контрактников.

Было интересно наблюдать за происходящим, нежели я и занимался. Я, увы, ни военным, ни военсталом не был. Ми, согласно плану, нужно было идти за группой военных, а после незаметно затеряться среди местных берёзок, а дальше, дальше до обстоятельствам, но главной моей целью было проникновение в Игреняя Лес. Сам я никогда в Зоне не был, но целый ряд о ней слышал от знакомого, который был хорошим сталкером объединение прозвищу Кий. Был? Кий покинул ряды сталкеров, т. е. только разбогател, продав множество артефактов, что он сделал, если ему верить, в легендарном клондайке.

-Равняйсь! Сми-ирно! Ноне вы, уважаемые, должны не забывать основные правила, — Кравченко, позже отданных приказов, медленно переходил на всё более безбурный тон голоса, — правила, которые вы изучали умереть и не встать время своего…

Честно говоря, я не стал слушать поучения лейтенанта, заглядываясь возьми подъезжающий грузовик, который, видимо, должен был нас ввезти до охранного периметра Зоны. Водитель курил, что-ведь обсуждал с другим военным, опираясь на капот своей аппаратура.

-Запомнили всё? – Спросил в пол голоса Кравченко.

-Так пунктуально! – Хором крикнули контрактники.

-Грузитесь! – Кравченко указал на грузовичок, водитель которого уже сидел на законном месте. – Одесную! Шагом марш!

Солдаты развернулись и пошли в сторону грузовика. Я уходите к лейтенанту.

-Передумал? – Спросил он, поправляя кепку.

-Пока блистает своим отсутствием. Потом домой отпроситься можно? – ответил я, протягивая конверт с купюрами, появившийся с моего нагрудного кармана.

С равнодушной усмешкой лейтенант Кравченко взял конвертик, положил во внутренний карман, передал мне в ответ саше, в котором должен находиться мой пропуск в страну сказок, через некоторое время кивнул в сторону грузовика.

Я развернулся и также молча пошёл. Подойдя к грузовику, я залез в фаэтон, где сидели остальные военные, снял рюкзак, сел нате сидение, поставил на колени поклажу. Военный транспорт загудел, выплюнул грязный дым и двинулся с места.

Минут семь мы ехали молчаливо. По краям асфальтированной дороги быстро проносились деревья. Их смежность с Зоной немного давало о себе знать: стволы некоторых деревьев скручивались в круг, а на некоторых березах росли дубовые листья. Зона, видимо, продолжает полегоньку расширяться. Кто знает, но, возможно, охраняемый периметр придется опять-таки расширить…

-Эй, ты вообще кто? — Спросил сидячий напротив меня солдат. – Мне-то дела нет, будто вот не видел я тебя в нашей части-то вперед, только вот, перед отбоем.

-Военный журналист я, еду с вами.

-Кое-что же это? С нами на задание? А это вообще разрешено? Мечта-идея под грифом секретности, кажется. – Спросил солдат слева с лебединой шеей и веснушками сверху лице.

Тот, что сидел напротив меня имел кирпичной комплекция подбородок и руки-кувалды, ну типичный солдат, какие нужны Родине – рождение с молоком, много не спрашивает, но много делает. Ему, видимо, понравился спрос.

-Нет, я с вами отойду только на пару десятков метров с охраняемого периметра, сделаю пару фотографий, да обратно.

-Ровно тебя звать-то? – Спросил тот, что сидел вразрез.

-Владислав, Владислав Голубев.

-Константин, — солдат протянул ми руку, — будем знакомы.

-Валентин, — протянул ми руку солдат, сидящий слева от меня, — тебе насколько хоть заплатят? Личный интерес.

-Не могу сказать, коммерческая сфинксова загадк. – Сказал я, отдав рукопожатия.

-Явно больше, чем платят нам, — сказал Костяня, — слышал я про газеты эти из Зоны. Якобы, много платят им за простые фоточки, вот возлюбленный и не говорит сколько. Чтобы мы, в процессе службы, без- наделали фотографий и не продали их дороже.

-Так ну махнёмся, — подмигнул я Косте, — я тебе фотоаппарат, а твоя милость мне – автомат. Я буду махать им, а ты фотографировать. Как карты лягут, кто богаче будет.

Валентин рассмеялся, а Костя явно далеко не подавал виду, неизвестно о чем он думал. Забавно, чисто только мы трое вели эту беседу. Все прочие молчали. Хотя, остаток пути мы и так ехали не проронив звука.

Я задумался, продумывал план действий. Мы должны будем отправиться за периметр. Как только затеряюсь, военные будут выслеживать меня. Если повезёт, то просто не заметят. Поэтому нужно будет дойти до лагеря группировки “Чистое сварог.” У меня там один связной, я ему заплатил ещё вслед кордоном, он должен, да, именно должен снарядить меня вооружением, хряснуть подробную карту местности и указать путь. В кармане, после всех махинаций, осталось лишь только семь тысяч. Достаточно для Зоны. Хватит на на певом месте время. В Рыжий Лес меня ведёт лишь одно – неправильность, которую прозвали “Пространственный пузырь”. В Зоне их много, так именно эта, именно в том месте, что рядом с ржавым Т-70, может отодвинуть в сторону меня на некую внепространственную землю, где скрыты невыгодный только тайны Зоны, но и её богатства. Это, благовременно, тоже мне рассказал Кий. Я думал, что он брешит, то все легенды Зоны разбавлены водой и грязью, но у меня имелись документы по мнению всем аномалиям Рыжего Леса, что я одолжил у самого Кия. И, сатана побери, пространственная аномалия была там. Я намеренно бросил старую долголетие. Если все окажется правдой, то моя жизнь изменится навек(и).

Грузовик остановился, меня качнуло.

-Стоять! Предъявить документы! – раздался звук где-то впереди машины.

Из кузова были видны украинские солдаты в камуфляже и с винтовками TAR-21, черепашьим ходом окружавшие грузовик, попутно проверяя днище грузовика, заглядывая умереть и не встать все возможные щели военной машины.

 

***

После проверки документов, осмотра каждого члена экипажа нашей бравой военный лодки на колёсах, грузовик проехал ещё пару сотен метров, следом чего остановился. К машине подошёл человек в берете неопределенного цвета, безо опознавательных нашивок. Тонкие черты его лица подчеркивала густая щетка, нос с горбинкой выделяли тёмно-карие глаза. Видимо, его баба явно согрешила с кем-то из юго-восточной части света.

-Бросить транспортное средство. -Он не кричал, лишь сухо бросил. Кудахтанье его казался низким, не звонким. – Построиться.

Я вышел первым, отошёл в сторону с грузовика, чтобы не мешать солдатам выполнять приказы сего человека. Быстро управившись с выгрузкой, солдаты выстроились в шеренгу, ожидая дальнейших распоряжений. В эту пору они выгружались, я быстро огляделся: невероятное количество военных, техники неважный (=маловажный) могло не впечатлять, солдаты маршировали, переносили ящики, в которых беспременно были как боеприпасы, так и вооружение. Но больше общей сложности поражала двенадцатиметровая стена охраняемого периметра, на которой уютно пригрелись тяжелые турели, способные растерзать даже самого страшного мутанта Зоны на тряпочки с целью посуды. Дальнейший мой осмотр периметра был со злым умыслом прерван хлопком ладони ровно по плечу.

-Слышно плохо? -Сказал человек в берете. -Приказ был в построение.

-Извините, я не солдат, я военный журналист. Прибыл, затем чтоб выйти с группой за периметр. -Начал оправдываться я, протягивая пропуск изо конверта.

Военнослужащий, или лицо, которое им показалось ми, рукой отклонил конверт, мол, покажешь кому надо, а не мне.

-Тебя тоже касается, раз ты прибыл с этой группой, единожды ты находишься на охраняемом периметре. Встать в конец шеренги.

Я послушался, встал в шеренгу, выпрямился. Аминь-таки я глупо выглядел, находясь в конце, ведь последний старослужащий был на две головы меньше меня.

-Слушай бережливо. Меня зовут полковник Старченко. Я здесь, чтобы перенаправить ваш дружина за охраняемый периметр. Все вы были проинструктированы в счёт операции и Зоны в целом. Сейчас вас расположат в казарме, накормят, а будущие времена ровно в шесть нуль-нуль вас разбудят. Вам выдадут новое (все)оружие, недостающие элементы экипировки. Сейчас за мной налево! Медленный марш!

Пока мы шагали в сторону казарм, я оглядывал гест. Помимо танков, артиллерийских установок, название которых мне было приставки не- известно, имелись и современные вертолёты, типа Корморана и МИ-28го. Граница тянулся на многие километры вокруг расширившийся Зоны, его охраняли солдаты маловыгодный только украинских частей, но и НАТОвских, а также русских и многих других. То-то и оно здесь солдаты всего мира отстреливали гон мутантов, брали взятки ради проход и с огромным нежеланием ходили в рейды вглубь Зоны.

-Получай месте стой.

Отряд остановился.

-Это ваша казарма. Изо неё ни шагу без особого распоряжения. Заходите.

Здание представляла из себя небольшой протянутый барак серого цвета, с минимальным числом окон и местами облупившейся краской. Контрактники зашли, расположились. Ми было предложено место рядом с кроватями Константина и Валентина из первоисточника ими самими.

После того как все устроились, Костя подсел ко ми, как и Валентин, остальные солдаты тоже распределились на маленькие группы и отчего-то обсуждали. Мои новые знакомые сидели уже минуя касок и тяжелого снаряжения. У Константина были черные короткие волосня, которые подчеркивали его непропорционально большую физиономию, у Валентина были густые светлые я упала с самосвала тормозила головой, теперь он точно напоминал мне героя одной фентезийной книги.

-С нежели нам придётся столкнуться ты знаешь? -Спросил Валентин, обращаясь без- то ко мне, не то к Косте.

-Слышали ты да я про мутантов этих, наслушались в учебке. -Ответил ему Костя.

Я сидел беспрекословно.

-Одно дело слушать, а другое видеть, вот ты, мешок, как планируешь действовать при встрече с псевдособакой?

-А как-как бы? Стрелять буду. Нечего там действовать.

-Ты хоть представляешь точь в точь она будет выглядеть? А вдруг она не будет похожей нате ту, что нам показывали на снимках в учебке?

-А не хуже кого она выглядеть может? Ну, наполовину собака, а наполовину малограмотный собака. Не знаю я. А чего там знать? Приказ но есть – стрелять во всё, что не является военнослужащим с периметра.

-Хоть в сталкеров? – Спросил я.

-Особенно в них, — перехватил инициативу Валюня, — все сталкеры – это уголовники. Статья за сталкерство, знаешь? Как же при том они все при оружии, а это единаче одна статья. Тем более, что увидев нас, они с первог либо палить начнут, либо разбегаться и палить.

-А вы не вдаваясь в подробности в какую сторону пойдёте? Если не секрет.

-Секрет, — подмигнул ми Костя, — мы тебя на пол километра отведём, далее убедимся, что ты пойдёшь в нужную сторону, а сами уйдём в неизвестном направлении.

-А задачка-то у вас какая? Ну хоть немного расскажите, ради было о чём писать.

Вообще я не любил любопытствовать и вваливаться в чужие дела, но тут было совсем другое акт, вряд ли где еще удастся поинтересоваться чем занимаются в Зоне солдаты. И сие не учитывая то, что даже корреспондентов ведущих мировых новостей даже если близко не подпускают с такими вопросами. Такой шанс прогадывать. Ant. ловить было нельзя.

-Шишки радиоактивные собирать пойдём.

Ну, алло, мол, кто тебе скажет? Я обреченно скрестил руки сверху груди и склонил голову на правое плечо.

-Ты отнюдь не рассказы пиши, а фотографии делай. -Холодно сказал Валентин.

-А ведь сам знаешь, — продолжил Костя, — остальные рассказы будешь изображать на неудобных койках тёплого места заключения.

Я недовольно хмыкнул, отвернулся и начал капаться в рюкзаке, показывая, зачем разговор закончен. Константин и Валентин встали и пошли к остальным военным. Дискутировать, видимо, дальнейшую операцию.

***

Пять утра пятьдесят минут. Я любил продирать глаза до общего подъёма, чтобы без спешки привести себя в благоустройство, собраться и какое-то время подумать о том и о сём. Поверх десять минут в казарму вошёл полковник Старченко.

-Подъём бойцы! Идёте в столовую, впоследствии на склад, получите снаряжение, затем построитесь на плацу, идеже и вчера. Выполнять!

Позавтракав, солдаты пошли получать снаряжение. Ми, конечно, не положено, но мало ли… Дождавшись, кое-когда выйдет последний контрактник, я шагнул в здание склада. Передо мной было небольшое окно, за которым сидел человек и заполнял какие-то документы. Я подошёл. Персона имел самое заурядное лицо, круглые очки и хлипкую оселедец волос, за которой он прятал лысину.

-Утро, — сказал я, сделав самый победоносный вид, — я пришёл получить снаряжение, я с группой контрактников.

Муж (совета) в окне, медленно облокотился на стол, издал тяжелый ложечка и презрительно поднял на меня глаза.

-Не положено. У меня проглатывать четкий список выдачи вооружения. Вы в него не входите.

-Я повинен отправиться с группой в Зону, — настаивал я, — мне нужно штуцер для самообороны.

-Не нужно. Если понадобится, то вы защитят контрактники, если нужно будет, вам вышлют спасательный чета.

-Но…

-Никаких но. Без особого распоряжение Вы ни аза не получите.

Я вышел из здания склада, обиженный держи всю жизнь, которая не предоставила мне возможность выгадать. Ant. потратить на будущем своего могучего арсенала, в котором был тех) пор (пока(мест) только старый советский штык-нож. Отряд стоял сверху плацу, как и было приказано. Я встал в конец, как в минувший раз, и мы все покорно ждали прихода Старченко. Медленно ждать он себя не заставил.

-Сейчас откроются главные проход. Путь на километр чист, — говорил полковник возьми ходу, — ДЖФ молчат, последний выброс был что-то около тридцати часов назад. Ну, за мной.

Мы шагом марш за ним к могучим воротам периметра. Открываясь они напоминали врата старых средневековых замков. Единственно вряд ли бы старые средневековые врата выдержали нажим орды мутантов, а эти, как казалось, могли выдержать неважный (=маловажный) только напор тварей, но и сотни танковых выстрелов. Рано ли врата открылись, на их внешней стороне были видны высевки от когтей, многочисленные вмятины на разных расстояниях и высевки крови.

Зона близь округи охраняемого периметра Зоной-в таком случае, как мне казалось, не была, ведь местность для триста метров, как минимум, была выжжена, а от ворот вела лишь только одна дорога, а по сторонам от неё, видимо, были расположены мины самых разных калибров. Округ были раскиданы многочисленные тела мутантов, точнее только так, что от них остались. На огромной стене периметра я туман в полной мере разглядеть массивные турели и солдат, которые смотрели куда ворон костей не занос, им помогали роботизированные друзья. Если солдат что-в таком случае не заметит, то такая машинка наверняка заметит, поднимет тревогу, (само собой) разумеется ещё и солдату подзатыльник отвесит, мол, куда смотришь, дурила.

Летучка шёл длинной цепочкой, я шёл сзади, держа в руках мыльница как изначально и планировались. Полковник, что-то прокричал нам в точка, но его голос заглушили четыре вертолёта, летящие в будущем, в Зону.

Мы шли довольно медленно, я делал фотографии. Щелкать-то особо было нечего, разве что могучую оборону периметра, да н следы побоища. Черные берцы постепенно приобретали серый валер от испепеленной земли, а в нос бил запах напалма. Помощью двести метров я должен буду срочно скрыться от отряда, временами начнётся лесополоса и нас не будет видно из крепости для периметре.

Пятьдесят метров. Руки начинают трястись, Костя, применяющийся вторым периодически оглядывался.

Всё. Сейчас или никогда. Дружина скрылся от всевидящего ока периметра. Я начал замедлять па. Всё, сейчас возьму на северо-запад, к болотам, бери базу Чистого Неба.

-Эй, ты чего отстал? Вышагивать-то тебе не долго осталось, а ты ещё и приотставать умудряешься. – Сказал Валентин.

-Я…  Нормально всё. Просто хочу, чтоб снимки не получались размытыми. Оборудование профессиональное, но ведёт себя, т. е. ребёнок. -Я говорил, пытаясь делать фотографии того-сего.

-Поддай жару, — сказал солдат, идущий передо мной, — неважный (=маловажный) хватало нам только тут на лишнее время засесть.

-Зар-раза. – Прокричал я в сердцах.

Надо думать, думать, (языко отстать от отряда. Или… Или не придётся? При всем том они меня отправят обратно, но сами следить все-таки до конца не будут. Точно. Тогда нужно хватит выгадать секунду, когда вояки не будут глядеть ми след, а из-за периметра меня не будет очень может быть.

-Так, — сказал солдат во главе цепочки, — твоя милость, журналист, идёшь назад. Иди ровно по дороге, автор этих строк будем поглядывать. А вы, господа, слушай меня.

Я не стал до бесконечности ждать. Сделал пару снимков для виду, махнул в результат рукой Косте и Валентину, развернулся и пошёл. Я иногда оглядывался, солдаты обсуждали программа действий, поглядывая на меня, как и обещали. Вот виднеется светопреставление лесополосы, начало периметра. Я глянул на солдат, они были увлечены тем, отчего говорил, как мне казалось, их командир, так как будто особого внимания на меня не обращали. Ну, время подошло. Я взял резко вправо и был таков.

 

***

Скрывшись с виду, я продолжил идти своим путём. Достав компас, я сверился с ним. Возможно, правильно. Дорого должна занять около суток. Припасов короче, главное, чтобы не напороться на мутантов или далеко не попасться военсталам.

Через пару часов пути я заметил антитеза Зоны периметра и Зоны такой, какой она и должна как) из-под земли). Кий говорил, что в Зоне вечная осень, ну, некто сказал правду, переступивши на пожухлую траву настоящей зоны отчуждения, я почувствовал, подобно ((тому) как) холод ударил в лицо, как Зона поприветствовала меня. Бокаж становился все более непривычным, местная флора вообще казалась иноземной. Даже если если растения за охраняемым периметром мне казались странными, так они не могли идти ни в какое сравнение с тем, будто мне приходилось видеть сейчас.

Идя через лес, я безлюдный (=малолюдный) раз замечал слабые аномалии по признакам, которым я был обучен тем а Кием. Вот там, среди деревьев трава примята – сие гравиконцентрат, аномалия, работающая как заводской пресс. Там, у большого камня травы как не бывало, а земля темнее – это, возможно, жарка притаилась. В общем, аномалии я замечал сверху раз. Из местной фауны мне попадались только вороны, вот именно крысы, но на то это и лишь начало Зоны. Ровный, казалось бы, лес, если бы не хищные лешье мясо, да огрызающиеся пни.

Прошло ещё пару часов, я утомился шагать и решил найти средней безопасности место, чтобы присесть, промота дух, перекусить, проверить своё местоположение через ПДА, может и подвергнуть проверке связаться с контактом из Чистого Неба.

Удобное место себя мешкать не заставило — среди трёх высоких сосен лежал гигантский камень, вокруг была обычная рыжевато-серая трава. Я обкидал сие чудное место палочками, камушками, дабы проверить наличие аномалий. Безвыездно было чисто. Я залез на камень, снял рюкзак, поставил его по сравнению с собой и прислонился к дереву. Открыв рюкзак, я нащупал ПДА, флягу и роль с бутербродами. Уминая появившийся обед, обильно запивая водой, я возился с ПДА. Чтоб меня, какая неудобная гусь лапчатый, но если ей верить, то до южных болот ми осталось идти относительно не долго. Потыкавшись с картой, я начал нюхать контакты.

-Ага. – Многозначительно выдал я.

В контактах был только моего связной по прозвищу Конёк. Я попытался черкнуть ему депеша: “Конёк, завтра к обеду буду на болотах.”

Краткость – монахиня таланта. “Отправить.” Буду ждать ответа. Выкинув в траву несерьёзный сверток, убрав ПДА и флягу в рюкзак, я встал. Окинул взором округа вокруг. Не было ничего примечательного, только воздух подрагивал у соседнего дерева – дефективность.  Я потянулся к рюкзаку, но увидел, что на лямке устроилось какое-в таком случае черное блестящее насекомое размером с пол метра, с хищно шевелящимися усиками и извилистым веточка, оно было похоже на сколопендру. Я достал нож с-за спины, чтобы откинуть маленькую дрянь, не замарав пакши. Я поднес нож к насекомому, как то свернулось в клубок, задрожало и подпрыгнуло в дух на метр, затем приземлилось мне на рукав.

В лесу разразился ор, птицы слетели с веток, предвидя опасность. Я кричал, пытаясь смахнуть проклятую тварь со своего рукава, а та только пищала и извивалась, обхватывала мою руку, пыталась тянуться в сторону моего лица. Перехватив нож в левую руку, я ударил до нежелательному вторженцу вдоль и наотмашь.

Сдавленный писк, на рукаве осталась накрепко вцепившаяся нижняя четверть тела сколопендры, другая улетела уйдите с камня. В нос ударил запах гнили, зеленовато-чёрная ликвор осталась на рукаве. С огромным отвращением я отцепил четверть гада и скинул с рукава. Закинул рукзак на спину, подпрыгнул, чтобы распределить вес и живо зашагал кыш! от этого места. Оставаться в этом лесу не было никакого желания. Расселся, блиночек.

***

Я шёл постоянно чертыхаясь, пытаясь оттереть слизь сколопендры носовым платком. Идеже-то через пару часов ходьбы должно быть былое складское помещение, в котором я и должен буду заночевать. То вкушать у меня пару часов до темноты, чтобы добраться раньше здания, развести костер, поужинать и уснуть. Надеюсь, в этом месте далеко не будет никаких насекомых.

Каждый шаг начинал отдаваться каким-ведь щелчком. Я посмотрел под ноги. Вроде всё нормально. Поезжай дальше. Шаг, затем щелчок, шаг, затем щелчок. Поперек середыша. Я стал прислушиваться к звуку, чтобы найти его источник. С ужасом я визгливо повернул корпус тела и посмотрел на заднюю часть левой уходим: по ней, с помощью трёх-четырех лапок и больших зубцов карабкалась жена сколопендры.

Я вздрогнул и выхватил нож. Начал опускать его. В данный раз я её не только выкину, но ещё и удостоверюсь, чисто она мертва. Поднеся нож к твари, я подхватил её. Вызвать удалось только часть тела, другая намертво вцепилась в штанину своими отвратительными зубцами. С через платка и ножа, я смог отцепить маленькую гадину. Скинув её возьми землю, я смачно придавил её тяжелым берцем. То-ведь же, суть твою.

Дело было к вечеру. Стало пошутил да и будет прохладно. Вдалеке завывала какая-то тварь, что меня безлюдный (=малолюдный) сильно радовало, но придавало чувство глубокой сталкерской романтики, несмотря на то сам я сталкером ещё и не был. Деревья не так извивались, не то пытались друг друга обнять, приставки не- имея при этом рук. Если скрученные деревья могли пробудить к жизни некую арку, то чаще всего внутри этой арки собирались взрослые нити серебристой паутины. Кий говорил, что такая тенёта появляется не от пауков, а от местного радиоактивного дождя и сока деревьев. Работает такая, что смерть-струна – режет пополам даже кости, а то, чисто падает на землю в виде мелкого фарша, с невероятной скоростью уходит в землю и кормит местные деревья. А ведь, что еще пытается убежать или, скорее, уползти, хитрожопо ловится хищными корнями. Такие корни просто так атукать (зайца) не будут, только если кто-то потревожит паутинку.
Гляди я и подошел к складскому помещению. Складское помещение? Давайте будем честны. Сие полупогребенное под землю видавшее виды строение шесть нате шесть метров, не более. Я достал фонарик из кармана жилета. Взял пару камушков и двинулся к зданию. Перво-наперво чем заглядывать в него, я прошёлся вокруг, проверяя наличие всякой нечисти, посему вышел к главному входу в великие чертоги, чтоб их. Шк смотрело на меня единственным окном. Крыша его была для уровне моего подбородка, другая часть здания ушла далече вниз. Как уверял меня Конёк, он в нём невыгодный раз останавливался и проводил в нём спокойные ночи. Я пригнулся, включил фонарик, заглянул в остановка: внутри было пусто, пахло сыростью, в углу стояло что-то сходное стола, на противоположной стороне виднелись остатки костра и разбитое конденсор. Я отодвинулся от окна, дернул ручку двери. Не поддаётся. Безусловно, дверь ушла в землю так же, как и строение. Стукнув себя после лбу, я полез через окно.

Солнце уже укатывалось по (по грибы) горизонт на западе. Сняв рюкзак, я кинул его держи стол. Вышел наружу, собрал веток и даже бревен, (хорошо таковые местные деревья скидывают как змеи кожу, не более чем чаще. Я ввалился в свои хоромы. Разложив ветки, я достал чиркалки и, удача, разжег огонь с первого раза. Подкинув пару бревнышек, я принялся наживать спальник, консервы и прочую ерунду. Я решил для себя, какими судьбами надо будет встать ровно в пять, чтобы успеть отзавтракать и прибыть на болота к обеду. Достал ПДА, проверил сведения. Ответа от Конька не было.

Ничего, завтра хорэ новый день. Думаю, я справлюсь.

***

Управившись с тяжелым подъёмом и вкусным завтраком, ох и люблю защитные очки, я умылся водой из фляги, почистил зубы. Глянув в окошечко, я понял, что солнце не торопится порадовать меня своим присутствием. Точно, серые облака давно завладели небесным плацдармом и в любой пункт могут начать артобстрел холодным дождём.

Я достал ПДА с кармана: ”Новых сообщений нет.” Конёк ПДА потерял зачем ли? Без его помощи я вряд ли найду паркинг Чистого Неба. Я ещё покопался в ПДА в поисках возможных решений ситуации. Отложив измеритель в рюкзак, я начал собирать свои пожитки.

Как только я выбрался открыто, мне представилась возможность оглядеть свою берлогу. Честно говоря, я надеялся, будто в Зоне даже за ночь могут произойти глобальные пространственные изменения, коих без- последовало, вернее если бы и последовало, то только никак не с рукотворными сооружениями, очень странно. Поправив рюкзак, убедившись, что-нибудь костер не подаёт признаков жизни, я, сверившись с компасом, двинулся сделано ровно на север.

Чем ближе я подходил к болотам, тем надломленнее, безнадежнее выглядел мнимый лес, который был больше похож на пейзажи Лавкравтовских романов. Во, через некоторое время скитаний, я вышел к южным болотам. Далеко не сказал бы, что в них было что-то особенное. Точь в точь по мне, так болота такие, какие они и должны -побывать): островки земли, среди вязкой воды, обилие камышей и прочей болотной растительности. Южные болота были ультра- близко к началу Зоны, так что, как и в моем лесу, ни плошки сверхмерного не было. Вызвано это, кажется, тем, будто у границ Зоны слаба распространены радиация и пси-зоны.

Близко виднелась смотровая вышка, оставленная, видимо, со времен старого охранного периметра. Возлюбленная выглядела весьма одиноко среди грязи болот. Никаких строений с прицепом не маячило, разве что старая, ушедшая под воду технические приёмы пыталась напоминать о себе, отражая слабые лучи света с своих крыш. Я принял решение, что стоя здесь я шиш не добьюсь, так что преспокойно двинулся к вышке в надежде в большей мере не наступать на болотную жижу и углядеть лагерь Чистого Неба. Я шёл, шелестя кустами, стараясь безвыгодный наступать в болотную жижу. До вышки оставалось метров полустолетие, когда я услышал шелест старых камышей. Я вздрогнул, повернулся к этому область лицом и стал пятиться. Из кустов показалось лицо, кто в отсутствии, не лицо, а морда, что страшнее твоей бывшей. Вотан глаз был выше другого и больше другого, круглую, на самом деле плоскую морду напополам делила кривая полоса, которая, видимо, являлась ртом. Ради отвратительной головой показалась внушаемая часть тела с острыми, похожими нате лапы богомола, конечностями, которые мутант использовал не не менее для шинкования добычи, но и как средство передвижения.

Сие была псевдоплоть. Тварь, мутировавшая из простой свиньи, дальше второго взрыва реактора на ЧАЭС. Мутант, если сие вообще можно назвать мутантом, ведь мутации влияют возьми одно или несколько поколений, а тут уже новый наружность. Значит так называемый мутант медленно шёл вперёд, принюхивался, мотал бестолковой мордой тама-сюда в поисках добычи. Если Кий меня не обманывал, ведь плоти тупые и трусливые, что по одной они далеко не нападают, но могут выманивать ослабленных сталкеров, подражая человеческим звукам. Числом правде говоря, у меня не было желания выяснять ни в таком случае, ни другое, мутант своим видом напугал меня предварительно бледности.

Я пытался отступать назад так, чтобы выйти к этой самой вышке. Вследствие счастливой судьбе, мой ботинок угодил в лужу, которая хищно принялась засасывать мою ногу, издавая омерзительно хлюпание. Мясо, услышав звуки, замотала головой, пытаясь обнаружить источник шума. Поминая кончено, на чем свет стоит, всех деятелей советской власть, я пытался освободить свою ногу.

Запищал ПДА.

“Мне могила” – подумал я, когда псевдоплоть с подобием визга и хрюканьем метнулась в мою сторону. Я с ужасом представил, на правах тварь будет рвать меня своими ужасными конечностями-пилами. В одной руке я ранее держал нож, во вторую набирал грязь. До плоти оставалось пару шагов, поздно ли я кинул в её морду вязкую однородную грязь. Неожиданный бобышка сил позволил мне освободить ногу и метнуться в сторону ото сумасшедшей твари. Так или иначе, я не успел. Тело сбила меня своим немалым весом, а дружелюбный рюкзак прибил меня к земле, так, видимо, псевдосвинья не поняла этого и потому пыталась сплавить от грязи, чтобы узнать куда убежало мясо. А я видишь, под брюхом у плоти, забрызганный грязью, с занесенным ножом.

Я резанул воин-ножом мягкую, податливую кожу плоти в районе глотки. Брызнула экстравазат, тварь завизжала, пытаясь стучать своими конечностями по земле. Видя в близости испарения сантиметров острые конечности, я тоже закричал, продолжая нарезать проклятого мутанта, наш брат взревели вместе – я и псевдоплоть, — и чей рев был погромче, можно было поспорить. В один момент тварь бездыханно рухнула получи меня.

Сказать, что я был в шоке от такой близости – шиш не сказать. Приложив силы, мне удалось сбросить с себя свиную тушу. Я пытался перевести дыхание. Вот так сидел весь в крови и грязи, рядом с поверженным врагом, изо которого всё текла кровь вперемешку с мелкими белыми червяками. В Зоне комменсализм тварей был чем-то обычным, но вот сиречь симбиоз паразитов и свиньи мог быть полезным понять я безлюдный (=малолюдный) мог. Чем дольше я засматривался на кровоточащую тварь, тем хлеще меня охватывал страх. Нащупав в рюкзаке распроклятый ПДА, я достал его и увидел оповещение от Конька: ”Ага, понял. Выходя к болотам, ты увидишь вышку, коль скоро на неё залезть, можно разглядеть старую церковь, марш к ней, я тебя там буду ждать.”

Суть твою.

***

Маловыгодный сказать, что путь наверх смотровой вышки был прост, же, как говорится, “цель оправдывает средства.” Достав бинокль изо своего волшебного рюкзака, который был в большей грязи, нежели всё чёртово болото, я разглядел церковь, о которой говорил Хобби: самая обычная сельская деревянная церковь, которая без должного обслуживания давненько прохудилась. Кое-где виднелись большие разломы среди досок, водозабор вокруг был уже посредственным.

Отряхиваться смысла уже безлюдный (=малолюдный) было, так что я шёл к церкви в камуфляже из грязи и гости. В этом был главный плюс – болотные гнусы, разновидность комаров-переростков, ко ми больше не подлетали. Если бы я был гнусом, ведь тоже бы не стал подлетать к такому красавчику. Я невыгодный заметил, что передо мной выросла церковь. Видимо, вышагивая и проклиная болота, незаметно для себя я феноменально сократил на ружейный до церкви, где меня уже ждал Конёк. Нечисть, выглядел он действительно круто: в руках он держал архаичный, знаменитый АК, сам он был одет в сине-белый ширма, на рукаве виднелась нашивка Чистого Неба. Лица у Конька приметно не было, ведь оно скрывалось за странного вида противогазом. Благо бы я мог описать лицо ЧНовца, прибегнув к памяти, в таком случае сказал бы, что Конёк обладает округлой физиономией, хоть иголки (подбирай-русыми волосами, чисто деревенской ухмылкой и голубыми глазами.

-Ей-ей-а, дружище, даже болотная грязь выглядит чище тебя. – Сказал Мания, глядя как я пробираюсь в церковь через дыру в стене.

Ладно поспорить, что Конёк умудряется ухмыляться, но, к счастью, его намордник лишил меня радости увидеть это.

-Почему на зависимость так долго не выходил? – Спросил я. Настроение шутить у меня улетучилось воедино с моим опрятным видом.

-ПДА мой решил искупаться, пришлось реформировать аккумулятор в лагере. А с тобой-то что? Неужели в бочаг провалился?

-Налицо денег не состоит, мне просто подложили свинью. Не об этом, в общем. Вперед в лагерь, а? Сам видишь, не ловко я себя чувствую.

Коняшка кивнул головой, развернулся и пошёл. Одобрив его желание безграмотный закидывать меня вопросами, я зашагал следом.

-Ты главное плавно за мной держись и старайся смотреть мне в спину, а безвыгодный по сторонам. Не хочется мне тебе глаза шнуровать. -Сказал Конёк не оборачиваясь.

-А чего ты так боишься?

-Твоя милость вообще в курсе, что сейчас из себя представляет ЧН, в каком оно положении?

-На гумне — ни снопа, но теперь тебе придётся мне рассказать, ведь плестись, глядя в твою спину – не лучший досуг.

-После того, в качестве кого наши основные силы сложили головы на ЧАЭС, отделение наших бойцов ушла в Свободу, видя схожесть нравов, другую завербовали в Монолит, -бери последнем слове у Конька был более сдавленный голос, а он продолжал охотно мне рассказывать о судьбе своего клана, -третья выпуск ушла в Рассвет. Рассвет — это новый клан, шеф которого Назар. А вот мы, оставшиеся ЧНовцы, продолжаем опереться на болотах, следуя изначальной идеологии. Из-за того, зачем нас осталось мало, мы стараемся не афишировать наше в присутствие(-ии) (моём, чтобы какой-нибудь другой клан не решил удар судьбы из злобных побуждений.

Болота, к моей радости, были безграмотный большими, так что пока Конёк рассказывал мне свою историю, а я смотрел в его спину, безвыгодный из-за того, что я испугался Конька, а из-из-за того, что грязь застыла на шее и голову было опасно поворачивать, мы дошли до лагеря.

Конёк отсалютировал ЧНовцу держи вышке, но тот кивнул на меня. Конёк упрощенно махнул рукой, мол, со мной. Лагерь из себя представлял самый адекватный хутор, на котором, в своё время, обосновал ЧН Лебедев. В таком случае есть из зданий пять домиков: импровизированный бар, оружейная, казармы, баня начальства, видимо, да бывший курятник. Посреди площади было неуд костра, у которых сидели люди в светло-голубом камуфляже.

Изо здания начальства не вышел, а вылетел человек в черном плаще. После спиной у него, рядом с большим рюкзаком, на ремне болтался седой) как лунь ОЦ-14.

Он, проходя мимо меня, остановился. Человек в плаще имел жестокий очертания лица, его лоб пересекал огромный шрам.

-Твоя милость не из местных?

-Я, нет. -Недоумевая ответил я.

-Тогда невыгодный забывай смотреть себе под ноги, иначе к ботинкам прилипнет местная пестование.

-Шёл бы ты отсюда, Лопасть, пока я сам тебя мало-: неграмотный отправил. -Вмешался в разговор Конёк.

Сталкер что-то пробубнил в отрицание, затем демонстративно скрылся за воротами. Я смотрел ему в отпечаток, тот при раздражении имел более чем уверенную походку, а рядом всем своем оборванческом виде смотрелся наиболее естественно в Зоне.

-Смотрите у меня, грязь свою пойдёшь смоешь там, Конёк указал получи и распишись здание начальства. Шмотьё свое гражданско-радиоактивное выкинешь, так чтоб военные опознать не смогли, да и не подходит оно к условиям Зоны. В принципе, наша сестра тебе свою форму выдадим.

-Я не платил за неё, и и денег у меня нет.

-Ты же в Рыжий Лес собираешься?

-Вот именно.

-Тогда по пути кое-что кое-куда отнесешь, скажешь кое-сколько кое-кому и считай, что расплатился. А по твоим деньгам, чего ты заплатил, я тебе хорошую аммунишку подобрал, не переживай. -Гребень довольно хмыкнул, хотел положить руку мне на плечо, хотя, увидев его степень чистоты, передумал это делать. -В общем, поди.

Вот так вот просто? Занести, поговорить? Что-в таком случае либо было не чисто, либо я слишком много думаю.

 

***

Скрипя зубами, я избавился ото болотной грязи. К этому моменту Конёк принёс мне чистое комбинация, а также форму голубого цвета. Я поглядел в зеркало, моя мордализация радовала меня тогда, когда не имела на себя толстый слой грязи: на худом лице проступила щетинка, короткие русые волосы явно поседели после тесной встречи с псведоплотью, сверху зелёных глазах проступили красный капилляры. Переодевшись в относительно чистое бельишко, надев форму Чистого Неба, я стал чувствовать себя комфортнее. Набойка костюма была плотной. Новенький бронежилет заставил моё достоинство вернуться ко мне, а разгрузочный жилет с системой крепления ”MOLLE” с радостью принял мои нож, ПДА, фонарик и бинокль. На замену старому рюкзаку я получил совковый вещмешок, который так же радовал мой глаз лишше, чем мой черный рюкзак. Закончив разбор имущества, я вышел изо дома начальства, кинул гражданскую одежу, промокший фотоаппарат в бочку, которую Мания обозначил “мусорной.”

-Эй, новобранец, подойди-ка сюда. -Крикнул Водан из ЧНовцев, сидящий у костра.

Новобранец? Ладно, я сейчас неважный (=маловажный) в том положении, чтобы возникать.

-Да, амиго? -Спросил я, идучи к ЧНовцу.

-Тебя как звать?

-Влад Голубев.

-Не-ет, тебе прозвище нужно, равно как у всех сталкеров, -ЧНовец задумался, наклонив голову, -Как твоя милость меня там назвал? “Амиго?” Точно! Значит будешь Эмэ́. Хе-хе-хе.

-По какой причине это значит? -С неподдельным удивлением спросил я.

-Это, помнится, в такой мере мексиканскую мафию называют, или типа того, на испанском но. Короче, уже прижилось.

Суть твою, прижилось у него, крикнул я в сердцах.

-Эмэ, ступай давай к Коньку, вон он машет. -ЧНовец встал, указывая в сторону мой знакомого.

Конёк подзывал меня, держа одну руку после спиной. Лицо Конька уже не скрывал противогаз, и я во всеуслышание различал его одобрительный взгляд.

Что это за дядько там сидит? -Я указал пальцем на ЧНовца, давшего ми прозвище.

-А, это Капер, ветеран, если так можно дать себя знать, он уже тебе прозвище дал? Какое?

-Да. Эмэ. Без- сказать, что я…

-Замечательно! Мне почти нравится. -Перебил некто меня. -В общем, хватит лирики — не поэты. Во тебе амунашка. -Конёк протянул мне АКС-74У. -Вот, бери тебе ещё патроны, -Конёк продолжал выдавать мне утварь, а я прятал их в свой мешок, -так, пару магазинов, ТТ-34, к нему Вотан магазин, коробки с патронами 5,45 и 7,62, консервы, фляга, да.

Заполненный вещмешок уже красовался на моей спине, автоматический прибор я повесил на правое плечо, а пистолет сунул в кобуру получай левом бедре. Конёк неодобрительно кивнул на мое последнее произво, но я лишь отмахнулся.

-Ну, готов расплатиться со другой частью? -Спросил Конёк.

-Мы ещё не все обстоятельства доделали. Мне нужна подробная карта и направление.

-Само с лица. -Конёк протянул мне флешку.

-Что там нужно? Хочу побыстрей с этим расправиться.

-Да ты не торопись. С утра пойдёшь, нефига по болотам на ночь глядя шататься. У нас поспишь.

-А полотенца с тапочками в сервис номера входят? И какова стоимость многозвёздочного отеля?

-Ладно тебе, сие бесплатно уже, не язви. За счёт заведения, компакт-диск.

Я коротко кивнул.

-Погнали со мной. Просто покиваешь головой, послушаешь о своей посылочке, так точно на ужин со всеми.

Чертовски люблю, когда я попадаю получай общий ужин. Чертовски не люблю делать то, о нежели я не имею ни малейшего понятия. Мы с Коньком памяти перебегали между зданиями, чтобы не попадать под ледяной ливень. Странно, но костры, вокруг которых сидели ЧНовцы, продолжали всё (в огне. Конёк объяснил мне, что как-то раз извив, очередной местный мутант, обладающий человеческими очертаниями и гипертрофированными конечностями, тащил вслед собой телегу, набитую дровами из Рыжего Леса и телами сталкеров. Держи скрип телеги, разносившийся на многие сотни метров, пришел дозор ЧН и в четыре ствола кое-как расстреляли тварь, потеряв одного человека, которого заворот разорвал пополам. Так древесина из Рыжего Леса может возгораться днями и под водой, и без кислорода. О телах он умолчал.
Короткими перебежками ты да я добрались до дома, в котором сидело, видимо, начальство.

-Катюша Сергеевна, можно? -Робко спросил Конёк, раскрывая дверцу.

-Заходи, автоматчик. -Сказала Екатерина, даже не глядя в его сторону.

Иначе) будет то у Конька голос был грубо натянутым, то Екатерина Сергеевна могла прихвастнуть низким, но нежным голосом.

-Я привёл новобранца, который согласился отнести чемоданчик. Знаю его давно, он уже как три месяца в одиночках. Эмэ пускать клич.

Новобранца? Ах вот оно что. Вот на кое-что я должен кивать. Ладно, моя цель стоит любых жертв, даже если таких. Хотя, если так посмотреть, то против ЧН я синь порох не имею, даже наоборот… Вот только не извольте я в кланы вступать, да и не нужно мне это. Ох, далеко не нужно.

-Это очень отрадно слышать, -Екатерина Сергеевна удостоила нас своим взглядом, -Эмэ, твоя милость знаком с нашей идеологией?

-Вкратце, вы исследователи Зоны, хотя при этом боевой клан, а не правительственные ученые.

-В коротких словах да, но ты должен в первую очередь понимать, что-нибудь Чистое Небо всегда представляло научный интерес к Зоне. Дешевле всего мы можем называться боевым кланом. Как военпред Чистого Неба, ты должен это четко осознавать. Сие ясно?

-Более чем.

-Превосходно. Значит, с утра тебе предоставят осторожный. Конёк тебе всё расскажет. Свободны.

Мы развернулись и вышли к бару. Меня мало-: неграмотный радовала немногословность и посредственное отношение к новобранцу, то есть ко ми.

***

Нам бы поужинать чего. -Сказал Конёк бармену.

В дальнейшем просьбы Конька перед нами тут же появились двум тарелки картошки с мясом, четыре толстых ломтика серого пища и две кружки чёрного чая.

-Приятного, господа, -Сказал халдей.

Мы сели за стол, где было два старых табурета. Пивной бар из себя представлял устеленный досками пол, на котором стояло цифра столов, всё это напоминало летнюю забегаловку, да как даже в летней забегаловке имелась крыша, а тут была несложно натянутая маскировочная сеть, на которую сверху кто-в таком случае накидал глины.

-Смотри, открой свой ПДА, -сказал Слабость, — вставь флешку. Та-ак, хорошо. Вот карточка, пойдёшь отсюда на восток до насосной станции, потому на север до старого тоннеля, что ведёт получай агропром. Там нужно будет пройти через лагерь сталкеров. Постарайся никак не попадаться на глаза Долговцам, сам знаешь, те остервенело желают уничтожить Зону, а также имеют тесные связи с военными, которые не в кипиш попросили Долг помочь найти тебя. В общем, тебе хватит проще, если маску снимать не будешь. Дальше пройдёшь из-за озеро Янтарь к передвижному бункеру учёных, отдашь им чемоданчик. Просто. -Конёк продолжал водить пальцем по экрану ПДА. -Этим) пройдёшь через лес между Дэд Сити, Дикой Территории и Милитари, и во ты уже в Рыжем лесу. Действия Радара можешь никак не опасаться. Его давно вырубил Стрелок, а недавно разнесли бойцы Свободы, затем) чтоб(ы) не мелькал. -Конек широко улыбнулся.

-Если ты думаешь, по какой причине я запомнил всё… — Сказал я, поглощая пищу.

-Не исключительно, я тебе уже начертил маршрут. Там же посмотришь. Хитрец отдашь Сахарову лично.

-У меня есть вопросы, — я наклонился ближе к Коньку, — какими судьбами за тема с новобранцем? Почему именно я понесу дипломат? Благодаря чего ЧНовцы не соглашаются? Что в этом дипломате? С чего твоя милость взял, что я донесу его?

-Ладно, по порядку. Катерина Сергеевна бы не доверила нести дипломат только будто прибывшему, тем более отмычке. Наши его не понесут, у нас упихивать планы на миграцию, оставаться на южных болотах значит слишком опасно. Важен каждый опытный боец, чтобы Катюша не говорила там про ученых в первую очередь. Который в дипломате тебе знать не надо, да и не откроешь твоя милость его, — Конёк наклонился ко мне совсем двух и сбавил голос, — вообще-то тебе полезнее узнавать, что в дипломате данные об исследовании Зоны самого Лебедева, основателя ЧН, таким (образом что дорожишь им, как собой, ясно? В твоём ПДА и в дипломате стоят спец маячки. Ежели потеряешься, мы тебе поможем. Потеряешь дипломат… А, в прочем, никак не потеряешь. – Он махнул рукой. — И я уверен, что твоя милость донесешь дипломат.  С тем же успехом его может малограмотный донести и опытны ЧНовец. У всех в Зоне шансы равные. — Нате последней фразе Конёк хмыкнул и откинулся на спинку стула.

Переварив пищу на размышлений, я оставил Конька одного и пошёл спать. Время поуже позднее, а дел много. От навалившейся информации, у меня болела черепица, а от отчаяния Чистого Неба, что они доверяют полезный дипломат новичку, заболела ещё и душа. К полному отчаянию ситуации, начали подвывать слепые псы под шум дождя. Скинув поклажу получи пол, я плюхнулся на кровать, закрыл глаза и…

 

***

Я бежал через белый свет, вперёд, к своей цели. Пространственный пузырь мелькал впереди, симпатия звал меня к себе, я бежал к нему. За мной гналась множество, поглощавшая белый свет.

-Отнесешь дипломат и считай, что расплатился.

-Постоянный, будем знакомы.

Голоса звучали не в моей голове, а около меня, они нарастали, как тьма поглощала свет.

-И много ты пойдешь? В Зону?

-Какой ты, мать твою, сталкер?

Я завопил, рванул к пузырю и прыгнул в него.

Красочный свет бил в глаза, я зажмурился, прикрыв глаза руками.

Около было пусто, никого, ничего.

Вперёд из неоткуда вышла псведоплоть.

-А зачем ты тут надеялся увидеть? -Сдавленно спросила она.

-С почему ты взял, что ты найдёшь тайны Зоны-ы? –Пискляво спросила сколопендра, появившаяся в голове у псевдоплоти.

Дрожащими руками я достал свой АКС-74У, снял с предохранителя, взвёл клинкет, начал беспорядочно стрелять в мутантов от бедра, но рядом каждом выстреле от меня откалывался кусочек. Пули мало-: неграмотный достигали цели, а твари смеялись надо мной всё звонче и громче.

Патрон, второй, пространство ломалось.

-Ты хоть представляешь сиречь она будет выглядеть? А вдруг она не будет похожей получи и распишись ту, что нам показывали на снимках в учебке? -Прозвучал знает все ходы и выходы голос за спиной.

Выстрел, ещё один, ещё! Промежуток разбилось со звуком стекла и я вместе с ним.

 

Я проснулся в холодном поту, вдоль горлу словно шершавой бумагой провели. За окном было сомнительно, я вытер пот, встал и пошёл умываться. Приснится же такое…

 

***

 

Остатки дождя скапливались бери балках и редкими каплями падали в лужи в болотной грязи. Средь старых и гнилых зданий за пределами базы раздавались самые странные звуки. Я выпрямился по-над столиком и вгляделся в одно такое. Сам хутор ЧН находился возьми холме, а потому мне удалось разглядеть трамвайный вагон, находившийся у одного изо полуразрушенного и сырого дома. Как трамвайный вагон мог выискаться в месте, где даже до взрыва на ЧАЭС и в помине безвыгодный было рельс? Я плюхнулся за столик и позавтракал, забить голову едой уймись, чем ответами. Конёк подошёл к барной стойке, взял еду и подсел ко ми.

-Утра доброе, Эмэ.

-Добрее не бывает.

И правда неважный (=маловажный) бывает, даже над мрачными болотами сегодня сияло хорс, хотя всё равно было довольно холодно температура приставки не- превышала пятнадцать градусов.

-Что ты ищешь в Рыжем Лесу?

Через неожиданности вопроса я поперхнулся чаем.

-Конёк, думаю, ты поймешь, на случай если я скажу, что не хочу делиться информацией.

-Слушай, -приглушенно сказал Конёк, -не знаю, что ты ищешь засим, в Рыжем Лесу, но всё это похоже на одну большую плохую шутку. Я был в Рыжем Лесу безграмотный раз и не два, я ничего там не видел. Бросай твоя милость это дело и помогай нам, всяко проку больше достаточно.

Проку больше будет. Хитрит опять Конёк. Не-ет, у меня своя ориентир, своё предназначение в Зоне, и оно лежит далеко за воротами хлипкой базы Чистого Неба.

Покончив с завтраком да мы с тобой с Коньком пошли в оружейную, где он выдал мне хитрец. К всеобщему счастью, он полностью влезал в мой вещмешок.

-Удачи, содружебник. Постарайся останавливаться ближе к сталкерским тропам, по ночам безграмотный ходи.

-Спасибо, мама. -Я сказал Коньку, прищурившись.

Конёк насупился.

-В Зоне, — Гребень говорил сквозь зубы, — сейчас очень просто сохраниться живым, но тебе это не помешать испробовать Водан из миллиона способов быстро распрощаться с жизнью.

Готов заключить пари, что Конёк старался сдерживаться, чтобы не отдать ми почести за плохую шутку. Он навис над столом, опираясь в обе руки и головой махнул в сторону трамвайного вагона. Я непонятливо посмотрел долгом) на тот вагон, а затем на Конька. Тот продолжал нахмурившись вылупиться на меня, а мой взгляд уже было не не принять от чертового трамвая. Из его основания показалась безмерно длинная серая труба, согнутая напополам, затем показалась вторая. Кипа заскрипел, задрожал, отрываясь от земли. Трубы оказались конечностями с коленями, выгнутыми в обратную сторону. И хоть отбавляй, я бы сам не поверил, издал тугой низкий стенани и медленно переваливаясь с конечности на конечность стал удаляться через патруля ЧН, члены которого даже не стали дополнять оружия, а лишь руками отмахивали чудище, точно собаку отгоняли через куска мяса.

-Я тебя понял, донесу я твой дипломат. – Эту фразу я произнес сплющено, на лице показались капельки пота.

За соседним столиком два ЧНовцев сдавленно смеялись, держась за рты, чтобы неважный (=маловажный) засмеяться в полный голос. На это я обратил лишь атас потом, в своих мыслях, осознав, как меня просто одурачили.

-Только лишь, что тебя выручало – это твои теоретические знания. Сможешь употребить их на практике?

Я коротко кивнул, пожал руку Коньку, двинулся к выходу базы Чистого Неба, правда, вернее сказать, уже бывшей базы Чистого Неба.

***

Во снова я и болота, благо я был при оружии и экипировке, нынче никакая псевдоплоть мне представление не устроит, а вот излучина или какой-нибудь жадный до крови камень… Малограмотный люблю себя ловить на подобных мыслях, но я роскошно знаю, что в Зоне есть что-то похуже проклятой свиньи, всего хорошего то контролер, способный завладеть телом и разумом любого смертного, иначе химера, самый умный мутант, который тебя не только лишь в шахматы обыграет, но и башню у танка оторвет, даже далеко не моргнув кошачьим глазом.

К счастью на болотах не веяло и плотью.  В Зоне количество опасных мутантов давно сократили бравые легенды. В общем, полотно выдалась без приключений, я дошёл до тоннеля, ведущего к территории бывшего НИИ Агропрома. Натянув маску нате лицо, я встряхнул мешок, чтобы удостовериться в том, что моя хребет не будет сильно плакать под вечер, как изо мешка выпал конверт. Я подобрал его, отряхивая от грязи. Да что ты, это мой пропуск в Зону, который так никто и отнюдь не спросил. Я смял его, ухмыльнулся и бросил в вязкую жижу болот.

В тоннеле было будет темно, пришлось включить фонарик, который я примотал изолентой к цевью своего АКС-74У. Невыгодный сильно гламурно, но практично. Тоннель должен быть длинной почти двухсот метров. Я шёл по правой стороне потому, что же так было правильно. Впереди поигрывали искрами аномалии электры. Около моем приближении, они злобно пощёлкивали, плюясь в мою сторону маленькими молниями. Даю руку получай отсечение, что одна такая маленькая искорка может пристукнуть человека быстрее, чем он это поймёт. Я видел просвет справа от электр, но он был всё в одинаковой степени слишком мал, чтобы пройти через него.

Кий говорил, ась? электру можно разрядить. Я подобрал с земли кусок железной арматуры, приготовился стремить свой бег. Раз, два, два с половиной… Так, соберись. Раз, двое, три, бросок! Арматура, попав в электру заискрилась, соседние электры равно как заинтересовались в этом празднике, а потому тоже начали стрелять маленькими молниями поперед полной разрядки. Пол секунды, можно бежать. Живо!

Обернувшись, я увидел, по какой причине арматура была ярко-красная и начинала медленно плавиться, а электры ещё (раз) набирали свою силу, чтобы опять слиться в ярком празднике красок.

Загуливаться в этом тоннеле категорически не хотелось. Так что действие пришлось ускорить. Конец тоннеля не заставил себя погодить. В глаза ударил свет, не яркий, но достаточный, чтоб докучать тому, кто прошёл через двухсотметровый темный штольня. Я разглядел мешки с песком. Меньше всего мне хотелось бы попасться патрулю Долга неужто военным. Прижавшись к стене тоннеля, я начал медленно шагать раньше, выставив оружие перед собой.

Удивительно, но за мешками ни живой души не оказалось. Если так подумать, то территорию Агропрома дозволительно преодолеть меньше, чем за пол часа. Это коли я ещё побегу… Так план дурной, но простой. Я в долгу буду добежать до Янтаря…

О, мать вашу, что сие?! Я вздрогнул. У мешков с песком лежал труп. Я тяжело выдохнул. Трупец… Труп он не страшный, никогда я не боялся трупов либо — либо скелетов, хотя бы потому, что тот не был в силах тебя съесть, ввиду отсутствующих или разложившихся органов пищеварения, а он появился уж слишком внезапно, или я заметил его непомерно поздно. Дядя лежит тут совсем недавно, он вдобавок даже не запа́х. На шее у него зияло пулевое искалечивание, вокруг раны были запекшиеся капли крови. Я решил, подобно как рюкзак ему уже ни к чему. На удивление оный был легким, так что я закинул его на левое плечо. У мертвеца я взял ПДА изо переднего кармана.

Как там эти сталкеры делают? “Личные сведения”, ага. Так, “отправить сообщение.” Во-от так.

Муж ПДА пикнул. Новое сообщение: “Погиб сталкер. Бумеранг. Агропром. Жаркий тоннель. Пулевое ранение.”

С чувством выполненного долга, я начал рыться в его вещмешке. Хлопец был явно не при хабаре. В рюкзаке была не более бежевая плотная кожаная куртка. Я надел её поверх своего еле ощутимо-голубого камуфляжа, чтобы сильно не светиться.

Это может высмотреть довольно аморально, ну, вот так вот обобрать бездыханное тело и оставить его лежать дальше. Но это Зона, в ней неослабно гибнут люди, это апокалипсис локального характера. Здесь людской) умирают от аномалий, от мутантов, от других людей, грызущих не разлей вода другу глотки за абстрактные идеи. В Зоне кланов было бессчетно, каждый из них что-то из себя представлял, у каждого были различные идеи от простого бандитизма и полной анархии до тоталитарного контроля и религиозного фанатизма. Разве хотите знать моё мнение, то я предпочту встречи с мутантами, нежели с людьми из кланов. От мутантов хотя бы знаешь, будто ожидать…

Так о чём это я? Ах, да. Бегом. Минут вслед десять до Янтаря. Аномалии не проблема, мутантов безвыгодный видно, да и от куда они на территории подконтрольной Долгу. А к бегущему придурку отставной козы барабанщик не полезет. Ну, рванули.

Неся около двадцати кило на себе, я не спеша побежал. Среди уже типичной лесистой местности, которая захватывала вышедший промышленный комплекс, не было слышно даже хищного писка крыс. Секрет Долга вдалеке остановился, показывая на меня пальцем, же идти за мной, как я и сказал, не стали, даже если кричать в след ничего не стали. Дорога на Янтарное озерцо! Трамплин впереди, левее! Стоп!

Я остановился, пытаясь восстановить респирация. Что это? У моих ног подпрыгивал странный камень, какой-либо был похож на коричневый бутон увядшей розы. Булыжник имел странное свечение, он всё норовил упрыгать через меня. Это был артефакт, без всякого сомнения. Почерпывать я его не решился. Я ведь не знаю, как с артефактами.

Точь в точь-то Кий говорил, что сталкер один в рюкзаке таскал артефакты без участия всяких специальных контейнеров. Ну, один раз они с ним сыграли злую шутку, образовав слабую электру у него в рюкзаке, тем самым лишив парня жизни.

Пора и совесть знать попусту время тратить, нужно идти дальше. Вот данный бег мог стать для меня последним, но, нежели быстрее бы я преодолел одну из территорий Долга, тем выгодно отличается.

Мнение на каждую группировку у меня было своё, только высказывать я его не спешил. В Зоне один хороший беседчик – это камень. Потому что человек в Зоне сам себя может замучить словами и знаниями си, что пускает себе пулю в голову.

Встряхнувшись я зашагал в сторону озера Солнечный камень. За ним заканчивалась Зона для отмычек, сталкеров, ровно только пришли в Зону, которых буквально использовали как отмычек, дай вам проверять наличие аномалий. Это как в известном анекдоте: “Неопытные сталкеры неважный (=маловажный) умеют собирать артефакты, зато опытные умеют не подбирать артефакты.”

Хмыкнув дорогой шутке, я припустился дальше.

 

***

К тому моменту, как бы я дошёл до Янтаря, тучи захватили всё небо и задали биение пульса монотонного мелкого дождя. Далеко слышались крики, автоматные очереди. Фабрика Янтарь раньше славился своей пси-установкой, в секретной лаборатории перед индексом «X», которая выжигала мозги людям, превращая их в зомби. Вообще-то, зомби в Зоне – это довольно сомнительная штука. Сами пишущий эти строки зомби называем зомби только потому, что так уместно. На самом деле черт знает, что они с себя представляют.

Обходя аномалии, я вышел к пересохшему, чрезмерно радиоактивному озеру. Рисунок была подобающая: на пересохшей территории бесновались слепые псы и снорки, по-над озером стоял бывший завод, точнее его останки. Впоследств отключения пси-установки, военные, с помощью вертолётов очистили всецело комплекс от зомби, заодно и от зданий.

Что-так мне подсказывало, что вступать в кровавые игры мутантов малограмотный резонно, а стрелять в них – патроны жалко. Обойдя озеро ровно по дуге, я наконец увидел передвижной бункер ученых, который охраняли военные, точно и полагалось. Честно, мне от этого не легче.

Малый дождик мне надоел, я пошёл к единственному входу на территорию бункера, хлюпая грязью, скачками передвигал ноги, чтобы хищная трава не цеплялась к ботинкам.

Абсолютный четырехметровый забор не смотрелся бы так величественно, благо бы не его могучие защитники: на вышках и для крыше комплекса стояли солдаты с крупнокалиберным вооружением. На двух вышках я заметил АГС-40 – здоровый гранатомёт, который плевался гранатами по сорок миллиметров в количестве четыреста мрамор в минуту. Такой агрегат может остановить крупные орды мутантов, особенно закачаешься время гона на периметр.

Приблизившись к КПП, я убрал автоматическое устройство за спину и спокойно продолжал путь. Военные обычно стреляют в сталкеров, однако, в своё время, ученые смогли упросить командование ослабить хватку военных в сталкеров вокруг научно-исследовательских бункеров, ведь именно сталкеры приносили артефакты ученым, а безвыгодный военные.

-Стой, сталкер, -крупный военный в противогазе указал стволом своего АК-107 ми в грудь, -если собрался к учёным, то, во-первых, придётся сдать со всеми потрохами оружие, во-вторых, придётся подождать своей очереди.

-Очереди?

-Тама группа сталкеров пришла сдавать, видимо, артефакты.

Сразу было не исключено, что военнослужащий не желал лишний раз поддерживать тары-бары(-раста-бары), так что нужно постараться быстро закончить.

-Под балдахин пустите? -Я указал небольшой деревянный навес, где уже сидела неопределенная ассоци лиц.

-Оружие сдавай и проходи. Не боись, вернём.

Аркебуза я как полагается сдал и двинулся к навесу. Мелкий дождь действовал держи нервы, а тучи не собирались расходиться. Думаю, мы с ними безграмотный поладим.

Я встал под широкий навес подальше от группы лиц. Ми удалось их рассмотреть, как следует. Если верить рассказам, так, скорее всего, это бандиты, уголовники, сбежавшие из зоны в Зону, с намерением не отсиживать положенный срок, а грабить честных, или едва (ли) не честных сталкеров. Почему военные их не трогают? «Сут в презумпции невиновности, то есть не пойман – не тать. Так что бандиты, а вернее лица, подозревающиеся в бандитизме, могут крутиться на территории.»

Они могут сейчас вести себя ровно, а потом подкараулить где-то за комплексом, да хана твое имущество приватизировать.

Терпеть шепот и частые оглядывания бери меня стало невыносимо, я решил, что лучше уж маршировать под напряжным дождиком. Ходя туда-сюда по территории НИК, я рассматривал локальный пейзаж, который, по большому счёту, представлял из себя серую зандр, погрызенную радиацией и вытоптанную многочисленными переходами сталкеров к центру Зоны, ведь есть дальше на север. Но, как видно, сие не мешало мутантам плодиться в норах и старых подземельях, в которые ни Водан человек не сунется.

Пока я разглядывал безжизненный пейзаж, дверка в бункер открылась, из неё вышли пятеро сталкеров, которые н отправились к постовому, чтобы получить свою амуницию, да встать на путь дальше сталкерствовать, или спускать деньги в баре «Сто рентгеноскопия.»

Я смело шагнул в открытую дверцу, обменявшись взглядами с выходящими сталкерами. Лица, подозревающиеся в бандитизме, в свою очередь начали собираться. Ох, не к добру это. Пройдя в середку бункера, я наткнулся на одного ученого.

-Нет, уважаемый, сегодняшний день мы больше не в состоянии принимать аномальные образования, поскольку временного отсутствия финансов, из-за…

-Товарищ, я не изменять, я лишь отдать документы некому Сахарову. – Я перебил его, подняв ладоша на уровень груди.

-Очень приятно познакомиться, -сказал умелый, с седыми волосами, — профессор Сахаров. Что у Вас из-за документы для меня?

Я снял вещмешок со спины, расстегнул бежевую куртку, так чтобы ученый мог рассмотреть камуфляж ЧН, который носила токмо эта группировка. Я заметил удивление на лице профессора. И двойное изумление, когда я достал, как мне показалось, знакомый ему политик.

-У меня всё, профессор.

-Сколько я Вам должен за него?

Смотри тебе раз. Только же сказал, что финансов перевелся…

-Командование не назначило требование к цене, значит накормить меня кончай достаточно. – благо жадным я не был, тем более, словно настоящее богатство ждало меня далеко на севере.

-Да что ты…-, Сахаров явно выпал из пространства, увидев этот чемоданчик, -пройдите в столовую, возлюбленная в соседнем ангаре…

Секунда молчания. Я кашлянул.

-А, да, вот Вы одноразовый пропуск -сказал профессор, протягивая мне маленькую бумажку, невыгодный отрывая глаз от дипломата.

С этой бумажкой я вышел изо бункера, достал ПДА, черкнул сообщение Коньку: «Чемоданчик доставлен. Я пошёл дальше, отключи маячок в моём ПДА.»

 

***

В Зоне у меня была своя расчёт. Я ни в коем случае не хотел знакомиться с остальными сталкерами, входить в их быт, ходить в их ходки и так далее… Кто такой угодно другой может совать свою голову в аномалии интересах поиска артефактов, чтобы потратить деньги на более совершенное собирание, чтобы лезть в другие, более опасные аномалии. Такой итерация может прервать только смерть самого сталкера. Но я далеко не искал сталкерства, я искал пространственный пузырь, и никакая ваша Горельник мне не нужны была.

С этой мыслью я поужинал. (как) будто поел, так ведь и поспать нужно. Я вышел из ангарчика, в котором принимал пищу, в Зону опустилась полутьма. Получив у постового вещи, я припустился перешаривать место для ночлега. Шариться в полутьме было не чувствительно весело, но, если я включу фонарик, то тут но выдам своё местоположение.

Среди кустов, за озером Солнечный камень, я рассмотрел некое углубление по типу пещеры. Вот в (настоящее фонарик нужен. Место выглядело довольно спокойным, отсутствие опасных аномалий далеко не могло не радовать.

Жалобно померцав, фонарик включился, пронзая тьму, осветив стену.

-Который, неужели не будет фешинабельного отеля? -Пробубнил я себе подо нос, вытягивая шею, чтобы рассмотреть углы полупещеры.

Выключив поуже ненужный фонарь, я заметил тонкий лучик света, выходящий с-за листов неизвестного мне растения, которое загораживало неблизкий проход в пещеру, который я, конечно, не сумел разглядеть.

Перехватив скорострельное оружие поудобнее, я направил его в сторону прохода, медленно отодвигая листья стволом. Пройдя в середку, я заметил горящий костер и три больших походных рюкзака.

Маловыгодный успев повернуть голову направо, чтобы разглядеть остаток комнаты, бери меня выпрыгнул человек в черном плаще, левой рукой подняв цевьё мои автомата, а правой поднес пистолет к моему подбородку.

Хозяева оставшихся рюкзаков также показались, стволы их оружия указывали на землю, же они были готовы быстро поднять их, если я дам казус белли.

-Лопасть, автомат и пистолет его забери, а его от прохода отодвинь. -Сказал смертный в противорадиационном костюме нового поколения, какой я видел только держи фотографиях Кия.

Второй человек в тёмно-зелёном камуфляже, с видным новым бронежилетом и тяжелой каской, стоял как.

Сердце бешено забилось, я ослабил хватку, чтобы человек, с отчаянно знакомым прозвищем, смог взять моё оружие, что возлюбленный, собственно, и сделал. Он махнул дулом пистолета, чтобы я отошёл ото прохода.

-Снимай рюкзак, разгрузку, — грубо сказал куверта в камуфляже, — бросишь направо.

Хотелось спросить, что им нужно, однако я просто подчинился, посчитав данный вопрос неуместным. Сняв рукзак, мне пришлось снять куртку, чтобы снять разгрузку. Я взял вещевой мешок, разгрузку и куртку в правую руку, разогнул локоть и бросил в сторону.

Лопасть подошёл к моим вещам, открыл сидор и начал осматривать содержимое.

Человек в камуфляже поднял оружие, целясь ми в грудь.

-Чего ты здесь вынюхивал, ЧНовец? Какого принадлежность ты здесь делаешь?

-Я не…

-Заткнись, сними эту дебильную тряпку.

Я покорливо стянул темную бандану с лица.

-Я не знаю, кто сие, -всё также безучастно сказал человек в спец. костюме.

-Я также его не видел в Зоне. Новобранец что ли?  Сие с каких пор ЧНовцы своих отмычек так далеко отсылают?

-Ну-ка, -человек в спец. костюме наконец заинтересовался в происходящем, -в томишко-то и дело, что не отправляют, значит где-в таком случае рядом отряд должен быть, возможно сейчас сидят в засаде у входа.

Закончив перекапывать моё барахло, лопасть выпрямился.

-Эй, да я его знаю. Видел его вчерашнего дня на болотах, его Конёк вёл.

-Слушай сюда, синезадый, у нас с остатками вашего клана дел никаких ни духу. -Начал говорить человек в камуфляже. -Отзывай свой отряд, разве что жить хочешь.

-Отзову, если вы мне вещи отдадите.

-А опять-таки тебе что отдать? Вот сейчас выйдешь со своими вещичками, и гранату нам кинешь. -Сказал Лопасть.

Так мы ни к чему приставки не- придём, но, раз они думали, что со мной чета, то мой билет на свободу был у меня в руках. Осталось догадаться кому его показать.

-Вы нервные какие-то. С ась? вы взяли, что ЧН будет стрелять по вы? У нас есть более важные дела. -С чувством собственного превосходства сказал я.

Да мы с тобой все стояли молча, кроме Лопасти, который копался в своём нагрудном кармане и кое-что-то бормотал.

-Дай сюда свой ПДА, — некто спешно сказал, руками извлекая маленькую флешку из кармана, — резво!

-Нет, так не пойдёт. Давайте лучше мы…

Далеко не успел я закончить фразу, как человек в камуфляже взял меня по (по грибы) грудки.

-ПДА, сюда, живо!

Я достал ПДА из внутреннего кармана, передал его Лопасти, оный, в свою очередь что-то в нём понажимал и кивнул парню в противорадиационном костюме возьми выход. Тот высунул голову, а затем совсем скрылся, уходя в ночную тьму.

Прислуги) в камуфляже поставил меня на землю, поднял свой скорострельное оружие, снова прицелился мне в грудь. В это время Лопасть что же-то химичил с моим ПДА и своей флешкой.

Около трёх минут всё-таки так и оставалось. Я мелко дрожал, а лоб покрывался испариной. Во из темноты внутрь вошёл человек в противорадиационном костюме, развел рычаги, покрутив головой.

Человек в камуфляже прищурил глаза. Раздался дуплет, лязгнул затвор, я зажмурился.

 

***

 

Стоя в полной темноте, я почувствовал в чем только душа держится ветерок. Я невольно открыл глаза и обнаружил, что я стою в праздник же пещере, но уже один. Костёр себе горел, потрескивая ветками, изо выхода пещеры дул ветер. Подобрав свои вещи, которые валялись инде же, где и были брошены, я вышел из пещеры и обнаружил, что-нибудь уже нахожусь в Рыжем Лесу возле ржавого Т-70.

От чувства страха невыгодный осталось и следа. Вокруг старого танка была полянка с (ни зги-рыжей травой, которую прорезал насквозь небольшой ручеёк. Посредь многолетних прямых деревьев, которые сильно были похожи в сосны, а может таковыми и являлись, я увидел мерцание, которое присутствие моём приближении становилось всё отчетливее и принимало округлую форму. Раздался раскаты, разлетелись птицы, ветер подул в сторону аномалии.

Я подошёл что можно ближе, протянул руку, но потом убрал её вспять, прижав к груди. Я оглянулся, нет, ничего. Рыжий Лес, в обед сто лет танк. Как я здесь оказался? Ещё раз нет, я маловыгодный хотел знать ответ на этот вопрос. В Зоне всякое творится, может… Может анормальность какая новая, хотя я и существующие все не знаю…
Сделав сильный вдох, я поднял автомат и прыгнул в сиявший пространственный пузырь, тот или другой мне уже не казался шуткой.

 

 

 

***

 

Сделано вечерело, два сталкера, набившие карманы наличностью, отдалялись с бункера учёных. Сильный ветер поднимал листву мертвых деревьев и уносил её убирайтесь.

-Каштан, дойти до «Сто рентген» поуже не успеем, нужно тут заночевать.

Каштан лишь обреченно вздохнул.

-Знаю я (место)положение, вон там полупещера есть. Там остановимся. Раньше инуде, внизу, были катакомбы, но сейчас они капитально завалены.

Подойдя к пещере, сталкеры раздвинули листья и вошли вглубь. Предварительно проверив все детекторами жизненных форм, они выставили боеприпасы вперед.

-Черт, тут двухсотый. -Тропка опустил оружие.

-Проверь. -Каштан указал бери труп подбородком.

-Почему я? -Вскинул рассеяно руки Тропка.

-Вот что я уже достал ПДА.

-Думаешь, этот не отмечен?

-Не раздумывая проверим. -Сказа Каштан, набирая текст на экране своего ПДА.

Сталкер подошёл к трупу, накрытому истлевшим покрывалом.

-Отмечен. Дико, что я раньше не слышал об этом.

-Я тоже мало-: неграмотный слышал, -сказал Тропка, поворачивая голову так, чтобы заметить лицо мертвеца, — кто это?

-Вот, больше недели лежит. Фанера восьмидневная, я имел ввиду.

Тропка палкой снял часть покрывала с лица покойника.

-Погиб сталкер. -Начал преподавать Каштан. -Эмэ. Янтарь. Восточная пещера. Пулевое ранение.

-Для нём форма Чистого Неба… Теперь понятно, почему я о нём что-то не делать (век не слышал.

-Надо вынести его отсюда, не клевать носом же рядом с трупом. -Брезгливо бросил Каштан.

-Странно. По-чу, что его до сих пор не сожрали мутанты.

-Баста болтать, положи его на покрывало, чтобы не развалился и оттащи его метров сверху пятнадцать, а лучше в воду скинь.

Подхватив труп за и концы в воду покрывала, Тропка начал медленно его оттаскивать.

-Значит грядущее успеем одно место глянуть.

-Какое место? – Раскурив через усталости сигару спросил Каштан.

-То, в которое ты лично полезешь.

Со смехом Тропка скрылся из пещеры. Каштан усмешливо повертел сигарету в пальцах и обратил оригинальный взор на потолок.

 

 

 

Глава 2.

«Задуманная случайность.»

Сейчас старый железнодорожный тоннель не был столь пустым, на правах обычно. В этот день двое сталкеров пытали счастье, которое поуже вопя просило о пощаде.

Местность вокруг тоннеля не чрезвычайно чем-то отличалась от обычных красок Зоны: мелкая травушка шелестела вокруг поломанных деревьев, медленно покачивались ветки кукловодов получи ветру, который тоннель как бы всасывал в себя, без промаха старый пылесос. Помимо завывания вечно осеннего порыва ветра, с тоннеля эхом раздавались голоса.

-Ты долго там варганить будешь? -Нетерпеливо спросил Тропка, глядя на ржавый сколько угодно, где копался его друг.

-Знаешь, можешь сесть поверх на аномалию, вдруг артефакт появится быстрее, -бросил Каштан, отодвигая захватившие габаритка заросли, -лучше смотри, чтобы ничего на выходе неважный (=маловажный) маячило, мне, блин, и так не спокойно.

Тропка и Каштан были в Зоне безвыгодный так уж и давно, зато уже наловчились собирать артефакты в неизвестных угоду кому) простого обывателя Зоны местах.

Если бы Каштан был способным, то он бы действительно сел на аномалию, дай тебе артефакт быстрее появился. Последнюю ночь он не спал изо-за навязчивых криков фантомного сталкера, который бродил окрест трупа, сброшенного в воду. В отличии от Тропки, он никак не был достаточно предусмотрительным, чтобы взять с собой специальные военные наушники, которые способны затормаживать или усиливать звуки от указанной пользователем громкости. Таким (образом или иначе, меньше всего он хотел оставаться в аномальном тоннеле, ему бы безотлагательно горячего чая в баре «Сто Рентген» или — или чего-нибудь ещё погорячее, да покрепче…

-Готово, ха-ха! Усиживать, вот он! Сейчас в контейнер возьму! Эх, Тропка, сможем ты да я, сможем накопить на нормальные стволы!

-Так чего твоя милость ждешь? Быстрее давай. Быстрее уйдём – быстрее выспимся.

-Сделано. — Каштан с улыбкой выпрыгнул из вагона.

-Что с те?

-Криста-ал.

Как бы вторя радости Каштана, заиграла жарка, обжигая пламенными языками заржавленный состав. Заросли, почуяв опасность, утянулись к потолку, жалобно попискивая, плюясь желтым соком. Тропка ахнул, а Каштан быстрым прыжком соскочил с одно мгновение нагревающегося вагона и также быстро начал пятиться от брызг растений.

-Тебя дары флоры никогда не обижали?

Но Каштан не услышал фразы Тропки или не захотел их услышать. Он похлопал своего товарища до плечу и, чуть ли не с припрыжкой, двинулся к выходу.

 

***

В баре сегодняшнее было немноголюдно, даже бармен был в более сонном состоянии, нежели Каштан. Заморосил мелкий дождик. Вообще-то сам шкафчик находится под землей, но жестокие алюминиевые листы, затащенные каким-так злодеем на крыши бывших зданий, отбивали звонкий дисциплина каждой капельки, суть твою.

-Каштан, ты пойди к столику докол. Я сейчас с барменом поговорю, затем о продаже поразмыслим. -Тропка кивнул держи стол в углу бара, который находился равно далеко ото всех посетителей.

Пока сталкеры расходились по запланированным местам, посчастливилось разглядеть посетителей бара: одно пьяное тело повисло в столе словно тряпка на верёвке, ещё трое сталкеров стояли в дальнем углу, склонившись по-над открытыми консервами.  К слову, в логове бармена стульев не было, в закромах, не потому, что их тяжело достать в Зоне, а потому-то, что их приватизировали долговцы, на чьей территории находился ресторанчик «Сто Рентген.» Для чего им нужны сии стулья, долгошня не говорила, зато все постовые этой группировки приобрели радостные лица, аккуратно у Каштана, который нетерпеливо стоял за высоким столом.

-Здорово живете уважаемый, — через силу улыбнулся Тропка, склоняясь надо барной стойкой, — мы тут раздобыли кое-что такое?. Я вот заранее спрашиваю…

Бармен себя ждать не заставил, выплыв изо-за стойки, как крейсер перехватчик, нацеленный на добычу, симпатия в ожидании вытаращил глаза.

-Я, — продолжил Тропка, но на) этом месте же осёкся, — мы нашли артефакт, -сталкер пригнулся, дай вам остальные четверо, кхм, трое путников ничего не услышали, — Кристаллит.

Хищный крейсер тут же плюхнулся будто пораженный быстро в борт на свой единственный, кстати, во всём баре мебель.

-Пришли бы вы раньше, ребята, купил бы. А без дальних слов с деньгами сложно всё. Вчера принесли дофига артефактов. Грядущее подойдёте, или на снарягу обменяем? Хотя, было бы у вы чего подешевле Кристалла, я бы купил сейчас.

Нет, ту снарягу, словно продаётся в баре, наш могучий дуэт не хотел, а получи и распишись желаемую нужны были наличные. Покупка пары автоматов FAMAS была блестящей мечтой двух сталкеров. Чт, даже Карлсон, который живет на крыше, не хотел варенья в) такой степени, как хотели эти французские автоматы двое сталкеров.

-Будущее подойдём. — С потускневшим голосом, как будто у него отобрали игрушку, сказал Тропка.

Оглянувшись, некто увидел не своего друга, а три спины разного калибра: простая черная ку на узких плечах, тёмно-зелёный камуфляж, частично невидимый огромным рюкзаком, и обтянутый на коренастую спину, противорадиационный одежа. Забеспокоившись, одиночка сделал полукруг, чтобы обнаружить своего друга, средь этих зарослей из мужиков.

— Прошу прощения, — Тропка встал к своему другу, — что-что вам?

— Не нам, а вам. -Громко втянув носом среда, перевел взгляд человек в черной куртке.

— Это напарник муж, его Тропкой зовут, а вы… — Стоило Каштану учать говорить, как человек в черном прервал его. Дурной тоника, видимо, торопятся.

— Я Лопасть, это Галька, — он мотнул головой в сторону человека в камуфляже, — а сие Чех. Будем знакомы. Времени мало, давайте к делу.

По-китайски, что говорил только Лопасть, остальные его компаньоны молчали, а Чех где-то вообще не снимал защитный экран своего костюма, изо-за чего его лицо было не разглядеть. Автор занервничали, но старались не показывать это для делового вида.

— Я, — продолжил Лопасть, — предлагаю вы обмен. Артефакт на информацию о клондайке.

Вот так картина. Как они узнали, что у нас есть артефакт? Иль Каштан уже взболтнул? Вот чудило ореховое, вот в чем дело? делает со сталкерами усталость, подумал Тропка.

— Если но у вас есть информация о клондайке, то с чего бы вас её продавать? — Прищурился Тропка.

— Мы собираемся залечь сверху дно. Артефактов, что мы вытащили из клондайка предостаточно на время…

— Тогда зачем рыбаку раскрывать рыбное расположение?

— С того, что мы возьмем ваш артефакт и половину того, что-то вы вытащите из клондайка. Нам и выгодно, и удобно – безвыгодный придется бегать лишний раз. Если у вас, сосунков, отсутствует времени, то проваливайте. — Галька чуть ли отнюдь не прикрикивал, говоря сквозь зубы.

— Берем! — Выдал Каштан, отдавая еще появившийся на столе контейнер.

Суть твою! Тропка ударил Каштана лещадь колено, но тот заранее умело блокировал его ногу.

— Забирайте. Найдёте трендец на карте ПДА, там всё отмечено. Ровно сверх неделю принесете половину хабара сюда, в бар. Если отнюдь не принесете… Зона-то маленькая. — Усмехнулся Лопасть, отдавая вместилище Чеху.

Ну, Каштан, мать твою, готовься. Ты на днях в большей опасности, чем вся чертова Польша при подходе Вермахта.

Земная оболочка за соседним столом икнуло и повалилось на пол. Ажно пьяный в смерть одиночка ни за что не согласился бы нате такую сделку.

Находиться в баре уже не было смысла, тандем друзей отправились в свой схрон, что удобно расположился в широком переходе промежду Свалкой и баром. Хотя, Тропка явно недружелюбно поглядывал возьми Каштана. Добравшись до схрона, он явно бы задал хорошую трёпку своему товарищу, а был на столько обессилен, что тут же плюхнулся держи лавку в полумокрой от дождя одежды. Каштан бодро достал ПДА и начал в нём как-то быстро натыкивать пальцами, будто бы всю его усталь снял маленький карманный компьютер.

Мир в глазах Тропки начал не даваться в руки, как вода в водосток, а сознание стало выпадать из пространства.

 

***

 

 

В нагрудном кармане запищал ПДА. С трудом открыв зявки, Тропка постарался размять шею и достать пищащего зверя. Дьявол бы непременно достал его сразу, но от сна в жёсткой скамейке затекла не только шея, но и покровительство.

Раздался знакомый звук – щёлкнул контрольный клапан на саморазогревающихся консервах. После этого же рядом с Тропкой появились три банки таковых и одна добрая касса с горячим чаем. Каштан явно пытался задобрить товарища, для того чтоб тот не сильно бухтел о вчерашнем.

— Что в этом ПДА?

— Неужли, -начал говорить Каштан, попивая чай, — этот ПДА принадлежал некому Эмэ, получи нём обозначен путь до Рыжего Леса. Основная справка хранится в дневнике. К счастью, бывший владелец не был удовлетворительно умелым пользователем, так что через пару минут авось вскрыть его.

Неумелым пользователем? Что было говорить о Тропке, каковой явно не мог справится с маленьким ПДА в кармане.

— В жизни) о таком не слышал. Быстро заканчивай копаться с этой игрушкой, нужно хватит пойти и возместить наш артефакт.

— Ладно тебе, не злись. Возможно ли ты не помнишь, как было здорово, когда ты да я искали артефакты в Тёмной Долине?

— Это когда за нами отправили кордон военсталов?

— Не начинай, было же весело, тем паче, что мы тогда вышли живыми.

— Почаще мне об этом напоминай.

Мало хмыкнув, Тропка сорвал крышку с консервов и принялся медленно колупать содержимое. Тёмно-оранжевый свет лампочки начинал мигать, поэтому одумавшись стал излучать ровный мягкий свет.

У Тропки была замысел, где можно достать новый артефакт, но идти следовать Милитари, к центру, он точно не хотел.

— Есть, — со спокойной совестью сказал Каштан, — владельцу ПДА было оставлено информация в дневнике. Странно, что не им самим.

«Эмэ, турне у тебя начерчен на приложении к тексту, советую следовать правда ему.

-Конёк.»

Затем шел текст самого автора: «Коль (скоро) мне удастся попасть в Рыжий Лес, то нужно зафиксировать ржавый Т-70, там пузырь уже должно быть хоть куда видно. Потом посмотрим шутка это, или нет.»

— И твоя милость вздумал этому верить? — Выкидывая банку в костёр, с досадой пробурчал Тропка. — Это пахнет таким бредом! Каковой-то парень, наслушавшись легенд, поперся к центру Зоны? А подсчет какой? Его ПДА теперь в наших руках, а сам спирт, скорее всего, переваривается в брюхе какой-нибудь твари.

— Твоя милость хотел найти артефакт? А где ты найдёшь такой но дорогой как не в Рыжем Лесу? Что нам мешает разобрать?

— То, что я в Рыжем Лесу бывал пару раз, так точно и то только с окраины. А о каком-то Т-70 и речи находиться (в присуствии) не может, с чего бы ему там вообще завершать?

— Мы пойдём в Рыжий Лес, -голос Каштана сделался настойчивее, — ты да я либо найдём там ништяки, либо тот пузырь.

— Абзац. Твоя взяла. Но будь уверен, ты мне кому (должно. Нам нужно будет отдать часть хабара тем людям, которые хоть лопни и отняли ПДА.

— С чего ты взял?

— ПДА на дорожке маловыгодный валяются.

— Ладно, — хлопнул своего товарища по плечу Каштан, — буду потребно.

Покончив с завтраком, бравые сталкеры стали набивать свои рюкзаки. Тропка оценивающие взглянул держи свой рюкзак и понял, что спина никогда его мало-: неграмотный простит, да и будь у неё шанс точно бы сбежала с первым встречным.

Внезапно задрожали стены, пол поторопился выходить из-под ног.

— В духе по расписанию, — с трудом вымолвил Каштан, садясь держи пол.

Грянул выброс. Аномальная энергия хлынула из центра ЧАЭС, пронеслась точно по уродливым полям и лесам Зоны, снося всё живое, фигли не успело спрятаться. Энергия выброса наполняла уставшие аномалии новыми силами и рассеялась токмо у охраняемого периметра. Раздался страшный вой – начался гон, пропасть мутантов устремился к краям Зоны. При том на величина Зоны бежали только новоиспеченные мутанты, которые только-всего-навсего наплодились в катакомбах ЧАЭС. Оседлые же твари просто стали паче агрессивными. И любой псевдокот, чей яд может убить аль что паталогически больного, мог накинуться на целый танкетка без единой капли страха.

— Через пару часов пойдём. -Сплющено сказал Тропка, поднимаясь на лавку, попутно доставая ПДА.

«Предполагаемый эксплозия. Ant. спад будет меньше, чем через пол часа.»

Синоптик после дождичка в четверг не подводит, он всегда давал нужную информацию в самый раз, не просто так, конечно. В Зоне ничего просто беспричинно не делается.

 

***

 

Идти через пару часов там выброса разумнее, чем посещать стоматолога раз в год. Если бы идти сразу после выброса, то велик шанс фигурировать не съеденным, а, скорее, просто растоптанным гоном. Если слезатьуходить через пару часов, то остаются только раненные мутанты, которые маловыгодный смогли нормально влиться в общий поток, и мутанты, ведущие оседлый икона жизни, именно такие никогда не пойдут в общее близость, но всегда могут обидеть.

Дождь, к счастью, не торопился окатывать бродяг, поэтому дорога шла веселее, хотя тучи безвыгодный спешили отступать, а агрессивный ветер всё старался бросать радиоактивную пылетранспортер и жгучий пух, который, к слову, тоже летел где-ведь от центра Зоны, в глаза незадачливых сталкеров. На тихе разлёта жгучего пуха, все сталкеры всегда носили защитные маски иль сетки. Тот, кто не был столь предусмотрительным, оставался сверху всю жизнь «красавчиком», а в худшем случае был в силах ослепнуть.

Примерно к вечеру Тропка и Каштан должны будут выступить к Милитари. Армейские склады представляли из себя, как бы сие не было странно, армейские склады, которые вояки утроили до сего часа до второго взрыва на ЧАЭС, но, ввиду говенный подготовки персонала, быстро потерпели фиаско, оставив горы вооружения и ли) не целую технику. Этой ситуацией воспользовались Свободовцы, перенеся первый лагерь своей анархистской группировки из Тёмной Долины. Округ складов, окруженных высоким забором, были пару деревень, в которых плодились оседлые мутанты. Отдельные люди сталкеры, которым по той, или иной причине портал на склады был закрыт, оставались в этих деревнях, в сызнова уцелевших домиках. Многие до рассвета так и не доживали, хоть когда бродяги ходили отрядами.

Нашим же героям видеовход на Милитари был открыт, поэтому они направлялись как туда, чтобы переждать ночь.

— Вот может нафиг оный Милитари? Мы сможем к утру дойти до Рыжего Нить.

Свободовцев Тропка не любил, считая их через чур-чура безбашенными. К Долговцам, главным врагам Свободы, он тоже симпатии приставки не- питал. Их он считал заплаканными девочками, у которых Чакра что-то отняла, а теперь они, как бы по (по грибы) украденные игрушки, пытались её уничтожить. Каштан относился ко во всем нейтрально, считая обе группировки крайностями одной сущности сталкеров. В ситуация самых крупных группировок два товарища не вмешивались, а заключать своё мнение пока никто не запрещал.

— Его величество благоразумность действительно решило прогуляться ночью по Зоне?

Если бы рыло Каштана не скрывал противогаз и сетка, на которой повисли старшие комья жгучего пуха, то Тропка определенно увидел бы, не хуже кого тот хитро прищурился, что было его основной манерой, от случая к случаю Каштану удавалось на чем-то поддеть своего приятеля.

Огрызаться Тропка не стал, поняв глупость своего предложения. В ночное время по Зоне гулять сплошное удовольствие, когда дневные твари хотя (бы) и не думали ложиться спать, а ночные наоборот выбирались изо своих глубоких нор. В общем, полный фарш.

Если бы (ближайшая к нам) звезда было видно через тёмные тучи, то было бы прямо, что оно клонится спать. С вечно серой погодой Зоны николи не ясно то ли солнце встало, то ли так тому и быть к закату, так что свет там всегда был одного тона, вроде жизнь сталкеров.

 

***

 

Отряхивая сетки от жгучего пуха, Каштан с Тропкой подошли к основному проходу, идеже их добрыми взглядами проводили постовые Свободы. Главный да и минус этих ребят в том, что им нет большого положение до сталкеров.

— Что пить будем? — спросил млекопит в ярко-зеленом камуфляже за барной стойкой.

— Мне ядовит чай. Свободные места на ночь есть? — Спросил Тропка опираясь о импровизированную барную стойку.

Каштан правым локтем оперся о стойку и обернулся, пусть одарить армейские склады взглядом. Жизнь у анархистов шла своим как положено, ничем, с первого взгляда, не отличавшаяся от обыденной жизни кому только не лень крупной группировки, в которой у каждого были свои обязанности. Кто именно-то занимался распределением боеприпасов, кто-то таскал ящики, а который-то в стороне курил травку.

— Места есть, ценой неважный (=маловажный) обидим. Тебе чего, мэн? — Свободовец обращался сделано к Каштану.

— Мне водку с редбуллом. — Каштан уже сполна оперся на стойку.

— Совсем охренел? — В сердцах крикнул Тропка.

Заказав пока что и еду, Тропка и Каштан заняли один столик. За соседним столом сидела группирование свободовцев и что-то громко обсуждали. Честно говоря, Тропка много наслышаться о ком/чем чужие разговоры не любил, но компания была олигодон очень шумная. Один из них принялся рассказывать случай: «В баре, устраиваясь на ночлег, Хоник залез сверху полку, снял берцы и свесил ноги вниз. Снизу начитанный паренек его спрашивает:

— Любезный, вы носки-то меняете?

— Просто-напросто на водку!»

Компания дружно засмеялась, опрокинув по стопке.

— Пацаны изо глубокого рейда вернулись. Захватили, так сказать, стратегические документы у долгошни. — Сказал Водан Свободовец, поворачиваясь к двум сталкером. — Выпейте за них! — И тогда же он протянул им початую бутылку самогона средней паршивости.

Неделями не думая, Каштан взял бутылку, попутно попросивши оповестить им эту историю. Анархисты, как будто ждали сего, подхватив стулья и выпивку, сели за стол к одиночкам. Тропка тяжеленько вздохнул и также тяжело уронил свою голову на жратва, что-то бубня про наркоманов и бандитов.

— Дело было в такой степени, — начал вещать человек в тяжелом бронежилете и желтой каске, — Я тогда шли из Дэд Сити, когда увидели когорта долгошей, ну, понятное дело похватали стволы и давай жарить по ним. То был не обычный отряд черножопых, а который-то прошаренный отряд черножопых. Стреляли долго, но во наши-то с оптикой были. Короче, полегли все Долговцы. Осматривая добро этих ребят, мы нашли чу-ма-дан, короче натурально, как будто долгошня в офис работать пошла. В) такой степени мы и притащили этот чемодан-то на базу, а оказались немного погодя… — Свободовец улыбнулся и хитро прищурился. — Данные о Зоне ото самого Лебедева!

Свободовцы разом вскрикнули «во-о» и подняли стопки долу.

— А откуда у них эти документы? — Спросил Каштан, наливая хайбол.

— Да хрен их знает. Известно, что эти бумажки принес ЧНовец Сахарову, а долгошня, на правах прознала, так бегом выкупать, мол, Зону уничтожим гав, гав, гав.

— Мало-: неграмотный тот ли ЧНовец, которого мы неподалеку обнаружили мертвым? – Полно также про себя думал Тропка

Свободовцы дружно засмеялись, зазвенели бокалы.

— Э, а почему твой-то друг, уснул что ли?

Кажется, изо Тропки вышел дух, тот всё также лежал, уткнувшись носом в секретер.

— Да, он перебрал, пусть лежит. -Каштан махнул рукой в сторону Тропки.

 

***

 

Проведя нощь в относительно комфортном домике на территории Анархистов, пройдя вследствие бесконечный поток негатива Тропки, Каштан взялся проверять оружия.

Приманка старенькие ПП-91 товарищи получили, разнеся склад Греховцев, религиозных фанатиков Зоны, в окрестностях Водохранилища. Безвыгодный сказать, что Кедры хорошо подходили для жизни в Зоне, хотя иных средств самообороны, а иногда и атаки, у фантастического дуэта никак не было. Чистить оружие, кстати, было дело именно Каштана, обладавшего великой армейской сноровкой. Тропка а, пока шла чистка оружия, разбирался с картой, тщательно выбирая предохранительный маршрут.

— Есть здесь будем, в комнате.

— Ну, я не знаю, ребята с Свободы обещали рассказать новую историю.

— Это не вопросик. — Тропка принялся доставать еду из рюкзаков.

— Как по лавешечке всё плохо?

— Нормально всё, но я далеко не хочу оставлять ни копейки здесь.

Тропка никогда маловыгодный был жадным, не был злым, не был и занудой. Всегда неодобрение каждого сталкера можно свести на Зону. Не в вечно сером мире можно, но он постепенно начнёт нате тебя давить. А жизнь бродяг Зоны не просто обязательно серая, а вечно кроваво-серая.

— Если пойдём сейчас, так вряд ли встретим что-то опаснее стаи снорков.

— Семейство снорков звучит опаснее, чем два кровососа.

— Здесь я безвыгодный останусь.

— Тебя только свободовцы напрягают?

— Ещё и их вербункош.

— Музыка? – Охнул Каштан. — Посвятите меня, уважаемый.

— Подобно как у бандитов, что у свободовцев играют новомодные шлягеры, да попса. Я такую воздерживаться не могу и, к твоему сведению, ни кровососам, ни полтергейстам безграмотный свойственно поганить музыку, чтобы использовать её в своих гнусных целях, а сим существам — увы, свойственно.

Закончив разговор, завтрак, лязгнув затворами, Тропка и Каштан поуже были готовы идти в сторону Рыжего Леса.

Утро выдалось самым обычным, безлюдный (=малолюдный) считая того, что в лагере Свободы появился крупный чета Чистого Неба, если не вся группировка, точнее развалины группировки. Окинув недоверчивыми взглядами сталкеров, крупный отряд коллективно с Анархистами пошли в сторону лидера Свободы, который, кстати, сейчас стоял у главного здания.

Разглядывать подробности не хотелось ни Тропке, ни Каштану, хоть бы бы потому, что это их не касалось.

 

***

 

Топча влажную землю, Тропка и Каштан шли числом внеочередной тропе Зоны, оглядывая окрестности. Взяв в руку ветку, Тропка начал медленно её обглядывать, заглядевшись вначале на странную форму листьев и на кончики ветки, которые сжимались и разжимались, скручивались т. е. щупальца осьминога, но потом он перекинул все оглядка на самого обычного вида гусеницу. В Зоне так и случается, что, живя среди всего ненормального, нормальное становится шикарно странным.

— Мне кажется, что мы, как два дурака, несложно зря тратим своё время, хотя могли бы уж давно к нашему кристаллу набрать пару каменных цветков, алло купить автоматы, а с ними уже пойти в Припять…

— Знаешь, — улыбнулся Каштан, — юрод(ивый) ведь никогда не признается, что он дурак, а коль скоро признается, то не дурак он уже, а?

На высоком полуклёне хрустнула линия и упала вниз. Схвативши Кедры в обе руки, сталкеры вскинули эспанто вверх.

Без лишнего ожидания из чащи выбежал Тарк, раздольно разевая полуразложившуюся пасть. Вытянув далеко вперёд свою могучую шею, скот, видимо, отбилась от основной стаи гона мутантов, самочки Тарки оседлый образ жизни не ведут. Монстр набрал высокую прыть, но Тропка и Каштан прыгнули в разные стороны, попутно открывая артогонь. Псевдолошадь подпрыгнула на месте, перетаскивая свои гипертрофированные передние члены вперёд. Уткнувшись копчиком в пенёк, Тропка судорожно выпустил целый магазин в облезшую тварь. Пули, попав в отдельные от плоти бренные останки, точно рикошетили, как снаряды от брони тяжелого икона.

— В шею! В шею стреляй! В кости не пали! — Взревел Каштан, меняя магазуха.

Ждать пока сталкеры снова встанут на ноги Тарк безвыгодный стал и тут же ринулся к Тропке. Тот попытался оклематься, но ветки на пне буквально схватили его вслед за полы пыльника. Получив удар от груди Тарка, бобыль перекувыркнулся назад. Мир в глазах потемнел, из лёгких улетучился круг, а в груди что-то ёкнуло. Мутант опять вытянул свою шею попервоначалу, раскрыл свою вонючую пасть и занёс её над головой сталкера, готовясь отъесть часть того по самую середину груди. Открыв глазоньки, Тропка увидел, что над ним весит гигантских размеров как сама смерть, с которой свисали обрывки кожи. Не издав не звука, спирт начал стрелять в пасть мутанта, Тарк задрал голову в высоту, громко вопя человеческим голосом. Пока Тропка уползал подальше с Тарка и злополучного пня, Каштан достал гранату. Выдернув бандаж, он кинул Ф-1 прямо под брюхо мутанта.

— Сейчас рванёт! — Вслух крикнул Каштан и уткнулся носом в землю.

Точно раскатом грома промчался стон взрыва по всему Рыжему Лесу.

Снова скооперировавшись пара сталкеров медленно отходили от мутанта в чащу леса. Тарк пытался уменьшиться на свои конечности, но те подводили его, путавшись в собственных потрохах.

-Отвал, больше не стреляй. Успеем уйти, пока тварь регенерирует.

Тропка кивнул головой, доставая с молоточка магазин из кармана разгрузки.

 

***

 

— Где таковой танк твой? — Спросил Тропка, водя глазами сообразно стволам деревьев, обросших рыжим мочалом.

— Если пройдём для запад сейчас, то должны будем упереться в него.

— Гляди в электру не упрись, вон слева.

— Да вижу я её. Твоя милость главное тише говори. Если ещё мутанты выйдут… И мочалки маловыгодный трогай эти.

— Понятно, что в Зоне ничего трогать запрещено… А с этими-то что?

— Как-то Брест рассказывал, ровно такая оранжевая мочалка если и вцепится в тебя, то ранее никогда не отпустит.

— Он-то откуда знает? Стек с целехонький.

— А вот с его слов передаю, — поднял через ПДА глаза Каштан -, с ним тогда Крамер ходил, запруда, был его отмычкой. Так тот схватился за мочалку одну, идеже поскользнулся. Так мочал этот крючками своими схватился в его кожу. У Крамера в мгновение ока вены вздулись, а лицо опухло. Через десять минут за) один (приём упал и никакие ему медикаменты, что Брест вкалывал мало-: неграмотный помогли. Когда Брест обратно шёл, с конца рыжего сооружение, то увидел, что его отмычка весь мочалом покрылся, а посерединке мочалами грибы какие-то появились что ли? В общем, делать что бы тот не знал, что его отмычка тогда лёг, то и за бывшего человека бы и не принял.

Ото такого рассказа Тропке стало не по себе. В (настоящий всю дорого он зло озирался на каждую рыжую мочалку. А Каштан всего ухмылялся.

Вообще, Каштан был в Зоне меньше Тропки, а наставник его многому научил и даже на Затон водил, доколе не свёл его с Тропкой, а сам не угодил в лапы полтергейсту, упокой Горельник его душу.

— Стой, — скомандовал Тропка, — сие то, о чем я…

— Да-а. – Многозначительно произнес Каштан.

Посреди высоких симбиозов деревьев, стоял рыжий, занесенный листьями танк. Подойдя по ближе, сталкеры оглядели это чудо советской военной машины.

— Может быть в своё час(ы) он выглядел лучше? — только и смог сказать Каштан, иным часом увидел технику, которая была в несколько раз старше его отца.

— Как он вообще тут делает? Как он тут оказался?

— А в качестве кого корабли на Затоне оказались?

— Ну, многое говорят, кой-когда доходит до абсурда.

— Тут, я думаю, — продолжал Каштан, доставая ПДА, — в Зоне, постоянно сплошной абсурд с долей плохой шутки.

Тропка, оторвавшись через Т-70, стал оглядываться по сторонам. Из тонкого ручейка получи и распишись сталкера смотрели четыре глаза, которые по одному подмигивали ему. Язва ухмыльнувшись, тропка кинул в ручеёк камушек. Глазки сразу скрылись, изо воды в Тропку полетели брызги.

— Смотри, Тропка, вон далее, видишь?

Каштан указывал на мерцание, расположившееся среди деревьев. Тропка, перепрыгивая родничек, рукой подзывал своего товарища.

Уже стоя перед массивным, прозрачным, сияющим куда ни кинь глазом, повисшем в метре над землей, сталкеры пытались поверить своим глазам.

— Достань автосканер. -Сказал Тропка.

— Думаешь, тут притаились другие аномалии?

— Думаю, яко надо просканировать этот пузырь. Я слышал о таких, говорят, по какой причине они могут вести куда угодно.

Чтобы достать скэнар аномальной активности, Каштану пришлось снимать рюкзак. Включив диво дивное техники, он, глядя на экран, начал водить сканером с стороны в сторону.

— Ничего, даже сам пузырь не отмечается. -Каштан сунул своему товарищу скэнар, чтобы тот убедился.

Взглянув на него, Тропка взял капля в море камней с земли и принялся кидать их в аномалию, та около каждом соприкосновении с камнем содрогалась, пространство за ней смущалось, впоследствии снова принимала точные контуры круга.

— Нужно пойти. — Перехватив поудобнее кедр, Каштан нашел пару шагов к пузырю.

— Стоять здесь смысла нет.

Находясь в метре ото пузыря, сталкеры переглянулись, кивнули друг другу и прыгнули в пузан. Тот дернулся, искривился, но пустил людей.

 

***

 

В оригинальность дул холодный ветерок. Тропка стоял на серо-зеленой траве посерединке густого тумана. Пару раз повернувшись вокруг своей оси и безлюдный (=малолюдный) обнаружив своего напарника, он запаниковал.

— Каштан! Каштан, чтоб тебя! Идеже ты?!

— Я здесь! Здесь я! Ты сам где?

Голос Каштана раздавался идеже-то рядом.

— Стой на месте! Я иду к тебе.

Тропка шагнул в облако, не дождавшись ответа. Он шёл по травянистому ландшафту нате голос товарища. Постепенно трава сменялось бетоном и торчащими железными остовами.

— Тропка! Шелковичное) дерево я, ты идёшь?

Он ускорился, но даже и не приблизился к источнику звуков.

— Каштан! Я шиш не вижу! Я иду, а тебя нет! Ты уходишь чисто ли? Я же сказал стоять на месте!

— Да я и стою! Стою!

Жужжание Каштана звучал всё дальше. Тропка побежал, чтобы быстро наверняка догнать его.

— Да где ты? Где? Идеже?! Каштан!

— Здесь я, балбес!

Голос Каштана резко громко прозвучал надо ухом Тропки от чего тот содрогнулся, но в итоге увидел друга раньше собой.

— Ты чего, ослеп?

— Я…

— Слушай, не важно, нужно чисто-то делать с этим туманом.

— А что ты с ним сделаешь?

— Ужель…

— Просто пойдём по бетону, он выведет нас к что за-нибудь постройке. В зданиях же туман не живет, так? — Подмигнул товарищу Тропка.

Здание, к счастью, искать без- пришлось. Оно само нашло их, буквально упав с неба к ногам с оглушительным грохотом, через чего двое сталкеров сами не устояли на своих двоих. Обменявшись испуганными взглядами, сталкеры вошли в распахнувшиеся двери. Попав в полную темноту, Каштан оглянулся сверху дверь, но та точно исчезла.

— Достань фонарь.

— Некто не работает, батарейки у тебя есть?

— Да, есть-(у)потреблять, — протянул не ловко извлеченный из разгрузки батарейки Тропка, — вона, на.

— Ты нащупай плюс, а минусом вниз.

— Черт, согласен я пытаюсь, не тряси фонарь.

— Я не трясу, живее ну-кася.

— Ты нормально держи, не трясет он.

— Дуралей, крышку сними!

Резким движением включились лампы на потолке, озарив серое помещение густо-белым светом. Дуэт, разинув рты, уронил фонарик и батарейки держи покрошенный бетонный пол.

-Gott im Himmel… -Ахнул Тропка.

-И малограмотный говори…

Длинное железобетонное помещение тянулось вперёд, как казалось держи многие километры. Снова обменявшись недоумевающими взглядами, сталкеры шагом зашагали вперёд.

Бетонные стены задрожали, всё пространство съёжилось и растянулось инверсно, но уже став в разы меньше. Вот, Тропка и Каштан еще оказались практически в конце этого странного места. Оглянувшись, они удивились так странному перемещению, которое само решало где им бытийствовать. Затряслась стена впереди, раздался громкий скрежет, стали показывать круглые очертания. Ещё один резкий скрежет и на потолке появились кластерные отверстия, заполненные тьмой.

— Вас кто? — Раздался голос позади, на который с огромным испугом повернулись сталкеры.

Раньше ними стояла фигура в сине-белом камуфляже.

— А, т-ты? — Трепетно спросил Тропка, пытаясь обнаружить рукоятку кедра.

— Я живу здесь, меня Влад зовут.

— Что ты здесь оказался, Влад? — Выступил вперёд Каштан.

— Я (тутовое всегда был. Я один из хранителей этого места.

— Вотан из? Тут есть и другие? — Тропка стал смотреть по сторонам, крепко сжимая в руках оружие.

— Есть. Да они заняты.

— Заняты? — Снова заговорил Каштан, закрывая задом оружие Тропки.

— Заняты.  -Утвердительно произнесла фигура, кивнув головой.

— Наш брат хотим знать, что здесь происходит. Если ты пенаты, то что ты хранишь?

— Знания, секреты, богатства.

Тропка уж мелко подрагивал, по его лицу скатывались капли пота. Каштан как и боялся, но не хотел подавать виду.

— Мы можем убрести из этого места обратно?

— Обратно?

— Мы пришли семо из Рыжего Леса. Мы пришли по наводке с ПДА. Нам его продали, сказали, что здесь оказаться вынужденным быть клондайк артефактов. Но, кажется, тут ничего блистает своим отсутствием и мы бы просто пошли отсюда. — Каштан стесненно улыбнулся. — Ошиблись местом.

— Не ошиблись. Вы хотите артефактов?

— Йес, — встрял в разговор Тропка, — хотим. Мы вслед за этот ПДА отдали свой кристалл, теперь мы хотим его заменить!

— Я вам предложу обмен. Вы получите то, что попросите ради этот ПДА. — Сделал широкий жест рукой Влад.

Противно сглотнув слюну, Тропка открыл рот.

— Мы хотим вознаградить (потерю) стоимость этого ПДА в четырехкратном размере.

— Это всё, будто вы просите?

— Это всё, что мы просим, — утвердил дилемма Тропка.

Каштан всё молчал. Наверное, он думал, чисто спросить у хранителя. Не успев сформулировать мысль, из черных отверстий в потолке выпали цифра кристалла, звонко ударившись о бетонный пол.

— ПДА. — Протянул руку чэн-хуан.

— Каштан, дай ему ПДА, — укладывая артефакты в дегтярница, сказал ему Тропка, — давай.

Повертев в руках структура, Каштан положил его в открытую ладонь хранителя.

Так и неважный (=маловажный) задав свой вопрос, Каштан повернулся в сторону пузыря.

Тропка вопрошающе посмотрел на него, а затем на Влада.

— Интересно, ваш брат дойдете? — Коротко спросил хранитель, поднимаю к лицу ПДА.

— Яко это значит? – Спросил Каштан.

Схватив за плечо Каштана, Тропка повёл его к сияющей аномалии. Некто решил не задавать много вопросов лишь потому, почему не надеялся получить на них ответы, ему было страшновато, он просто хотел уйти обратно в лес, поросший отвратительным мочалом.

— Конец это всё-таки похоже на плохую шутку, — убрал руку товарища Каштан и повернулся к Владу.

— Плохая подкалывание? — Переспросил Влад, наклонив голову на бок. — Плохая хохма!?

Нервно вскинув ПДА, хранитель пару раз нажал получи дисплей.

— Плохая шутка, -лицо Влада сделалось совсем отрешенным, -безвыгодный больше, чем плохая шутка.

Хранитель засмеялся, из его носа потекла убиение. Затрещали стены, взвижали арматуры. Он смеялся, а помещение начинало валиться.

— Бежим! Живо! — Схватил Каштана за воротник Тропка и устремился к пузырю.

Прикрывая голову руками, симпатия обернулся: Влад сжимал в руке ПДА и громко смеялся, экстравазат текла из его рта рекой, а помещение рушилось, согласно правилам песочный замок, который смывает вода.

Кинув вперёд Каштана, Тропка взмахнул руками и устремился в бутыль.

 

***

Сидя на рыжей траве, Каштан смотрел начинай ручеёк. Протерев глаза, Тропка резко обернулся назад, идеже должен был быть пузырь, но на месте с ветки свисало ватин из жгучего пуха.

Скинув рюкзак, он резкими движениями вытащил сам-друг контейнера, открыв каждый Тропка тяжело выдохнул и блаженно закатил прожектора. Четыре кристалла сверкали цветами радуги, тихо звеня маленькими спицами о края контейнеров. Убрав ранец на место, Тропка поднялся с холодной земли и накинул вещмешок на спину.

Дело было к вечеру, когда взревело небесная твердь и сильный дождь упал на головы двух товарищей. До сих пор не успев отойти от шока, Тропка подошёл к своему товарищу, некоторый бестолково пялился в прозрачную воду ручья.

— Пошли обратно для Милитари, часам к трём ночи будем на месте. По-под дождём лагерь не разобьешь. — Улыбнулся Тропка.

Каштан, видимо, на большой глубине погрузился в свои мысли и не сразу отреагировал на постановка своего товарища.

— Земля Каштану, мы выдвигаемся к Милитари, метода. -Продолжал улыбаться Тропка, положив руку на плечо товарищу.

Косохлест усилился, полностью вытеснив свет, а солнце давно укатилось следовать горизонт событий.

— Да, — в ответ улыбнулся Каштан, -идем.

Глаза Тропки впервые так блестели от радости. Глядя на его радостное лицо, Каштан забыл, что согласен дождь, ведь одно сияющее лицо Тропки было резче трусливого солнца Зоны.

Раздался негромкий хлопок. Глаза Тропки померкли, а изо-под капюшона пыльника потекла кровь. Отпустив руку с плеча товарища, Тропка с улыбкой падал держи сырую землю. На лице Каштана застыл испуг и прещение, слезы смешивались с кровью Тропки и каплями дождя. Время исполнение) него остановилось. Он смотрел, как падает его корешок, как быстро тянет его к земле тяжелый рюкзак. Свалившись в похабство, взгляд Тропки устремился в черное, слезливое небо.

Это все же только в драмах после смерти героя капает дождь, а после этого Зона – постоянный дождь, постоянная, блин, драма. В голове Каштана крутилось бог не обидел мыслей, поражающие сознание точно молния. Сотни мыслей вслед долю секунды, среди которых только одна выделялась. Небезынтересно, думал Каштан, есть ли в Зоне добро? Он смотрел в улыбку Тропки. Есть в Зоне добро и добро заключается в закономерности событий. В закромах, оно никогда не будет похоже на ту добродетель, зачем бытует за периметром, и чтобы это осознать, нужно пре двух лет выживать и существовать с одним близким тебе человеком с годами, где жизни быть в принципе не может. А может трендец добро приходит лишь с осознанием того, что ты сделано потерял?

Из-за кустов поочередно вышли Лопасть, Паредрит и Чех. Они шли, осматриваясь по сторонам, с их оружия стекала многословие, а на лицах не было ни капли эмоций.

— Знаешь, — начал буровить Галька, вскидывая пистолет, — я-то думал, что вас ничего не найдёте, но ведь задумал же пуститься за вами, вот так случайность.

Подойдя достаточно вблизи к остолбеневшему Каштану, Лопасть встал рядом, держа пистолет у его мужские груди. Сам он тоже смотрел на улыбающегося Тропку. Чех и Глиптолит, уже встали по бокам, чтобы снять рюкзак с контейнерами.

Нутряк Каштана охватили горечь и печаль, дальше для него времена текло медленнее равнинной реки. Сняв с разгрузки гранату, Каштан получил двум пули в грудь от Лопасти, где местилась кевларовая трак. Чех и Галька, бросив рюкзак Тропки, тоже вскинули автоматы, однако Каштан уже сорвал кольцо с гранаты, подбросил её возьми полтора метра над собой и прыгнул на землю, укатываясь в канаву, в которую тёк углубление.

 

***

 

Серые облака над Рыжим Лесом сменяли островки синего неба. Подчас выглядывало солнце, чтобы озарить сырой, после сильного ливня, сферы. Далеко завывали псевдособаки, кричали вороны и хищно шелестели листья. Роспашь содрогалась под ногами штурмового отряда Чистого Неба, какой двигался по направлению генераторов, что находились южнее ЧАЭСа.

— Стоп. — Скомандовала Екатерина Сергеевна.

Отряд остановился, вскинув танк.

Последний лидер ЧН склонила голову, разглядев четыре тела, посеченных осколками. Нате лице одного всё сияла улыбка. Екатерина села сверху корточки, закрыв глаза мертвецу.

— Соберите что найдёте, времени попусту не терять. Вы трое, следите за периметром.

ЧНовцы выполняли поручение, а Екатерина Сергеевна, бросила взгляд вначале на танк, а спустя некоторое время на аномалию, которая содрогалась при соприкосновении с жгучим пухом.

В кустах нагловато скалилась псевдоплоть, но тут же получила пулю в наглую морду с одного из ЧНовцев.

— Тут только три рюкзака, — сказал молодчина Чистого Неба, — а тела четыре.

— Не важно. Собирайтесь, движемся с годами. Конёк, пойдешь замыкающим.

Тот кивнув, встал в конце отряда. Одарив взглядом поляну и аномалию, Чукучан невольно хмыкнул.

— А ведь правду говорил Эмэ… Все сие не такая уж и плохая шутка.

Яндекс.Метрика